Различные подходы к пониманию принципов права в юридической литературе

Принципы права являются весьма популярной и широко исследованной темой. При этом остаются дискуссионными не только разные аспекты принципов права и их нюансы в разных сферах государственно-правовых исследований, но и само понятие принципов права.

В самом общем виде, если обратиться к толковому словарю, принцип — это основное, исходное положение какой-нибудь теории, учения, мировоззрения; либо убеждение, взгляд на вещь; основная особенность в устройстве чего-нибудь[1].

Исследователи используют различные подходы при определении принципов права. В общем понимании принципы — это ключевые положения, выражающие руководящие начала-идеи, на основе которых осуществляется выбор норм, формулируются критерии желаемого (идеального) в системе регулируемых отношений[2]. Исходя из этого понимания принципы права детерминируются как «сквозные и генеральные» идеи, определяющие общий «дух» и направленность правового регулирования[3], сформулированные в нормативно-правовых предписаниях либо выводимые из них фундаментальные идеи, выражающие сущность права, определяющие его содержание и общий характер правового регулирования общественных отношений.

В.В. Ершов с позиции теории систем и интегративного правопонимания рассматривает принципы российского права в качестве самостоятельной, основополагающей формы российского права, определяющей его сущность, обеспечивающей сбалансированное состояние (гомеостазис) российского права, его взаимосвязь, целостность и внутреннее единство; непротиворечивость, последовательность, ожидаемость и предсказуемость[4]. Данная позиция получает все большее признание не только среди теоретиков права, но и ученых, проводящих исследования в системе различных отраслей российского права.

Таким образом, не углубляясь в дополнительные общие понимания принципов в сфере науки, деятельности и т.д., в части определения принципов можем исходить из двух основных подходов: принципов как неких основных положений, убеждений и принципов как основных особенностей чего-либо, то есть некой сущности определенного явления. В первом случае принципы понимаются в субъективном значении, потому что являются положениями, которые устанавливаются субъектами для определенных целей, или убеждениями, которые имеют индивидуальные истоки своего формирования у каждой отдельной личности. А во втором случае принципы рассматриваются в объективном значении, так как особенности, сущность того или иного явления присущи именно самому явлению и в целом не зависят от субъективных предпочтений и установок.

Традиции понимания принципов права в юридической литературе сложились также в пределах двух указанных направлений. Одни ученые определяют принципы права как исходные, определяющие идеи, положения[5]. И этот подход является наиболее распространенным. В то время как другие правоведы пишут о том, что принципы права — это «познанный юристами объективный юридический закон» (и хотя в данном случае В.М. Сырых пишет о правовых принципах, которые имеют несколько иной характер, чем принципы права, последние он рассматривает как проявление первых)[6]. По мнению В.Н. Хропанюка, принципы права — «основные исходные положения, юридически закрепляющие объективные закономерности общественной жизни»[7].

Есть еще один подход к определению принципов права, когда они понимаются как основополагающие начала[8]. Но при этом авторы такого определения принципов права не раскрывают значение и смысл понятия «начала». Поэтому остается только догадываться, что же подразумевали те или иные юристы под столь загадочным философским словом «начала». Следует заметить, что в самом термине «начала» ничего отрицательного не имеется, но проблема заключается в том, что он остается без должного раскрытия, что позволило бы более точно и однозначно понимать суть принципов права.

Универсальным подходом в части определения принципов права являются дефиниции, в которых авторы перечисляют одновременно или попеременно упомянутые термины: идеи, положения, начала. Например, А.Ф. Черданцев указывает, что принципы права — «основные руководящие идеи (начала)»[9], а П.М. Рабинович — «руководящие начала (идеи)»[10].

Среди новых тенденций расширительного толкования Конституции все большее распространение получает признание общих принципов права частью конституционного пространства, независимо от того, закреплены они непосредственно в Конституции или нет. Их конституционную природу выводят высшие суды и иные органы, реализующие функции конституционного контроля и надзора (конституционные суды и высшие суды общей юрисдикции, конституционные советы, комитеты конституционного надзора и пр.). Публично-правовая, конституционная природа данных принципов подтверждается и решениями международных судов (в частности, Европейским судом ЕС и ЕСПЧ))[11].

Россия все более отчетливо демонстрирует восприятие общих принципов права на уровне судебной правоприменительной практики. Их применение в большей мере характерно для Конституционного Суда РФ, который органично заимствует уже сформировавшиеся традиции применения данных принципов ЕСПЧ. Вместе с тем все более очевидна в последние годы динамика роста востребованности общих принципов права и судами общей юрисдикции, а также конституционными, уставными судами субъектов РФ[12].

Среди принципов права как критериев оценки и основы правового регулирования фундаментальное значение имеют принципы права, закрепленные в конституциях государств и ключевых международно-правовых актах.

Под конституционными принципами, по мнению Н.В. Витрука, понимаются общие, руководящие начала конституционного регулирования, обладающие высшей степенью нормативной обобщенности, предопределяющие развитие всей системы правового регулирования[13]. Г.А. Гаджиев обращает внимание на то, что конституционные нормы-принципы в большей степени, чем конкретные конституционные нормы, подвержены трансформации в процессе истолкования, что и обеспечивает динамизм в развитии конституционного права[14]. Принципы, заложенные в Конституции, оказывают влияние не только на содержание положений, изменяющих саму Конституцию, но и определяют направление модификации отраслевого законодательства в целом, обусловливают содержание его основополагающих положений (целей, задач)[15].

В отечественной конституционно-правовой доктрине, сформулированной в правовых позициях Конституционного Суда РФ, конституционные принципы понимаются довольно широко: как непосредственно закрепленные в Конституции РФ, так и вытекающие из ее смысла и трактуемые в качестве таковых непосредственно Конституционным Судом РФ. Такой подход предопределяет гибкость и развитие системы конституционных принципов.

Среди конституционных принципов, вытекающих из смысла Конституции РФ, фундаментальное значение для российского права играет принцип уважения достоинства человека. Российские конституционалисты, как правило, рассматривают достоинство как объект субъективного права на охрану достоинства. Между тем Конституцией РФ гарантируется как принцип уважения достоинства, так и право на охрану достоинства человека.

Согласно ст. 21 Конституции РФ достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может без добровольного согласия быть подвергнут медицинским, научным или иным опытам. Как видим, данная статья, содержащаяся в главе 2 Конституции РФ «Права и свободы человека и гражданина», закрепляет принцип уважения достоинства человека через определение его ключевых элементов:

1) обязанность государства по охране достоинства;

2) универсальные запреты (для всех субъектов права) совершать действия, унижающие и умаляющие достоинство человека.

Тем самым Конституция РФ гарантирует каждому человеку право на охрану его достоинства. Касательно последних предпочтений в формулировании понятия принципов права обращает на себя внимание то, что, скорее всего, в таком варианте (сочетание разных терминов, использование их через запятую или с помощью скобок) имеется свидетельство того, что авторы не определились с однозначным и точным пониманием смысла, сути принципов права. Поэтому если современными исследователями преследуется цель усовершенствования юридического понятийно-категориального аппарата, то простое обобщение, группирование терминов или формирование «терминологических» конгломератов не является эффективным, а также таким, что бы отвечало требованиям научности, а следовательно, не может быть использовано и в рамках данного изучения принципов права.


[1] Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений. 4-е изд., доп. М.: Азбуковник, 1997. С. 595 — 596.

[2] Умнова И.А., Алешкова И.А., Дуэль В.М. Гуманитарные принципы в системе источников права: международно-правовое и конституционное измерения в странах Европы // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2013. N 2 (33). С. 21.

[3] Вопленко Н.Н. Сущность, принципы и функции права: Учеб. пособие. Волгоград, 1998. С. 34.

[4] Ершов В.В. Основополагающие общетеоретические и гражданско-правовые принципы права: Монография. М.: РАП, 2010. С. 76.

[5] Байтин М.И. О принципах и функциях права: новые моменты // Правоведение. 2000. N 3. С. 4; Лазарев В.В. Пробелы в праве и пути их устранения. М.: Юрид. лит., 1974. С. 79; Лукашева Е.А. Принципы социалистического права // Советское государство и право. 1970. N 6. С. 22 — 23.

[6] Сырых В.М. Логические основания общей теории права. Т. 1: Элементарный состав. 2-е изд., стер. М.: ЗАО «Юстицинформ», 2004. С. 63.

[7] Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М.: Интерстиль; Омега-Л, 2008. С. 213.

[8] Алексеев С.С. Общая теория права. М.: Проспект, 2008. С. 208.

[9] Черданцев А.Ф. Теория государства и права. М.: Юрайт-М, 2001. С. 186.

[10] Рабiнович П.М. Основи загальноi теорii права та держави. К.: Атака, 2001. С. 99.

[11] Умнова И.А., Алешкова И.А. Применение Конституции Российской Федерации судами общей юрисдикции: актуальные вопросы теории и практики. М.: РГУП, 2016. С. 29.

[12] Умнова И.А. О тенденции расширения судебной практики применения норм Конституции РФ в единстве с общими принципами права // Конституционное и муниципальное право. 2015. N 6. С. 3 — 6.

[13] Витрук Н.В. Верность Конституции. М., 2008.

[14] Гаджиев Г.А. Принципы права и право из принципов. Конституционные суды и законодательные органы — друзья и соперники на арене конституционной политики // Сравнительное конституционное обозрение. 2008. N 2 (63).

[15] Малый А.Ф., Малый Д.А. Конституционные принципы и принципы отраслевого законодательства. XI Державинские чтения в Республике Мордовия: Материалы Всерос. науч.-практ. конф. (Саранск, 24 апреля 2015 г.); Средне-Волжский институт (филиал) ВГУЮ (РПА Минюста России). Саранск: ЮрЭксПрактик, 2015. С. 40.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *