Субъекты антикоррупционной политики на уровне субъекта РФ

Коррупция (от лат. corrumpere — «растлевать») – термин, обозначающий обычно использование должностным лицом своих властных полномочий и доверенных ему прав в целях личной выгоды, противоречащее законодательству и моральным установкам. Наиболее часто термин применяется по отношению к бюрократическому аппарату и политической элите.

3 декабря 2014 года, Международное движение по противодействию коррупции Transparency International опубликовало юбилейный, двадцатый Индекс восприятия коррупции.

Как и прежде, страны мира ранжируются по шкале от 0 до 100 баллов, где ноль обозначает самый высокий уровень восприятия коррупции, а сто — самый низкий. Первые три места в общем рейтинге заняли Дания, Новая Зеландия и Финляндия (92, 91 и 89 баллов соответственно).

В 2014 году Россия получила 27 баллов (28 баллов в 2013 году) и заняла 136 место, поделив его с Нигерией, Ливаном, Кыргызстаном, Ираном и Камеруном.

В наибольшей степени актуальность исследования обусловлена необходимостью совершенствования механизмов противодействия коррупции в на уровне субъекта РФ.

Целью работы является раскрытие субъектов антикоррупционной политики на уровне субъекта РФ.

Региональная политика противодействия коррупции – это деятельность органов государственной власти субъекта и органов местного самоуправления, а также институтов гражданского общества, организаций и физических лиц:

а) по предупреждению коррупции, в том числе по выявлению и последующему устранению причин коррупции (профилактика коррупции);

б) по выявлению, предупреждению, пресечению, раскрытию и расследованию коррупционных правонарушений в (борьба с коррупцией);

в) по минимизации и (или) ликвидации последствий коррупционных правонарушений[1].

Таким образом, на органы местного самоуправления в субъекте федерации в пределах их полномочий возлагаются обязанности по противодействию коррупции.

Соответственно, правовую основу такой деятельности составляют Конституция Российской Федерации, федеральные конституционные законы, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации, Федеральный закон о противодействии коррупции, другие федеральные законы, нормативные правовые акты Президента Российской Федерации, а также нормативные правовые акты Правительства Российской Федерации, нормативные правовые акты иных федеральных органов государственной власти, нормативные правовые акты органов государственной власти субъектов Российской Федерации и муниципальные правовые акты.

Так, например, ст. 15 Закона ЧАО «О противодействии коррупции в Чукотском автономном округе»[2] предусматривает следующие формы участия органов местного самоуправления муниципальных образований, расположенных на территории Чукотского автономного округа, в сфере противодействия коррупции в ЧАО. Органы местного самоуправления муниципальных образований, расположенных в Чукотском автономном округе, могут принимать целевые программы по профилактике коррупции; проводить антикоррупционную экспертизу муниципальных нормативных правовых актов и проектов муниципальных нормативных правовых актов; проводить антикоррупционный мониторинг; совершенствовать организацию муниципальной службы; участвовать в формировании в обществе нетерпимости к коррупционному поведению; организовывать информирование граждан о деятельности органов местного самоуправления и о предоставляемых ими муниципальных услугах; создавать совещательные органы по противодействию коррупции; принимать иные меры по противодействию коррупции в Чукотском автономном округе в соответствии с федеральными законами. Таким образом, совершенствование организации муниципальной службы названо одним из направлений деятельности органов местного самоуправления по противодействию коррупции.

В субъектах РФ органы исполнительной власти в пределах своей компетенции:

1) принимают правовые акты по противодействию коррупции в региональных органах исполнительной власти, в том числе региональные программы и планы противодействия коррупции;

2) участвуют в реализации программ и планов противодействия коррупции;

3) устанавливают порядок проведения антикоррупционной экспертизы региональных правовых актов и проводят указанную экспертизу;

4) создают совещательные и экспертные органы по противодействию коррупции;

5) осуществляют иные полномочия, отнесенные к их компетенции в соответствии с законодательством Российской Федерации и субъекта федерации.

Исходя из представленных полномочий, деятельность региональных органов исполнительной власти и органов местного самоуправления в сфере противодействия коррупции складывается по нескольким направлениям.

Принятие региональных и муниципальных правовых актов по противодействию коррупции (сюда же можно отнести принятие антикоррупционных программ, планов противодействия коррупции и т.д.).

  1. Проведение антикоррупционной экспертизы региональных и муниципальных правовых актов и их проектов (а также установление порядка ее проведения).
  2. Осуществление антикоррупционного мониторинга.
  3. Создание совещательных и экспертных органов по противодействию коррупции.
  4. Антикоррупционная пропаганда (в том числе организация антикоррупционного образования, формирование в обществе нетерпимости к коррупционному поведению; информирование граждан о деятельности региональных органов исполнительной власти и органов местного самоуправления и др.)[3]

Необходимо отметить, что использование какого-либо одного направления деятельности отдельно от других практически невозможно. Так, муниципальными правовыми актами будут предусматриваться: организация проведения антикоррупционной экспертизы правовых актов и проведение антикоррупционного мониторинга. К числу задач совещательных и экспертных органов, как правило, относится в том числе и проведение антикоррупционной пропаганды и т.д. Такой подход, несомненно, свидетельствует о реализации принципа комплексного использования политических, организационных, информационно-пропагандистских, социально-экономических, правовых, специальных и иных мер, закрепленного ст. 3 Федерального закона о противодействии коррупции[4].

Проведение антикоррупционной экспертизы муниципальных правовых актов и их проектов, как правило, регулируется отдельными актами, определяющими порядок проведения экспертизы, а также субъекта, наделенного полномочиями по ее проведению. В разных муниципальных образованиях субъектов федерации по-разному решается вопрос, какой орган местного самоуправления (структурное подразделение, отдел) будет осуществлять антикоррупционную экспертизу. Это может быть:

– рабочая группа по противодействию коррупции в администрации субъекта федерации и муниципального образования;

–  комиссия по проведению антикоррупционной экспертизы и антикоррупционного мониторинга нормативных правовых актов, включающая специалистов юридической службы, экспертов-специалистов в области применения анализируемых нормативных правовых актов, представителей общественности в субъекте федерации;

–  экспертный совет по выявлению коррупционных факторов, формируемый представительным органом субъекта федерации;

– уполномоченный орган – администрация муниципалитетов;

–  контрольный орган муниципального образования субъекта федерации.

Необходимо отметить, что деятельность органов местного самоуправления в субъектах федерации по противодействию коррупции непосредственно осуществляется отдельными муниципальными служащими, на которых возложены соответствующие обязанности в той или иной сфере, по проведению отдельных антикоррупционных мероприятий и т.д. Таким образом, муниципальные служащие в субъекте федерации в данном случае в пределах своих полномочий осуществляют деятельность по противодействию коррупции. В то же время следует отметить и специальные обязанности муниципальных служащих в сфере противодействия и профилактики коррупции. Отдельно федеральным законом такие обязанности не выделены, однако в ряде статей Федерального закона о противодействии коррупции, Федерального закона о муниципальной службе такие обязанности закреплены.

Таким образом, на основе анализа действующего российского законодательства, а также муниципальных правовых актов можно выявить основные субъекта антикоррупционной политики на уровне субъекты РФ, определить недостатки в нормативно-правовом регулировании данного вопроса и определить пути их устранения.


[1] 20.    Ардельянова Я.А. Коррупция, доверие и неравенство в современных обществах / Я.А. Ардельянова // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 18. Социология и политология. – 2014. – №2. – С.212

[2] ЗАКОН ЧУКОТСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА от 16 апреля 2009 года N 34-ОЗ «О ПРОФИЛАКТИКЕ КОРРУПЦИИ В ЧУКОТСКОМ АВТОНОМНОМ ОКРУГЕ»

[3] 25.    Замалетдинов, Р. Р. Антикоррупционное образование в Российской Федерации: состояние, проблемы и перспективы: сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции, 9-10 декабря 2014 г., приуроченной к Международному дню борьбы с коррупцией / М-во образования и науки России. — Казань: ТГГПУ. — 2015. – С. 880

[4] Федеральный закон от 25.12.2008 N 273-ФЗ (ред. от 21.11.2011) «О противодействии коррупции» // «Собрание законодательства РФ», 29.12.2008, N 52 (ч. 1), ст. 6228, «Российская газета», N 266, 30.12.2008

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *