ПРОБЛЕМА ОБОСНОВАНИЯ ПРИЧИННОЙ СВЯЗИ ПРИ СОУЧАСТИИ В СОВЕРШЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Причинная связь является необходимым свойством совместности участия в преступлении и обязательной предпосылкой ответственности участников за единый преступный результат. В целом теория уголовного права признает, что причинная связь, как внешнее выражение (наряду с преступным результатом) совместности деяния, служит границей, дальше которой уголовная ответственность распространяться не может.

Причинная связь в области уголовного права понимается неоднозначно. Учитывая важность вопроса о причинной связи между совместной деятельностью нескольких лиц и результатом, а также то обстоятельство, что спор по этому вопросу, к сожалению, далек от завершения, проблема причинной связи применительно к совместному совершению общественно опасного деяния требует специального анализа. Этот анализ должен основываться на следующих положениях. Во-первых, на общем понимании причинности, во-вторых, на понимании причинности в совместном совершении преступления.

Причинность представляет собой такую объективную связь явлений, благодаря которой одно действие, будучи причиной, влечет за собой неизбежное изменение в объекте, что называется следствием. Внутренним механизмом причинности служит процесс взаимодействия причины и следствия. Нужно отметить, что эти взаимоотношения между причиной и следствием могут выступать как в форме необходимости, так и в форме случайности.

При наличии причины и соответствующих условий следствие наступает везде и всегда с неизбежностью. Однако из этого вовсе не следует, что признание необходимого характера связи причины со следствием полностью исключает случайность как объективную разновидность всеобщей связи. Какое-либо событие или явление, следовательно, и его причина, могут быть, но могут и не быть в данный момент, что зависит от того, порождены ли они внутренними тенденциями или обусловлены простым чередованием звеньев причинно-следственной цепи. Но если причина данного явления и соответствующие условия налицо, то ее следствие будет обязательным.

Случайность имеет место в причинности, однако является лишь дополнением, а не ее сущностной составляющей. Необходимость вскрывается в результате изучения массы случайностей, свойственных тем или иным явлениям. Она обнаруживается как тенденция, реализующаяся через случайности конкретных фактов. Причинность — это необходимая связь между причиной и следствием, где причина может быть и случайна, но следствие всегда необходимо. Следует отметить, что до настоящего времени взаимоотношение необходимости и случайности достаточно четко не определено, а это с неизбежностью отражается и на различных исследованиях, в том числе и уголовно-правовых явлений.

Условие для наличия причинной связи вообще и при соучастии в преступлении в частности заключается в том, что совершение общественно опасного деяния должно предшествовать наступлению последствия.

Временные границы преступной деятельности соучастников характеризуются следующим образом: началом преступной деятельности является начало совершения соучастником общественно опасного деяния на стадии приготовления либо покушения на преступление; моментом окончания является по общему правилу момент юридического окончания преступления. Исключения составляют преступления с так называемым усеченным составом, при совершении которых возможно начало преступной деятельности соучастника после юридического окончания преступления, но до окончания фактического посягательства на объект.

Например, несмотря на то, что разбой является оконченным с момента нападения, действия соисполнителя, присоединившегося после применения насилия в момент изъятия имущества, с полным основанием признаются соучастием в преступлении.

Ввиду специфики выполняемых общественно опасных деяний деятельность организатора и подстрекателя начинается до начала исполнения преступления, а деятельность пособника может осуществляться как до начала, так и во время исполнения преступления. При этом началом совершения преступления для каждого из соучастников служит начало выполнения им самим общественно опасных деяний — организаторских, пособнических, подстрекательских либо исполнительских, моментом же окончания служит момент окончания совершения преступления исполнителем.

Изложенное позволяет перейти к рассмотрению самого признака — причинной связи между деятельностью каждого из соучастников и совершением преступления. Причинная связь при соучастии является “двоякой” и имеется как между преступным поведением организатора, подстрекателя, пособника и поведением исполнителя, так и непосредственно между поведением каждого из соучастников и совершением преступления в целом.

Некоторые авторы, отрицая непосредственную причинную связь между преступным поведением каждого из соучастников и совершением преступления в целом, считают, что такая связь существует только лишь с действиями (бездействиями) исполнителя. Сторонники этой точки зрения И. П. Малахов, М. Д. Шаргородский и др. — утверждают, что причиной общего преступного результат является не что иное, как действия непосредственного исполнителя преступления. Действия же остальных соучастников — организаторов, подстрекателей и пособников — являются только условием причинения, однако с самим результатом их не объединяют причинно-следственные связи, поскольку непосредственного воздействия на объект они не оказывают[1] [2].

По мнению П. И. Гришаева и Г. А. Кригера, причинная связь между деятельностью соучастников и наступившим результатом существует лишь в материальных преступлениях, в формальных же преступлениях, а также в приготовлении и покушении такая связь существует лишь с совершением преступления исполнителем[3].

Сущность соучастия в преступлении заключается в том, что преступный результат причиняется взаимообуславливающими, взаимодополняющими деяниями всех соучастников, как оказывающих непосредственное влияние на объект посягательства, так и такого влияния не оказывающих. Деятельность, как исполнителя, так и организатора, подстрекателя и пособника сливается в единое целое, в связи, с чем при совершении такого преступления не может быть единого причинителя. При соучастии нельзя говорить, что преступный результат причиняется лишь исполнителем — он является следствием совместной, многоступенчатой деятельности всех соучастников, и только такая совместная деятельность в целом может быть признана его причиной.

Деятельность соучастников — организатора, подстрекателя и пособника, будучи детерминирующим фактором объективного характера, аккумулируется в преступном поведении исполнителя, которое, в свою очередь, является результатом предшествующей деятельности всех соучастников. Поэтому процесс совершения исполнителем посягательства на охраняемый уголовным законом объект, являясь результатом детерминации объективных и субъективных факторов, содержит в себе и предшествующую деятельность соучастников.

И было бы неверным утверждать, что такая связь имеется только в материальных преступлениях (в преступлениях с материальным составом). Любое преступление независимо от способа описания в законе посягает на охраняемый объект. Именно поэтому оно и является преступным, а не каким-либо иным деянием. Как правильно утверждал А. Н. Трайнин, «преступления, которого ни на что не посягает, в природе не существует. Посягнуть — это всегда значит нанести в той или иной форме и мере ущерб объекту: посягательство, не несущее с собой ущерба, перестает быть самим собой, оно уже не «посягает». Единственно, от чего уголовный закон охраняет и может охранить объект, — это от ущерба. Ущерб, причиненный объекту посягательства, каковы бы ни были формы и объем этого ущерба, и является последствием, образующим необходимый элемент каждого преступления»[4]

Поэтому независимо от того, описано преступление в законе как материальное либо как формальное, оно во всех случаях причиняет ущерб объекту посягательства — общественным отношениям. Для любой умышленной преступной деятельности характерно стремление к достижению общественно опасного результата. Следовательно, для соучастия в преступлениях как с формальным, так и с материальным составом необходимо наличие причинной связи как с деянием, совершенным исполнителем, так и с наступлением общественно опасного результата. Таким образом, независимо от способа описания преступления в законе, причинная связь при соучастии в преступлении имеется как между организаторскими, подстрекательскими либо пособническими деяниями и деянием, совершенным исполнителем, так и между деятельностью каждого из соучастников и совершением преступления в целом. Только взаимодополняющая, вэаимообуславливающая деятельность всех лиц, принимавших участие в совместном совершении преступления, находится в необходимой причинной связи с причинением ущерба охраняемым уголовным законом объектам.


[1] Малахов И.П. Соучастие в воинских преступлениях в свете общего учения о соучастии по советскому уголовному праву: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1960. С. 9;

[2] Шаргородский М.Д. Некоторые вопросы общего учения о соучастии //Правоведение. 1960. № 1. С. 90

[3] Гришаев П. И., Кригер Г.А. Соучастие по советскому уголовному праву. М.: Госюриздат. 1959. С. 25-26.

[4] Андреев И.П. Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. — М.: Госюриздат, 1957. — 363 с. // Советское государство и право. — М.: Наука, 1958, № 3. С. 139-140.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *