ВОПРОСЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ОБЛАСТИ СОУЧАСТИЯ В ПРЕСТУПЛЕНИИ

Действующее уголовное законодательство значительно усовершенствовало институт соучастия в преступлении: уточнило понятия, данные в ранее действовавшем УК РСФСР 1960 г., ввело некоторые новые понятия (организованной группы, преступного сообщества и др.), нормативно закрепило классификацию соучастия, подробно урегулировало вопрос об основаниях и пределах уголовной ответственности соучастников преступления, отразило специальные вопросы соучастия в преступлении (особенности добровольного отказа организатора, подстрекателя и пособника, ответственность соучастников при эксцессе исполнителя и др.). Действующий уголовный закон активизировал предупредительное воздействие на групповую преступность. Однако некоторые его положения не являются совершенными, во многом определяют недостатки правоприменительной деятельности и судебные ошибки[1]. Поэтому в юридической литературе возникают предложения по совершенствованию уголовно-правовых норм о соучастии в преступлении.

Редакционным изменениям можно подвергнуть понятие соучастия в преступлении указанное с ст. 32 УК РФ.

На наш взгляд, редакция указанной статьи должна выглядеть следующим образом:

«Статья 32. Понятие и значение соучастия в преступлении

1. Соучастием в преступлении признается совместное участие двух и более лиц, которые являются субъектами преступления, в совершении одного умышленного преступления.

2. Соучастие является основанием уголовной ответственности лиц, совместно совершивших преступление».

Исходя из предложенного определения соучастия, следует выделить два его признака, а именно: множественность субъектов преступления и совместность совершаемого ими преступления. Эти признаки в совокупности отличают соучастие от других случаев множественности участников преступления и стечения нескольких лиц в одном преступлении (посредственного причинения, неосторожного сопричинения, группового посягательства при одном субъекте преступления, толпы как элемента обстановки при массовых беспорядках и т.д.).

Множественность субъектов преступления означает фактическую включенность в совершение одного и того же преступления двух и более участников, так же признак означает, что каждый из участников должен быть субъектом преступления (достичь возраста уголовной ответственности ко времени совершения преступления,  быть вменяемым в момент его совершения).

Признак совместности совершаемого двумя и более лицами одного и того же преступления имеет объективную и субъективную стороны. Совместность преступления соучастников с объективной стороны означает причинение единого преступного результата общими усилиями соучастников и включает в себя общность деяния соучастников, единый для всех соучастников преступный результат и причинную связь между ними. Общность деяния соучастников преступления означает взаимную обусловленность действий (бездействия) каждого из них. Эта общность достигается через разделение функций и соединение усилий соучастников в процессе совершения преступления. Единство преступного результата при соучастии вытекает из взаимной обусловленности деяний соучастников, направленных к достижению единой цели.

Субъективная сторона совместности при соучастии означает совместность умысла соучастников, который характеризуется особенностями интеллектуального и волевого моментов. Указание на соучастие в умышленном преступлении означает невозможность его при совершении самостоятельно действующими лицами нескольких неосторожных преступлений, от которых может быть одно последствие как результат пересечения различных причинных связей[2]. Ввиду того что совместность с субъективной стороны означает совместность умысла соучастников, указание на их умышленное участие в преступлении в ст. 32 УК РФ 1996 г. представляется излишним.

Определение соучастия как основания уголовной ответственности лиц, совместно совершивших преступление, отмечает уголовно-правовое значение норм о соучастии в преступлении, прежде всего в отношении тех соучастников, которые не выполняли объективную сторону конкретного состава преступления, указанного в статьях Особенной части УК РФ. Нормы о соучастии характеризуют их действия как преступления и вместе с нормами Особенной части УК РФ определяют признаки соответствующего состава преступления.

В редакции статьи о соучастниках преступления необходимо указать на критерий их выделения, а именно характер их участия в совместном преступлении, под которым следует понимать роль каждого из соучастников в таком преступлении. Редакция соответствующей статьи должна выглядеть следующим образом:

«Статья 33. Соучастники преступления

1. В зависимости от характера участия лиц в совместно совершаемом преступлении соучастниками преступления признаются его исполнитель, организатор, подстрекатель и пособник.

2. Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее деяние, предусмотренное статьями Особенной части настоящего Кодекса, или совершившее данное деяние полностью или частично в соисполнительстве с другими лицами, а также посредством использования других лиц, действующих по неосторожности, невиновно, при обстоятельствах, исключающих преступность деяния, лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста или невменяемости, либо лиц, не являющихся субъектом преступления, указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса в качестве исполнителя, в том числе соисполнителя.

3. Организатором признается лицо, руководившее совершением или подготовкой преступления.

4. Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления или соучастию в нем.

5. Пособником признается лицо, содействовавшее непосредственно совершению преступления, заранее обещавшее укрывательство преступления, а также способствовавшее достижению или реализации соглашения между соучастниками на совместное совершение преступления».

Выделение среди всех соучастников преступления, прежде всего исполнителя, обусловлено тем, что в его деянии осуществляются результаты усилий других соучастников. Как и в действующей редакции ч. 2 ст. 33 УК РФ, с некоторыми уточнениями предлагается выделять три вида исполнителей преступления, а именно: непосредственного исполнителя конкретного состава преступления, предусмотренного статьей Особенной части УК РФ; соисполнителя преступления; посредственного исполнителя. Для того чтобы исключить аналогию уголовного закона при характеристике посредственного исполнителя, предложен закрытый перечень вариантов этой разновидности исполнителя.

В отличие от понятия организатора преступления в ч. 3 ст. 33 УК РФ в редакции предлагаемой нормы к организатору преступления не отнесены организаторы преступного сообщества и организованной группы. Это связано с тем, что действия организатора преступного сообщества, а в ряде случаев и организованной группы криминализированы в статьях Особенной части УК РФ как действия исполнителя преступления.

Понятие подстрекателя в предлагаемой норме отличается от понятия соучастника в ч. 4 ст. 33 УК РФ, тем, что склонением признается как действие в отношении исполнителя преступления, так и действие в отношении других соучастников преступления. Так же не указаны способы подстрекательства, так как они могут быть любыми, а практика применения уголовного закона ограничивается, как правило, теми конкретными способами, которые указаны в ч. 4 ст. 33 УК РФ. Предложенная редакция предлагает уйти от формальной оценки действий подстрекателя: оцениваться, как преступление будет значительность вклада подстрекателя в совместное деяние.

Аналогичный подход предложен в отношении законодательного определения пособника: содействие может быть оказано как исполнителю преступления (содействие непосредственному совершению преступления), так и иным соучастникам (способствование достижению или реализации соглашения между соучастниками на совместное совершение преступления); содействие может быть совершено любыми способами, главным в этом отношении является значительность вклада пособника в совместное преступление. Указание на пособничество в виде заранее обещанного укрывательства преступления сделано для того, чтобы отличить пособничество от укрывательства преступления, которое не является вкладом в совместное совершение преступления, представляет собой прикосновенность к нему.

В действующей редакции ст. 35 УК РФ выделенные разновидности соучастия никак не названы, не отмечено, что лежит в основе их выделения, при определении понятий организованной группы и преступного сообщества употребляются либо оценочные признаки, толкование которых вызывает сложности у правоприменителя (в частности, структурирование группы), либо признаки, которые могут характеризовать любую разновидность соучастия (в частности, совершение одного или нескольких преступлений, получение при совершение преступлений прямо или косвенно материальной или иной выгоды). Кроме того, вне связи со ст. 34 УК РФ рассмотрен вопрос об ответственности организаторов или руководителей организованных групп и преступных сообществ. Поэтому в приведенной ниже редакции предлагаемой статьи сделана попытка уйти от этих недостатков.

«Статья 34. Категории соучастия в преступлении

1. В зависимости от характера и степени общественной опасности совместного участия двух и более лиц в совершении преступления соучастие подразделяется на совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой и преступным сообществом.

2. Преступление признается совершенным группой лиц, когда в его совершении совместно участвовали два и более исполнителя без предварительного сговора.

3. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, когда в его совершении совместно участвовали два и более исполнителя, которые договорились о совместном участии в преступлении до начала совершения общественно опасного деяния, предусмотренного статьями Особенной части настоящего Кодекса.

4. Преступление признается совершенным организованной группой, когда оно совершено устойчивой группой лиц.

5. Преступление признается совершенным преступным сообществом лиц, когда оно совершено двумя и более организованными группами, действовавшими под единым руководством или объединением руководителей организованных групп.

6. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой и преступным сообществом влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом. Совершение преступления организованной группой или преступным сообществом признается квалифицирующим обстоятельством, предусмотренным статьями Особенной части настоящего Кодекса, в случае его совершения соисполнителями».

Выделенные разновидности соучастия названы категориями преступления, потому что соучастие — это преступление, разновидности которого в ст. 15 УК РФ называются категориями. Выделение категорий соучастия, в отличие от его классификации на формы, основано не на одном признаке, а на нескольких (например, совершение преступления группой лиц выделено исходя как из объективных, так и субъективных признаков совместности). Выделенные разновидности соучастия являются наиболее типичными для совместного совершения преступления. Так же, категории соучастия выражают связь совместной деятельности с сущностным признаком преступления — его общественной опасностью, которая лежит в основе усиления уголовной ответственности.

Признак устойчивости организованной группы качественно отличает ее от предшествующих видов объединений соучастников. Совместность деяния участников организованной группы имеет особенности как с субъективной, так и с объективной сторон. Совместность умысла участников организованной группы обозначает стойкость их преступных намерений, то есть наличие намерений на неоднократное совершение преступлений или намерений совершить одно деяние, которое требует длительной подготовки и состоит из нескольких преступных актов, квалифицируемых как одно продолжаемое преступление. Совместность с объективной стороны означает причинение единого преступного результата в результате организованности участников группы (ее структурной определенности, наличия в ней руководителя), постоянства форм и методов ее преступной деятельности, стабильности состава ее лидеров и активных участников.

Отказ в редакции предлагаемой статьи от такой разновидности преступного сообщества, как структурированная организованная группа (ч. 4 ст. 35 УК РФ в действующей редакции), связан с тем, что такая организованная группа, по сути, представляет совокупность организованных групп, действующих под единым руководством. Выделение в качестве преступного сообщества объединения руководителей организованных групп позволит, во-первых, отразить основную сущность этого объединения, состоящую в консолидации преступной среды.

Вопросы ответственности организаторов или руководителей организованных групп и преступных сообществ отражены в редакции следующей статьи.

«Статья 35. Ответственность соучастников преступления

1. Ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью участия каждого из них в совместном совершении преступления.

2. Исполнители несут ответственность по статье Особенной части настоящего Кодекса, предусматривающей наказание за преступление, в котором они участвовали, без ссылки на ст. 33 настоящего Кодекса. В случаях, предусмотренных уголовным законом, соисполнители несут ответственность по разным статьям Особенной части настоящего Кодекса.

3. Организаторы, подстрекатели и пособники несут ответственность по статье Особенной части настоящего Кодекса, предусматривающей наказание за преступление, в котором они участвовали, со ссылкой на статью 33 настоящего Кодекса. В случаях, когда эти лица одновременно являлись соисполнителями преступления, они несут ответственность по правилам, указанным в части второй настоящей статьи.

4. Лицо, создавшее преступное сообщество либо руководившее им, несет уголовную ответственность как исполнитель преступления на основании и в пределах, предусмотренных ст. 210 УК РФ, а также как соучастник преступления при его совместном участии с другими лицами в совершении иного преступления.

5. Лицо, создавшее организованную группу либо руководившее ею, несет уголовную ответственность как исполнитель преступления в случаях, предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, а также как соучастник преступления при его совместном участии с другими лицами в совершении иного преступления.

6. Лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления или соучастию в нем, несет уголовную ответственность как исполнитель преступления в случаях, предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, а также как соучастник преступления при его совместном участии с другими лицами в совершении иного преступления.

7. Лицо, содействовавшее непосредственно совершению преступления, заранее обещавшее укрывательство преступления, а также способствовавшее достижению или реализации соглашения между соучастниками на совместное совершение преступления, несет уголовную ответственность как исполнитель преступления в случаях, предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, а также как соучастник преступления при его совместном участии с другими лицами в совершении иного преступления.

8. Лицо, совместно участвовавшее с другими лицами в преступлении, которое может быть совершено только субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса в качестве исполнителя, в том числе соисполнителя, несет ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя или пособника».

Часть 1 редакции предлагаемой статьи практически повторяет редакцию ч. 1 ст. 34 УК РФ 1996 г., за исключением отсутствия указания на фактическое участие соучастников в совместном преступлении, так как такое указание может неправильно ориентировать правоприменителя на квалификацию действий соучастников. Например, фактически среди соучастников могут быть выделены исполнители преступления, которые использованы для посредственного совершения преступления, однако действия квалифицируются в соответствии с частью 8 редакции предлагаемой статьи как пособничество. Кроме того, среди соучастников могут выделяться фактические организаторы преступления, подстрекатели к нему, а также иные пособники этому преступлению. Однако их действия в случаях, указанных в части 3 редакции предлагаемой статьи, квалифицируются как действия соисполнителей преступления, а в случаях, указанных в частях 4 — 7, как действия исполнителей преступления.

Указание на характер участия соучастников преступления предопределяет дифференциацию их уголовной ответственности через квалификацию их действий по конкретной статье Особенной части УК РФ со ссылкой или без ссылки на соответствующую часть предлагаемой редакции ст. 33. Указание на степень участия соучастников преступления означает индивидуализацию их уголовной ответственности, которая предполагает прежде всего определение судом конкретного вида и размера наказания в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

В части 2 редакции ст. 35 указывается на возможность различной квалификации действий соисполнителей одного и того же преступления. В частности, при совместном шпионаже гражданина России и иностранного гражданина первый будет нести уголовную ответственность за государственную измену, второй — за шпионаж.

Указание в части  3 — 7 предлагаемой редакции ст. 35 на то, что организаторы, подстрекатели и пособники несут ответственность как исполнители преступления в случаях, предусмотренных законом, а также в случаях, когда они одновременно являются соисполнителями преступления, подчеркивает различный подход к определению оснований ответственности соучастников, действия которых юридически оцениваются как действия организаторов, подстрекателей и пособников, и соучастников, действия которых юридически оцениваются как действия исполнителей преступления, несмотря на то что фактически они выполняли роль организаторов, подстрекателей или пособников преступления. В части 8 предлагаемой редакции ст. 35 более четко, по сравнению с редакцией частью 4 ст. 34 УК РФ 1996 г., определяются основания ответственности соучастия в преступлении со специальным субъектом. Буквальное толкование действующего уголовного закона позволяет утверждать, что во всех случаях действия лиц, совместно со специальным субъектом совершивших преступления, квалифицируются как действия организатора, подстрекателя или пособника. Однако правоприменительная практика справедливо не всегда придерживается этого правила. В тех случаях, когда характеристика специального субъекта в законе является достаточно общей, круг лиц, которые могут быть субъектами преступления, строго не ограничен, лица, не являющиеся специальными субъектами, могут быть соисполнителями указанных преступлений, если они фактически участвовали в выполнении объективной стороны преступления. Например, исполнителем изнасилования может быть только мужчина. Однако если женщина участвовала в выполнении части деяния, входящего в объективную сторону изнасилования (в частности, преодолевала физическое сопротивление потерпевшей), она является соисполнителем. Если круг субъектов преступления ограничен, тогда как исполнителями, так и соисполнителями могут быть только специальные субъекты преступления.


[1] Шеслер А.В. Соучастие в преступлении. Новокузнецк: ФКОУ ВПО Кузбас. ин-т ФСИН России, 2014. С. 5 — 6.

[2] Российское уголовное право. Общая часть // Под ред. А.И. Чучаева. М.: Контракт; Инфра-М, 2012. С. 146.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *