Выявление социальных и психологических факторов формирования аддиктивной реализации личности

Цель исследования – выявление социальных и психологических факторов формирования аддиктивной реализации личности.

Эмпирическое иследование включало три этапа.

На первом этапе  был проведен анализ научно-методической литературы, формировалась выборка для проведения иследования, выбран диагностический инструментарий, для выявления видов аддикции и социально-психологических детерминант.

На втором этапе проводилась непосредственно диагностика подростков, позволяющая выявить аддикцию, при помощи «Методики диагностики склонности к 13 видам зависимостей» (Г. В. Лозовая), а также проводилась диагностика, позволяющая определить особенности социальной компетентности подростков, при помощи «Шкалы социально-психологической адаптированности» (К. Роджерс и Р. Даймонд, адаптация Т. В. Снегиревой).

На третьем этапе исследования проводилась обработка результатов исследования и интерпритация полученных результатов. Значимость результатов исследования оценивалась при помощи методов статистической обработки данных «Критерия кореляции» К. Пирсона.

Эмпирической базой исследования выступала МБОУ «Новолуговская средняя школа №57» Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение Новосибирского района Новосибирской области.

В исследовании приняли участие учащиеся 9 класса данной школы.

На наличие либо отсутствие аддикции нами была обследован весь класс (25 чел.). Диапазон возрастных границ учащихся варьировался от 16 до 17 лет.

Для решения поставленных задач использовался широкий спектр методов исследования:

  1. Теоретический анализ и обобщение литературных источников. Данный метод позволил выявить современное состояние научной обоснованности проблемы исследования. В процессе работы изучались монографии, научные отчеты, учебники, сборники научных трудов, научные статьи, материалы научных конференций, диссертации, авторефераты.
  2. Тестирование зависимостей и социально-психологических адаптаций.

          3. Методы статистической обработки данных.Методы статистической обработки данных использовались для определения взаимосвязей. Критерий корреляции Пирсона  – это метод параметрической статистики, позволяющий определить наличие или отсутствие линейной связи между двумя количественными показателями, а также оценить ее тесноту и статистическую значимость. Другими словами, критерий корреляции Пирсона позволяет определить, есть ли линейная связь между изменениями значений двух переменных. В статистических расчетах и выводах коэффициент корреляции обычно обозначается как rxy или Rxy.

2.2 Результаты и их интерпретация.

Дадим краткое описание используемых методик.

Методика «Диагностика склонности к 13 видам зависимостей»( Лозовая Г.В.)

Тест на аддикцию (addictus с лат. «связанный долгами») определяет склонность человека к 13 видам зависимостей. Методика Лозовой Г.В. также позволяет диагностировать общую склонность к зависимостям.

  1. Алкогольная зависимость.
  2. Интернет и компьютерная зависимость.
  3. Любовная зависимость.
  4. Наркотическая зависимость.
  5. Игровая зависимость.
  6. Никотиновая зависимость.
  7. Пищевая зависимость.
  8. Сексуальная зависимость.
  9. Трудоголизм.
  10. Телевизионная зависимость.
  11. Религиозная зависимость.
  12. Зависимость от здорового образа жизни.
  13. Лекарственная зависимость.
  14. Общая склонность к зависимостям.

На основании результатов тестирования нельзя ставить диагноз, методика является ориентировочной и показывает общую склонность к той или иной зависимости.

Методика диагностики СПА К. Роджерса и Р.Даймонда.

 Опросник личностный. Предназначен для изучения особенностей социально-психологической адаптации и связанных с этим черт личности.

Стимульный материал представлен 101 утверждением, которые сформулированы в третьем лице единственного числа, без использования каких-либо местоимений. По всей вероятности, такая форма была использована авторами для того, чтобы избежать влияния «прямого отождествления». То есть ситуации, когда испытуемые сознательно, напрямую соотносят утверждения со своими особенностями. Данный методический прием является одной из форм «нейтрализации» установки тестируемых на социально-желательные ответы.

В методике предусмотрена достаточно дифференцированная, 7- бальная шкала ответов. Остается открытым вопрос, насколько оправдано применение подобной шкалы, так как в обыденном сознании испытуемому достаточно трудно выбрать между таким вариантами ответов, как например, 2» – сомневаюсь, что это можно отнести ко мне; и «3» — не решаюсь отнести это к себе.

 На первом этапе исследования мы провели диагностику всей параллели на наличие либо отсутствие аддикции.

Результаты исследования представлены в Приложении А и на рисунке 1.

Рисунок 1. Уровень зависимостей по методике «Диагностика склонности к 13 видам зависимостей»( Г.В. Лозовая), ср. балл.

Таким образом, мы выявили, у всего класса рад зависимостей. И преобладающими аддиктивным поведением является: компьютерная аддикция, никотиновая, трудовая, телевизионная, религиозная, зависимость от здорового образа жизни, лекарственная. В целом уровень аддикций находится  на среднем уровне

На втором этапе исследования мы обследовали весь класс «Шкалам социально-психологической адаптированности» (К. Роджерс и Р. Даймонд, адаптация Т. В. Снегиревой). Результаты исследования представлены в Приложении А и на рисунке 2.

Рисунок 2. Уровень социально-психологической адаптированности подростков по шкале СПА, ср. балл.

Проведенная диагностика показывает, средние нормированные показатели  по всем шкалам методики.

На следующем этапе исследования применялся коэффициент линейной корреляции Пирсона (Приложение Б).

В таблице 1 представлена матрица интеркорреляций, отражающие взаимосвязи между показателями, образованными по шкалам теста Лозовой и шкалы СПА. Зафиксировано пять значимых взаимосвязей, все – на 5% уровне значимости.

Таблица 1 – Взаимосвязь аддиктивного поведения и социально-психологической адаптированности согласно показателям, образованным по шкалам теста Лозовой и шкалы СПА

Психологические переменные r
«Телевизионная зависимость» и «эмоциональный комфорт» -0,48
«Зависимость от курения» и «внутренний контроль» -0,47
«Трудоголическая зависимость» и «доминирование» -0,40
«Зависимость от здорового образа жизни» и «доминирование» -0,41
«Общая склонность к зависимостям» и «эскапизм» -0,40

Полученные в результате корреляционного анализа данные позволили выявить ряд статистически достоверных связей, причём во всех случаях, обратные.

Это дает нам основание утверждать, что если подростку свойственен эмоциональный комфорт, то у него нет необходимости искать суррогатные эмоции в бесконечном просмотре телевизионных передач (связь между шкалами «телевизионная зависимость» методики диагностики склонности к зависимостям и «эмоциональный комфорт» методики СПА  обратная).

При высоких показателях внутреннего контроля (интернального локуса) обнаруживаются низкие показатели по шкале «зависимость от курения». Эти данные вполне согласуются с исследованиями локуса контроля, которые показывают, что интерналы с большим успехом отказываются от курения даже при наличии опыта курильщика, а наше исследование показало, что подростки с более выраженной интернальность изначально имеют меньшие риски формирования такой зависимости даже в эпоху «экспериментирования со атрибутами взрослой жизни».

Выраженные показатели по доминированию, умение противостоять мнению и давлению других (шкала «доминирование» СПА) становятся ресурсом, обеспечивающим возможность противостоять формированию трудоголической аддикции и аддикции здорового образа жизни (соответствующие шкалы методики Г. В. Лозовой). Эти два варианта зависимости, как отмечают исследователи аддиктивной реализации личности, связаны с фиксацией на рутинных действиях, исполнении предписаний и ритуалов. Таким образом, мы можем утверждать, что при наличии выраженной ведомости риски фиксации на зависимости исполнения предписаний возрастают, а при наличии активности и стремления к самооутверждению – снижаются.

Обнаружена парадоксальная обратная связь между шкалой «эскапизм» методики СПА и интегральной шкалой «общей склонности к зависимостям» методики Г. В. Лозовой. По сути, полученные данные показывают, что те подростки, которые стараются избежать проблемных ситуаций и выбирают стратегию ухода (эскапизма) в меньшей степени склонны к аддиктивным реализациям. Мы полагаем, что такая парадоксальная связь может быть объяснена именно особенностями данного этапа онтогенеза, задачами возрастного развития. Основная задача возраста перехода от детства к взрослости – это становление эго-идентичности, выбор жизненной стратегии. Как правило, эти поиски, сопровождаются многочисленными конфликтными ситуациями, принятием решений, далеко не всегда верных, за которые приходится нести ответственность. Эскаписты проблемных ситуаций избегают, «убирая», на сколько это возможно, стрессовые ситуации из своей жизни. Возможно, именно это позволяет им, снижая риски эмоционального напряжения, избегать необходимости поиска «психологических протезов» (в терминологии Ц. П. Короленко) в сложной ситуации. Эскапист может в большей степени устраивать взрослого воспитателя (не конфликтует, послушен), но, с точки зрения Анны Фрейд, именно такой послушный подросток имеет высокие риски «расплаты в период взрослости», так как не научается брать ответственность за любые сферы своей жизни. В этом случае, риски формирования аддикции могут быть «отсроченными» и аддиктивная реализация вполне  возможна уже на более позднем этапе онтогенетического развития.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *