Субъекты правоотношений по возмещению вреда, причиненного актами правоохранительных органов

Чтобы разобраться в том, кто является субъектами рассматриваемых правоотношений, необходимо сказать о классификации субъектов обязательств из причинения вреда гражданам и юридическим лицам при осуществлении должностными лицами своей деятельности.

Итак, в юридической литературе участники рассматриваемых правовых отношения классифицируются на три категории:

  1. Фактический причинитель вреда;
  2. Управомоченный на возмещение вреда. Им является непосредственно сам потерпевший;
  3. Лицо, на которое может быть возложена ответственность по возмещению вреда[1].

На мой взгляд данная классификация достаточно точная и рассмотрение каких либо иных не имеет значения, поскольку она затрагивает все лица по существу их участия в правоотношениях по возмещению вреда.

Говоря о фактическом причинителе вреда, я считаю, что нужно обратиться к уже упомянутой ст. 1070 ГК РФ. Из ее анализа, можно сделать вывод, что фактическими причинителями являются должностные лица органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. То есть общим понятием служит термин должностное лицо, поэтому иные лица данных органов не будут являться субъектами правоотношений по возмещению вреда. Поэтому я считаю, что необходимо выяснить что понимает под собой термин «должностное лицо» с разных позиций в юридической литературе, поскольку в каждой отрасли права, набор признаков для данного понятия различен, но имеются и сходства.

В соответствии с примечанием к ст. 285 Уголовного кодекса Российской Федерации должностными лицами признаются постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, государственных компаниях, государственных и муниципальных унитарных предприятиях, акционерных обществах, контрольный пакет акций которых принадлежит Российской Федерации, субъектам Российской Федерации или муниципальным образованиям, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации[2]. Если провести небольшой анализ данного определения, то я бы выделила такие признаки понятия «должностного лица», как объем властных полномочий и их характер. На мой взгляд эти признаки являются существенными так, как из вышеприведенного определения следует, что к должностным лицам можно отнести:

  1. Представителей власти;
  2. Работников, должность которых связаны с выполнением организационно-распорядительных функции;
  3. Работников, выполняющие административно-хозяйственные функции;
  4. Лиц, выполняющие одну из трех перечисленных функций по специальному полномочию, то есть специально наделенные такими функциями.

Также, с учетом определения понятия «должностного лица» можно выделить три главных признака, которые характеризуют указанные виды специальных субъектов. К ним будут относится: 1) содержание функций,       2) основания выполнения функций и 3) место выполнения данных функций.

Теперь непосредственно стоит проанализировать каждый признак. Итак, рассматривая первый признак (содержание функций) можно сделать вывод о том, что для должностное лицо должно обладать такими функциями как представителя власти, так и организационно-распорядительные или административно-хозяйственные. Однако, если обратиться к содержанию управленческих функций лица, например, в коммерческой организации, то они предполагают выполнение лишь организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции, не более. Следовательно, только исключительно для должностного лица характерна функция представителя власти. То есть, как я могу полагать, такое лицо должно быть одним из представителей трех ветвей власти, а именно быть представителем или судебной, или законодательной, или исполнительной ветви власти.

Хотелось бы отметить, что особое значение имеет тот факт, что именно государство, являясь носителем суверенитета, путем реализации своей государственной власти, осуществляет уголовное преследование через специально созданные им для этого органы дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Поэтому и возникает вопрос по поводу ответственности государства за незаконные действия должностных лиц. То есть получается как, что государство путем наделения определенными функциями различные государственные органы, само создало возможность отвечать за их неправомерные действия (бездействия). И в этом случае я соглашусь с мнением В.М. Деревяго[3], который говорил, что гражданско-правовые отношения по возмещению вреда, причиненного судебно-следственными органами, возникают, а равно и развиваются, во-первых, на основе уголовных правоотношений, т.е. они возникают в результате уголовного преследования невиновного. Во-вторых, возложение ответственности на государство требуют и общие положения гражданского законодательства, в частности ст. 126 ГК РФ, которая содержит положение о том, что государство не отвечает по обязательствам государственных организаций, а эти организации не отвечают по обязательствам государства. И в-третьих, возложение ответственности на государство является самой лучшей социальной и юридической гарантией возмещения понесенного гражданином ущерба.

Я считаю, что это вполне целесообразно, что возмещение вреда осуществляется за счет казны государства, поскольку незаконная деятельность государственных органов и их должностных лиц будет рассматриваться как нарушение государством своей обязанности по охране прав, свобод и законных интересов граждан. Данная обязанность будет выражаться в не обеспечении государством законного функционирования органов и должностных лиц, наделенных властными полномочиями.

Поэтому, как можно заметить, статья 1070 ГК РФ отражает именно тот случай, когда гражданско-правовую ответственность по возмещению вреда, причиненного незаконной деятельностью должностных лиц государственных организаций, несет именно государство. Но не стоит забывать, что в некоторых случаях, определенных законом, предусмотрена возможность возложения обязанности по возмещению вреда на субъектов РФ и на муниципальные образования.

Теперь необходимо рассмотреть вторых субъектов правоотношений по возмещению вреда, упомянутой в вышеназванной классификации — управомоченные на возмещение вреда. К данной категории субъектов относятся граждане, они же потерпевшие, поскольку они непосредственно являются пострадавшими при осуществлении уголовно-процессуальной деятельности и впоследствии реабилитированные. Но необходимо подчеркнуть случай, когда в случае смерти потерпевшего право на возмещение вреда в порядке общего правопреемства переходит к его наследникам.

Здесь я соглашусь с мнением В.И. Муравским, который писал, что субъектами права на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, могут быть:

  1. Сам оправданный — потерпевший;
  2. Его наследники и иждивенцы в случае смерти вышеназванного лица;
  3. Родственники умершего реабилитированного, когда необходимо восстановление его доброго имени[4].

На мой взгляд, приведенные субъекты являются вполне обоснованными лицами, которые имеют право на возмещение вреда. И автор рассмотрел именно все случаи которые могут произойти на практике.

Стоит сказать о том, что п.2 ст. 1070 ГК РФ устанавливает следующее:  вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, не повлекший последствий, предусмотренных п. 1         ст. 1070 ГК, возмещается по основаниям и в порядке ст. 1069 ГК. В соответствии со ст. 1069 ГК РФ, ответственность наступает только при наличии вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Причем как можно заметить их вина презюмируется. Как я могу сделать вывод, то причинитель вреда чтобы освободиться от ответственности должен непосредственно доказать отсутствие своей вины. Именно исходя из данных соображений законодателя я придерживаюсь такого мнения, что незаконные акты органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда можно приравнять по своим гражданско-правовым последствиям к незаконным актам в сфере административного управления. Поскольку должностных лица, в какой то части осуществляют и функции административного управления, как было сказано выше.

И последним субъектом в названной классификации является лицо, на которое может быть возложена обязанность по возмещению вреда. Итак, в соответствии со ст. 1070 ГК РФ возмещение вреда производится за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или муниципального образования. Следовательно, я делаю вывод, что независимо от того, какой оран принимает решение о компенсации, возмещение производится из средств государства и от его имени. Однако, совершенно очевидно, что казна Российской Федерации не является каким-либо самостоятельным юридическим лицом, а понимает под собой лишь имущество. Поэтому необходимо определить, какой государственный орган должен быть привлечен к участию в делах по искам граждан и юридических лиц о возмещении вреда за счет казны Российской Федерации. Так, например исходя из смысла ст. 16 ГК РФ следует, что надлежащими ответчиками по рассматриваемым в судебном порядке делам должны признаваться Российская Федерация, субъекты Российской Федерации либо муниципальное образование. Поэтому возникла необходимость обратиться к приказу Минфина РФ  № 114н, Казначейства РФ № 9н от 25.08.2006 «О порядке организации и ведения работы по представлению в судебных органах интересов Министерства финансов РФ и интересов Правительства РФ в случаях, когда их представление поручено Министерству финансов РФ»[5]. В данном приказе, а именно в п. 1 сказано: «Руководителям управлений Федерального казначейства по субъектам Российской Федерации на основании доверенностей (с правом передоверия), выданных Министерством финансов Российской Федерации, представлять в судебных органах интересы Министерства финансов Российской Федерации и интересы Правительства Российской Федерации в случаях, когда их представление поручено Министерству финансов Российской Федерации»[6]. Следовательно, от лица Министерства финансов на основании доверенности в судах выступает Управление Федерального казначейства РФ. Примером может служить ранее рассмотренное решение Дзержинского районного суда г.Ярославля от 27 мая 2015 года № 2-2077/2015 по делу гражданки          Булатовой Н.В. А именно в той части, что суд обязал выплатить компенсацию морального вреда за счет казны Российской Федерации с Министерства Финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства РФ по Ярославской области. Причем, что самое интересное в данном деле то, что Министерством Финансов была подана апелляционная жалоба на решение в части несогласия с суммой компенсации. Оно считало, что сумма 700000 рублей слишком большая и ссылалось на неправильное применение судом норм материального права и просило вынести по делу новое решение. Однако суд, оставил жалобу без удовлетворения и взыскало сумму, указанную в первоначальном решении.

Следовательно, подводя итог, можно сказать о том, что все субъекты правоотношений по возмещению вреда играют в них определенную роль и несут определенные обязанности за совершение конкретных действий. При чем все субъекты наделены рассмотренными выше правами, что является с точки зрения законодателя достаточно верным в чем я с ним и согласна. Однако, в каждом случае, когда речь идет об ответственности государственных органов, то здесь четко необходимо понимать кто именно будет представлять его интересы и в каком объеме, дабы избежать неприятных инцидентов.


[1] Азаров В.А., Супрун С.В. Охрана имущественных интересов личности в сферах оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности: Монография. — Омск, 2010. — С. 14.

[2] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 31.12.2017) // «Собрание законодательства РФ», 17.06.1996, N 25, ст. 2954

[3] Деревяго В.М. Гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный незаконными действиями государственных организаций, а также должностных лиц: Дис. … к.ю.н. — М., 1985. — С. 59-60.

[4] Муравский В.Ф. Субъекты обязательства по возмещению вреда, причиненного правоохранительными органами // Российский следователь. – 2006. — № 6.

[5] Приказ Минфина России № 114н, Казначейства России N 9н от 25.08.2006 (ред. от 03.07.2015) «О порядке организации и ведения работы по представлению в судебных органах интересов // «Финансовая газета», № 45, 09.11.2006.

[6] Там же.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *