Политика Евросоюза (ЕС) и государств членов в сфере продовольственного обеспечения (безопасности)

ВВЕДЕНИЕ

На протяжении всей истории человечества снабжение населения продовольствием является главной государственной задачей.

Продовольственная безопасность — неотъемлемая часть национальной безопасности государства. Обеспечение населения страны продовольствием представляет собой важную социально-экономическую задачу, решение которой для государства имеет огромное значение.

Мировой экономический кризис заставил многие государства еще раз осознать важность проблем в продовольственной сфере и обеспечения продовольственной безопасности на национальном и международном уровнях. Продовольственная безопасность, являясь важным структурным элементом экономической безопасности государства, непосредственно воздействует на сбалансированность национальной экономики, уровень здоровья нации, демографическую и социальную ситуацию в стране. Природные катаклизмы, увеличение потребления основных продуктов питания в развивающихся странах, а также другие факторы, влияющие на изменение цен и доступность продуктов питания в отдельных странах, изменяют конъюнктуру мирового продовольственного рынка. Глобализация и интернационализация мировой экономики усиливает взаимозависимость всех стран мира. С развитием межгосударственной торговли продовольствие стали использовать как оружие для политического давления одних стран на другие. Из этого следует, что продовольственная безопасность является не только элементом экономической безопасности страны, но и экологической и политической безопасности.

Стоит отметить, что в условиях современной геополитической обстановки цель данной работы, а именно – анализ политики Евросоюза в сфере продовольственного обеспечения, представляется более чем актуальной сегодня.

Данная цель предполагает решение следующих задач:

Изучение Римской декларации по вопросам продовольствия и питания;

Исследование понятия продовольственной безопасности;

Изучение уровня госстандартов продовольствия в странах Евросоюза;

Исследование политики экспорта и импорта в стратегии и тактике Евросоюза;

Выявление проблем и перспектив развития продовольственного обеспечения на современном этапе.

Структура работы обусловлена целями и задачами исследования.

ПОЛИТИКА ЕВРОСОЮЗА И ГОСУДАРСТВ ЧЛЕНОВ В СФЕРЕ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО ОБЕСПЧЕНИЯ

Обеспечение населения продовольствием рассматривается как важный фактор определяющий критерии уровня социальной жизни государства, жизнеспособности экономической структуры и государственного устройства.

Нехватка продовольствия возникает по причине воин, стихийных бедствий, экономических кризисов. В связи с этим как для государства, так и для отдельного человека центральной задачей становится обеспечение качественным продовольствием в объеме необходимом для достойного уровня жизни населения.

Впервые термин «продовольственная безопасность» был введен в практику в 1974 г. в Риме на Всемирной конференции по проблеме продовольствия. Конференция была организована ФАО (Федеральное агентство по образованию), после резкого роста цен на зерно, а раскрыта как понятие в 1996 г. на всемирной встрече по проблемам обеспечения продовольствием. По итогам была принята Римская декларация по всемирной продовольственной безопасности. В ней говорилось, что населению страны в целом и каждому гражданину в отдельности гарантируется доступ к питьевой воде и продуктам питания для обеспечения социального развития и здоровья личности.

Определения продовольственной безопасности, сформули  ованные на Римской встрече:

физическая доступность достаточной в количественном отношении, безопасной и питательной пищи;

экономическая доступность к продовольствию должного объема и качества всех социальных групп населения;

автономность и экономическая самостоятельность национальной продовольственной системы (продовольственная независимость);

надежность, то есть способность национальной продовольственной системы минимизировать влияние сезонных, погодных и иных колебаний на снабжение продовольствием населения всех регионов страны;

устойчивость, означающая, что национальная продовольственная система развивается в режиме расширенного воспроизводства.

Насколько заявленные почти 20 лет назад определения актуальны сегодня?

На Второй Международной конференции по вопросам питания в ноябре 2014 года главы государств, правительств и руководители международных организаций, подтверждая ранее данные обещания, приняли новый итоговый документ: Римская декларация по вопросам питания, а также Рамочную программу действий. Основными пунктами Единой концепции глобальных действий призванных положить конец всем формам неполноценного питания стали:

a) искоренение неполноценного питания во всех его проявлениях

b) политика в области питания должна содействовать обеспечению разнообразного, сбалансированного и здорового рациона питания на всех этапах жизни.

с) решение многочисленных проблем, связанных с неполноценным питанием, и внедрение устойчивых продовольственных систем;

d) продовольствие не должно использоваться в качестве инструмента оказания политического или экономического давления и т.д.

Участники конференции признали, что проблема остается более чем актуальной. Достижение глобальной продовольственной безопасности вместе с тем требует единых, скоординированных и тщательно взвешенных действий Правительств, транснациональных компаний и международных организаций. На современном этапе глобализации мирового хозяйства первостепенное значение в этой связи имеет национальная продовольственная безопасность. При разработке политики государства в области продовольственной безопасности должна рассматриваться именно совокупность факторов: природно-климатический, земельный, экономический, научно-технический потенциалы страны, — исходя из которых, уже и происходит экспертная оценка возможностей страны в самообеспеченности продовольствием.

Современные модели обеспечения продовольственной безопасности условно можно разделить на два типа. Первый тип заключается в незначительной государственной поддержке отечественных агропроизводителей и минимальных тарифных и нетарифных барьерах на импортируемое и экспортируемое продовольствие. Второй тип заключается в существенной поддержке сельского хозяйства государством через субсидирование, дотирование, квотирование производства, тарифную эскалацию и другие методы регулирования торговли. Государственный контроль функционирования сельского хозяйства и пищевой промышленности в этом случае прослеживается во всем механизме взаимодействия между государством, производителем, продавцом и потребителем продовольствия. Наиболее ярким примером второго типа обеспечения продовольственной безопасности является Европейский Союз, рассматривающий сельское хозяйство с точки зрения многофункциональности на законодательном уровне. Термин «многофункциональность сельского хозяйства» отражает фундаментальную связь сельского хозяйства с экологической, политической, социально-экономической ситуацией в стране, а также с сохранением культуры и традиций каждой нации в рамках западноевропейской интеграции. Эта идея отражается в общей сельскохозяйственной политике ЕС и является «стержнем аграрного протекционизма» Евросоюза и его продовольственной безопасности.

Единая аграрная политика (ЕАП) Европейского Союза (Соммоп Agricultural Policy), предполагающая увеличение продуктивности, стабилизацию продовольственного рынка, обеспечение высокого жизненного уровня, гарантированное качество продовольствия и ценовую доступность продуктов питания для потребителей, способствует повышению производительности сельского хозяйства и доступности ее продукции для всех слоев населения ЕС. Принцип единства внутреннего рынка предполагает беспрепятственное передвижение продуктов питания, действие единых цен на них, унификацию национальных законодательных норм регулирования внутреннего производства и сбыта продуктов питания, включая санитарные, фитосанитарные и ветеринарные нормы, а также наднациональный надзор за соблюдением основ свободной конкуренции. На начало 2009 г. лишь незначительная часть сельскохозяйственной продукции регулировалась национальными законодательными нормами стран — членов.

Принцип приоритета произведенного в ЕС продовольствия над иностранным предполагает применение различных методов регулирования внешнеторговой политики в отношении продовольственных товаров из третьих стран. При условии перепроизводства продуктов питания в Евросоюзе, с целью обеспечить ценовую конкурентоспособность, на импортируемые товары устанавливаются таможенные пошлины, согласно связанным тарифам ВТО15. Когда сельскохозяйственной продукции, произведенной в Евросоюзе недостаточно, применяется режим упрощенного импорта. Так, в конце 2010 г. было приостановлено взимание импортных таможенных пошлин практически всех видов зерна. Принцип финансовой солидарности предполагает финансовое обеспечение общей сельскохозяйственной политики из единого бюджета Евросоюза.

Продовольственная безопасность в Европейском Союзе достигается комплексом мер, с помощью которых достигается оптимальный объем импорта, без которого на территории ЕС невозможна абсолютная обеспеченность продовольствием.

Однако нет оснований считать, что с появлением ЕАП продовольственная безопасность переросла границы национального суверенитета государств-членов ЕС и стала рассматриваться как международно-правовая проблема. Несмотря на то, что Европейский союз достиг впечатляющих успехов в обеспечении своего населения продовольствием, в модернизации аграрного производства и накопил огромные продовольственные резервы, продовольственная безопасность по-прежнему рассматривается, прежде всего, под углом полномасштабного и стабильного обеспечения продовольствием населения стран-членов. Это вытекает практически из всех основополагающих документов ЕАП.

Еще с 1960-х годов ЕАП стала ядром интеграции Западной Европы и приобрела международное измерение, а ее правовые установки, нормы и стандарты вышли за пределы национального суверенитета и позднее задали тон формированию концепции глобальной продовольственной безопасности. По мнению ряда российских экспертов, в основе перехода ЕС к повестке глобальной продовольственной безопасности лежат два принципиальных момента. Во-первых, создание единого продовольственного рынка ЕС потребовало его стабилизации и протекционистских мер для защиты интересов крупнейших аграрных стран Общего рынка. Во-вторых, необходимо было снять обострившиеся проблемы продовольственного обеспечения третьих стран в целях их удержания в рамках единой экономической модели и предотвращения кризисов в уязвимых регионах мира.

Под прикрытием лозунгов борьбы с голодом в мире, первостепенной задачей ЕАП по-прежнему остается обеспечение продовольственной безопасности граждан Европейского союза. При этом естественную заботу о благополучии своего населения и тезис о защите «продовольственной независимости» политическая элита и аграрное лобби в ЕС зачастую используют как сильный и, надо признать, действенный аргумент для оправдания протекционистских мер в отношении сельского хозяйства Евросоюза.

В числе защитных мер следует, в первую очередь, упомянуть инструменты поддержки фермерских хозяйств (прямые субсидии из бюджета и единый аграрный платеж), а также различного рода тарифы, пошлины и сборы (интервенционная цена, пороговая цена, импортный сбор, экспортная субсидия и т.д.). Благодаря этой системе «рыночно-целевых» инструментов аграрный бизнес в ЕС был надежно защищен от внешней конкуренции и дешевого импорта из третьих стран. Ценой огромных финансовых вливаний была создана практически «всепогодная» модель сельского хозяйства, функционирующая во многом вне зависимости от реального рыночного спроса и ситуации на международных продовольственных рынках. При этом жесткий корсет тотальной защиты сельского хозяйства ЕС (регулирование внутренних цен и сельскохозяйственной торговли с третьими странами) по-прежнему сохраняется в своих основных параметрах, несмотря на модификации, осуществленные в ходе последних этапов реформирования ЕАП.

Однако в современных геополитических условиях налаженная десятилетиями система начинает давать сбой. Не случайно для поддержки стратегии ЕАП и Общей сельскохозяйственной политики, призванн  й обеспечить высокий уровень производительности и глобальной конкурентоспособности агробизнеса в ЕС, еще более года назад широко распространились доводы о возможном развитии алармистских кризисных сценариев и прогнозов, предупреждающих о возможности военных конфликтов на периферии европейского континента.

Сегодня, ЕС, как никто другой ощущает на себе плоды политических событий прошедшего года.

Предыстория сегодняшней ситуации такова. В середине марта 2014 год, Россия, вопреки прозвучавшим предупреждениям, признала итоги общекрымского референдума, поддержала одностороннее провозглашение независимости Республики Крым и приняла её предложение о вхождении в состав России.

Руководство США с целью международной изоляции России инициировало введение первого пакета санкциий. Под сильным давлением, рискуя понести экономический ущерб, к санкциям присоединились страны Евросоюза. Санкции также поддержали государства Большой семёрки и некоторые другие страны, являющиеся партнёрами США и ЕС.

Высказываются мнения, что по вопросу наложения санкций руководство США оказывало давление не только на Евросоюз.

Санкционые меры предусматривали замораживание активов и введение визовых ограничений для лиц, включённых в специальные списки, а также запрет компаниям стран, наложивших санкции, поддерживать деловые отношения с лицами и организациями, включёнными в списки. Помимо указанных ограничений, было также предпринято сворачивание контактов и сотрудничества с Россией и российскими организациями в различных сферах.

Последующее расширение санкций (апрель-май) было связано с обострением ситуации на востоке Украины, а также с катастрофой Boeing 777 в Донецкой области 17 июля 2014 года, причиной которой, по мнению руководства ряда государств, стали действия повстанцев, поддерживаемых Россией. В течение всего 2014 года руководство США неустанно вводило все новые и новые ограничительные барьеры в отношении России.

В итоге, как сообщает агентство РБК, санкции США затронули более 90% российского нефтяного сектора и почти всю российскую газодобычу.

Однако санкции против России недешево обходятся и самим Европейцам, в отличие от американцев. Россия – третий по объемам торговый партнер Европы.

Европейские санкции для России более болезненны, нежели американские, но болезненны они и для самой Европы – это сегодня признают многие европейские и даже американские СМИ. Профессор международных отношений Лондонской школы экономики Марго Лайт в интервью Washington Post – «США не граничат с Россией и не связаны с ней прочными узами торговли. Прежде чем санкции начнут оказывать действие, они причинят европейцам много бед».

Общий объем торговли между Россией и европейскими государствами в 2014 году составил 400 млрд. долл. По сравнению с этим 38 млрд, в которые оцениваются товары и услуги, приобретаемые Россией и США друг у друга, смотрятся, конечно, довольно скромно.

Для крупнейших европейских держав Россия – это прежде всего бизнес. Германия нуждается в газе, который дает энергию для предприятий и домохозяйств. Der Spiegel приводит данные опроса немецких предприятий, который Институт экономических исследований в Мюнхене провел еще в июне: к негативным последствиям собиралась готовиться каждая третья компания из опрошенных. Франция поставляет России технологичную продукцию – в частности, 2 военных корабля «Мистраль», сделка на приобретение которых составила 1,7 млрд долл.

О том, что их бизнес может пострадать от последствий санкций, уже официально предупредили две крупные европейские компании – британская ВР и французская Renault. BP владеет почти 20% акций «Роснефти», и ее акции успели упасть на 2,5%. Генеральный директор ВР Боб Дадли ранее высказался о значении катастрофы над территорией Украины самолета МН17, принадлежащего Malaysia Airlines: «Некоторые события, которые происходят совершенно неожиданно, меняют ход истории», намекая на то, что именно этот инцидент дал непосредственный толчок к включению Европы в кампанию по проведению санкций в отношении России. Renault, являющаяся наряду с японской Nissan одним из крупнейших акционеров «Автоваза», отметила, что украинские события и ожидание санкций в отношении России уже сыграло свою роль: в первом полугодии поставки компании в Россию снизились на 8%.

У многих европейских экономистов существует понимание, что Европа в каком-то смысле гораздо уязвимее России: богатство России зиждется на добыче сырья, которое востребовано во всем мире, а вот европейским компаниям гораздо сложнее будет найти для себя новые рынки. Ассоциация европейского бизнеса еще 2 недели назад заявила о решительном несогласии европейских инвесторов с новыми санкциями в отношении российских компаний и банков, не причастных напрямую к украинскому кризису. Многие европейские страны (такие, как, например, Италия), находящиеся на грани финансового банкротства, до сих пор демонстрируют стойкое нежелание усугублять санкции против России.

Очень жестко российские санкции ударили по аграрному сектору в Европе. Удар двойной – прямой и косвенный. Прямой удар — это, прежде всего, ограничения на импорт Россией фруктов из Польши, молочной продукции из Финляндии и Прибалтики, рыбы из Норвегии. Ущерб от этих ограничений имеет тенденцию распространяться вширь. Например, те же французские фермеры опасаются, что Польша, лишившись российского рынка, начнёт более агрессивно входить на рынки Европы, выдавливая других поставщиков, что поменяет всю структуру производства и потребления в ЕС, приведёт к перенасыщению европейского рынка и ударит по всем производителям сразу. Та же ситуация может возникнуть и на рынке птицы.

Крайне недовольны сложившейся ситуацией в Ирландии. Эстония теряет примерно 0,3% от роста собственного ВВП. Потери литовских крестьян оцениваются в 927 млн евро. Для Латвии размеры ущерба — 55 млн евро.

Еврокомиссия создала специальную рабочую группу для оценки последствий введённого Россией запрета на импорт сельхозпродукции из ЕС, но нужно учитывать, что реальных возможностей помочь сельскохозяйственным производителям у Еврокомиссии нет. Ведь европейские аграрии справедливо требуют, чтобы Брюссель компенсировал им потери, причинённые политическими, а не экономическими действиями. Однако специальный фонд Европейского союза, созданный как раз на случай, если сельскохозяйственную продукцию невозможно будет продать по политическим причинам, содержит не более 400 миллионов евро, тогда как потери только трёх стран ЕС — Германии, Голландии и Испании — составят суммарно около 1,5 млрд. евро.

Фактически ЕС честно говорит, что на компенсации денег нет.

С тревогой о российских санкциях говорят и представители американского бизнеса. В частности, в США считают, что «более жесткие торговые санкции в отношении России со стороны Евросоюза и Соединенных Штатов, судя по всему, вызовут падение там и без того скатывающегося вниз автомобильного рынка». Рухнут, видимо, надежды и европейских автомобильных компаний, которые рассчитывали на увеличение продаж в России, что скомпенсировало бы для них последствия все более жесткой конкуренции у себя дома.

Сейчас европейский бизнес ищет обходные пути возвращения на российский рынок. В частности, рассматривается возможность проникновения на российский рынок через Белоруссию и Казахстан. А, скажем, производители норвежского лосося ищут обходные пути через Чили.

Санкционная политика по отношению к России, может обернуться для Евросоюза и политическими осложнениями. Не исключён бунт крупных промышленников, который повлечёт за собой рост недовольства широких слоёв населения. Ведь потеря доходности европейского бизнеса – это прямой удар по рабочим местам.

Кроме того, уже на последнем саммите Евросоюза между его участниками нет единства в вопросе о досрочном продлении санкций против России, срок действия которых истекает в июле. Против такого подхода выступают, по меньшей мере семь стран.

По данным Financial Times, к лагерю «несогласных» примкнули Италия и Кипр, чьи лидеры недавно посещали Москву, а также в него входят Греция, Испания, Австрия, Венгрия и Словакия. Кроме того, глава МИД Чехии Лубомир Заоралек публично заявил, что раньше июня поднимать вопрос о продлении еще на полгода экономических секторальных санкций в отношении Москвы нецелесообразно. Таким образом, полагают европейские комментаторы, среди стран — членов ЕС четко обозначился некий блок «фронды». «Уверенность лагеря стран, выступающих против санкций, кажется, растет, — признал эксперт брюссельского Центра исследований европейской политики Стивен Блокманс. — Вероятным представляется сценарий, при котором эти страны не согласятся пролонгировать санкции сейчас и будут откладывать решение до последнего момента, пока срок их действия не истечет». По мнению экспертов, принять консолидированное решение летом всем 28 странам — членам ЕС будет еще сложнее на фоне ухудшающейся экономической ситуа  ии в Греции, которой к этому времени предстоит начать выплаты по кредитам.

Факт принципиальных разногласий уже не в состоянии скрывать чиновники в Брюсселе. Так, на встрече министров иностранных дел стран ЕС глава австрийского МИД Себастьян Курц не поддержал призывы британского коллеги Филипа Хаммонда, возглавляющего как раз лагерь «ястребов». По словам Курца, «сейчас нет необходимости принимать решения по санкциям против России». Как сообщают во внешнеполитической службе ЕС, ряд государств выступает за ужесточение мер санкционного воздействия на Москву, однако «есть и другие страны Евросоюза, которые считают, что политика санкций — это ошибка, что санкций не должно быть вообще». Как сообщают польские СМИ, глава Евросовета Дональд Туск, работал с канцлером Германии Ангелой Меркель и президентом Франции Франсуа Олландом над неким «компромиссным решением». Его смысл сводится к тому, что продление санкций должно быть увязано с ходом выполнения минских договоренностей. При этом все члены ЕС согласились с тем, что именно Олланд и Меркель «будут играть особую роль в процессе определения дальнейших шагов, призванных обеспечить реализацию минских соглашений». По данным FT, подготовка к саммиту Евросоюза проходила в условиях давления со стороны США: в Европу прилетал Дэниэл Фрид, главный координатор политики санкций Госдепа, а также состоялось «совещание» с участием лидеров 7 европейских государств и президента США Барака Обамы, который опасается, что Брюссель ослабит санкционное давление на Москву.

Согласно оценке Еврокомиссии, потери ЕС от ответных российских санкций за 2014 год оцениваются в 20–21 млрд. евро или в пределах 0,2–0,3% ВВП еврозоны.

Предполагаемое введение нового пакет санкций против России может обойтись Евросоюзу еще более дорого. Для европейской экономики это может стать серьезным препятствием на пути восстановления.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Обеспечение продовольствием является важным направлением государственной политики, так как охватывает широкий спектр национальных, экономических, экологических и социальных факторов. Продовольственная безопасность – один из наиболее актуальных вопросов международной политики. Это связано с тем, что в мире наблюдается резкий дисбаланс в уровнях обеспечения продуктами питания между отдельными странами и регионами.

Единая аграрная политика играет важнейшую роль в обеспечении продовольственной безопасности стран-членов Евросоюза и стабильности функционирования европейского агробизнеса. Процесс реформирования единой аграрной политики призван модернизировать аграрный сектор в условиях обострения социально — экономических проблем внутри ЕС, повысить эффективность европейского сельского хозяйства и улучшить имидж ЕС в странах третьего мира.

Евросоюз пока не в состоянии преодолеть зацикленность единой аграрной политики на получении выгодных условий на международных рынках для своих аграрных концернов в ущерб интересам мелких и средних сельхозпроизводителей в странах Юга. В результате разрыв между реальной аграрной политикой и декларированными ЕС целями содействия развитию сохраняется.

Дискуссия о направлениях реформирования единой аграрной политики, ведущаяся в рамках ЕС, способствует корректировке аграрной стратегии в отношении содействия развитию. Однако многое будет зависеть от того, насколько далеко официальный Брюссель сможет отойти от традиционной ориентации на внутренние интересы европейского аграрного лобби.

Таким образом, многосторонние меры единой сельскохозяйственной политики ЕС, способствуют достижению продовольственной безопасности внутри группировки. Протекционизм аграрного и продовольственного секторов ЕС, с одной стороны, способствует защите и развитию внутреннего продовольственного рынка и достижению высокого уровня продовольственной безопасности, с другой же, неблагоприятно влияет на сельское хозяйство третьих стран, ставя под угрозу их продовольственную безопасность.

С начала 2014 года, отношения ЕС — Россия были значительно подорваны кризисом в Украине, что привело к негативным последствиям во многих сферах сотрудничества.

Продовольственное эмбарго было принято 7 августа 2014 года. Тогда были запрещены поставки ряда продуктов из стран ЕС, США, Канады, Австралии и Норвегии. 14 ноября 2014 года аналитики сообщили, что годовой импорт «санкционных» товаров оценивался в 9,1 млрд долларов, где на страны Еврозоны приходилось 6,5 млрд долларов, на Норвегию – 1.2 млрд долларов, на США – 843 млн долларов, Канаду – 373,6 млн долларов и Австралию – 182 млн долларов.

Продовольственные санкции против России крайне болезненны для основных производителей экспортируемой в РФ сельхозпродукции – фермеров стран Евросоюза. Так, на начало 2015 года уже семь стран Евросоюза поддерживают отмену санкций против России. Среди них Австрия, Венгрия, Италия, Кипр, Словакия, Франция и Чехия.

Кроме того, помимо общегосударственных последствий, такие меры способны вызвать массовое недовольство, и подорвать электоральную базу политиков, которые их принимают.

Сегодня, Евросоюз подсчитает убытки от продовольственного эмбарго РФ и подводит промежуточные результаты от введенных санкций.

На мой взгляд, странам ЕС необходимо усвоить простую истину: нельзя обеспечивать собственную безопасность, ущемляя  безопасность других. Это касается безопасности во всех сферах – и в военной,  и в продовольственной. В противном случае неизбежны «торговые войны», введение заградительных пошлин, квотирование и другие формы протекционизма, против которых так настойчиво выступает Евросоюз.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

Постановление Правительства РФ от 11 августа 2014 года № 791 «Об установлении запрета на допуск товаров легкой промышленности, происходящих из иностранных государств, в целях осуществления закупок для обеспечения федеральных нужд»

Аретемов А. Модернизация государственного управления экономикой / А. Артемов, А. Брыкин, В. Шумаев // Экономист. — 2008. — №2. – с. 3-14

Изергина А.Д. Продовольственная безопасность и проблемы ее обеспечения – 2013 г. – № 14

Пронин А. В. О правовой природе санкций ЕС в отношении РФ // Историческая и социально-образовательная мысль. 2014. № 2 (24). – с. 33-36

Шепелев И.Г., Морозов С.Г.. Анализ санкций против России, определение возможного их влияния на развитие отечественного оборонно-промышленного комплекса и промышленности в целом // Экономика, управление и инвестиции. 2014. № 2 (4).

ВТО: механизм взаимодействия национальных экономик. Угрозы и возможности в условиях выхода на международный рынок / С.Ф. Сутырина М.: Эксмо. 2012.

Вице-президент США: страны ЕС пошли на введение санкций против РФ под давлением Вашингтона // ТАСС, 3.10.2014.

Путин: ЕК оценила ущерб экономики Европы от контрмер РФ в 5-6 млрд // РИА Новости, 15.11.2014

Путин запретил ввозить продукты из присоединившихся к санкциям стран // РосБизнесКонсалтинг, 06.08.2014 г.

Санкции США ударили по 90% российских нефтегазовых компаний//Экономика//РосБизнесКонсалтинг, 12.09.2014 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *