ПРОБЛЕМЫ ОТГРАНИЧЕНИЯ ФАЛЬШИВОМОНЕТНИЧЕСТВА ОТ МОШЕННИЧЕСТВА

 Для правоприменительной практики представляют значительную сложность вопросы разграничения фальшивомонетничества и мошенничества с использованием поддельных денег или ценных бумаг.  Объекты мошенничества и фальшивомонетничества отличаются по характеру общественных отношений, на которые посягают данные преступления.

Так, видовым объектом мошенничества, как преступления расположенного в главе 21 УК РФ, являются общественные отношения, определяющие права собственности между лицами по поводу материальных благ[1]. Традиционно, непосредственным объектом мошенничества выступают отношения собственности, которые характеризуются принадлежностью имущества к конкретной форме собственности (государственная, частная и др.).

Непосредственный объект фальшивомонетничества это охраняемые отношения, связанные с осуществлением порядка эмиссии и обращения денег и ценных бумаг.

Предметом мошенничества может быть чужое имущество и право на это имущество. Согласно статье 128 ГК РФ в понятие имущества входят наличные деньги и документарные ценные бумаги и др.[2]

Особенностью предмета фальшивомонетничества является высокое качество подделки поддельного банковского билета, металлической монеты, государственной или иной ценной бумаги.

В судебной практике разъясняется, что для обвинения лица в фальшивомонетничестве необходимо установить затруднительность или невозможность обнаружения в обычных условиях фальшивых денежных знаков. Под обычными условиями обнаружения фальшивых денежных знаков в юридической литературе понимают возможность хорошо рассмотреть денежный знак[3].

Действия могут быть квалифицированы как мошенничество в ситуации, когда имеется явное несоответствие фальшивой банкноты подлинной, что исключает возможность её участие в денежном обращении.

Позиция Пленума Верховного Суда Российской Федерации сводится к тому, что, когда явное несоответствие фальшивой купюры подлинной, исключающее ее участие в денежном обращении, а также иные обстоятельства дела свидетельствуют о направленности умысла виновного на грубый обман ограниченного числа лиц, такие действия должны квалифицироваться как мошенничество.

Так, приговором № 1-116/2018 от 20 сентября 2018 г. Омутнинского районного суда Кировской области установлено, что 30.03.2018 в период времени с 15 часов 00 минут до 15 часов 45 минут Коробейников А.А., будучи в состоянии алкогольного опьянения на … пгт. …, получив от своей знакомой Банниковой И.В. билет Банка Приколов, не являющийся денежной купюрой и не являющимся платежным средством, имеющий внешние сходства с денежной купюрой достоинством 5000 рублей, решил, используя билет Банка приколов и обманным путем похитить имущество и денежные средства, принадлежащие ИП …, имеющиеся в принадлежащем ей магазине «Березка» по адресу: Кировская область Омутнинский район пгт. Песковка ул. Новая, д. 10.

Осуществляя задуманное Коробейников А.А., 30.03.2018 в указанный период времени, находясь в торговом зале магазина «Березка», воспользовавшись невнимательностью продавца магазина …, а так же тем, что имеющийся у него билет Банка Приколов имеет внешние сходства с билетом Банка России достоинством 5000 рублей, предложил продавцу … продать ему майонез «Провансаль» в упаковке массой 0,5 кг. стоимостью 55 рублей, 1 буханку ржаного хлеба стоимостью 19 рублей, печенье «Юбилейное» в упаковке массой 0,626 кг. стоимостью 69 рублей 60 копеек, пакет полиэтиленовый «майка» стоимостью 1 рубль 80 копеек, масло «Барышня» в упаковке массой 0,2 кг. стоимостью 85 рублей 30 копеек, после чего, для оплаты приобретаемых товаров, передал билет Банка Приколов продавцу … под видом денежной купюры билета Банка России достоинством 5000 рублей.

…, введенная Коробейниковым А.А. в заблуждение, восприняла передаваемый ей билет Банка Приколов в качестве денежной купюры достоинством 5000 рублей, и произвела расчет с Коробейниковым А.А. за приобретенные им товары, а так же передала ему сдачу денежными средствами из кассы магазина «Березка» в сумме 4731 рубль.

С похищенными имуществом и денежными средствами Коробейников А.А. с места происшествия скрылся, распорядившись похищенным по своему усмотрению.

Своими умышленными действиями Коробейников А.А. причинил ИП Потерпевший №1 материальный ущерб на общую сумму 4962 рубля 10 копеек[4].

Для квалификации же действий по ст. 186 УК РФ необходимо, чтобы поддельные денежные купюры (монеты, ценные бумаги) имели существенное сходство по форме, размеру, цвету и другим основным реквизитам с подлинными денежными знаками или ценными бумагами[5].

Именно использование этого оценочного критерия — установление «существенного сходства» поддельного денежного знака с подлинным — порой вызывает наиболее серьезные затруднения при квалификации выявленного преступного деяния.

В зависимости от способа изготовления поддельного денежного билета его визуальное качество может варьироваться от низкого (денежный билет выполнен на копировально-множительной технике и на нем отсутствуют защитные признаки) до высокого (сымитированы многие визуальные защитные признаки), и квалификация будет зависеть от субъективной стороны действий: умысла, направленного на обман ограниченного числа людей, или посягательства на финансовую систему страны, выразившегося в качестве фальшивок и количестве сбытых поддельных денежных билетов.

В зависимости же от направленности реализации необходимо отметить, что поддельные денежные билеты, предназначенные для сбыта людям, в большинстве своем будут иметь визуальное сходство с подлинными, в то время как поддельные денежные билеты, предназначенные для сбыта в устройствах автоматической обработки наличности, как правило, не имеют «существенного» визуального сходства с подлинными, а нередко налицо и явные различия.

Таким образом, большая часть поддельных денежных билетов, предназначенных для сбыта в устройствах автоматической обработки наличности, не подпадает под предмет преступного посягательства, предусмотренного ст. 186 УК РФ.

В юридической литературе неоднократно рассматривалась проблема критериев «существенного сходства» поддельных денежных билетов с находящимися в обращении банкнотами[6].

По мнению С.З. Алиева, «существенное сходство» заключается в наличии на поддельном денежном знаке основных реквизитов, схожих с находящимися в денежном обращении подлинными денежными знаками, определяемых как при визуальном осмотре, так и при специальном криминалистическом исследовании сходства поддельных и подлинных денежных знаков, позволяющих лицу воспринимать поддельный денежный знак в качестве подлинного[7].

Однако из данного определения не усматривается, попадают ли под определение «существенного сходства» поддельные денежные билеты, предназначенные для сбыта в устройствах автоматической обработки наличности. Как было сказано выше, большинство таких фальшивок не обладают визуальным сходством с подлинными купюрами и зачастую имеют явные различия, например, когда речь идет о «составных» банкнотах.

Имели место случаи, когда фальшивки представляли собой черно — белые копии с фрагментами подлинных купюр. Но при этом, имея качественные имитации машиночитаемых признаков, такие поддельные денежные знаки могут успешно сбываться через платежные терминалы и банкоматы, восприниматься ими как подлинные и, соответственно, вводиться в денежное обращение. Нередко пользователи банкоматов, снимая наличные деньги, получали в руки фальшивки[8].

Для определения подлинности таких денежных знаков достаточно провести визуальный осмотр, криминалистическое исследование проводится не столько с целью установления подлинности, сколько с целью установления способа изготовления. Следовательно, согласно определению «существенного сходства», предложенному Н.С. Пономаревой, большинство денежных билетов, предназначенные для сбыта устройствам автоматической обработки наличности, не являются предметом преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ.

Обязательным признаком объективной стороны мошенничества, в отличие от фальшивомонетничества, является общественно опасное последствие и причинно — следственная связь. Объективная сторона мошенничества состоит из трех элементов: общественно – опасное деяние; последствия преступления и связь между деянием и последствием[9].

Общественно опасное деяние фальшивомонетничества выражается в четырех альтернативных действиях, а при мошенничестве в одном действии (бездействии), которое заключается в хищении чужого имущества или приобретении прав.

Согласно примечанию к статье 158 УК РФ под хищением понимается совершенные с корыстной целью противоправные действия по безвозмездному изъятию и (или) обращению чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

В отличие от фальшивомонетничества, в статье 159 УК РФ закреплены способы совершения мошенничества, ими являются обман и злоупотребление доверием.

В юридической литературе под обманом понимается либо сообщении заведомо ложных сведений, либо умолчание об обстоятельствах, сообщение о которых являлось обязательным[10]. При этом факты искажения информации должны носить исключительно предумышленный характер.

Под злоупотреблением доверием в юридической литературе понимается завладение, имуществом используя при этом специальные полномочия, личные доверительные отношения или в принятие обязательств при заведомом отсутствии намерения их выполнить.

В своих работах С.А. Смотров выделил критерии отнесения конкретных действий лица при подделке денежных знаков мошенничеству на основании, что:

— действия, были направлены на увеличение наминала денежной купюры методом аппликации (наклеивание цифр на подлинную денежную купюру);

— действия, состояли в изменении номинала денежных купюр путем смывания краски с подлинной купюры меньшего наминала, и последующего нанесения с помощью копировального аппарата обозначения номинала большего достоинства;

— действия, направлены на придание частям подлинной купюры вида целого знака путем монтажа из двух или нескольких денежных купюр. С субъективной стороны мошенничество и фальшивомонетничество характеризуется наличием прямого умысла[11].

Вместе с тем, в юридической литературе выделяется, что у мошенника направленность умысла на обман конкретного лица или ограниченного круга лиц.


[1] Жадан В.Н., Уголовно-правовая характеристика преступлений в сфере мошенничества // Актуальные вопросы современной науки. — 2016. — №35. — С. 34.

[2] Российское уголовное право: учебник. В 2 т. / под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, В.С. Комиссарова, А.И. Рарога. Т. 2: Особенная часть. — М.: Проспект, 2017. – С. 403.

[3] Ляскало А.Н. Разграничение хищения и фальшивомонетничества // Уголовное право. 2017. № 1. С. 67.

[4] Приговор № 1-116/2018 от 20 сентября 2018 г. Омутнинского районного суда Кировской области // СудАкт: Судебные и нормативные акты РФ: https://sudact.ru/regular/doc/ElHxFtOUb0lR/.

[5] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. № 2 «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг» (ред. от 06.02.2007) // Российская газета. — 1994. — 14 июля.

[6] Кантемирова А.Б. Проблемы отграничения фальшивомонетничества от смежных преступлений // Наука и образование сегодня. 2017. № 6. С. 84.

[7] Алиев С.З. Объективные и субъективные признаки фальшивомонетничества // Актуальные проблемы правового развития России: сб. трудов Всерос. научно-практ. конф. — М., 2015. — С. 203.

[8] Звягин И.С. Критерии разграничения фальшивомонетничества и мошенничества при криминальном обороте поддельных денежных билетов // Вестник Воронежского института МВД России. 2015. № 4. С. 104.

[9] Арутюнян Н.Г. Мошенничество: Анализ состава и проблемы квалификации // Смальта. — 2015. — №1. — С. 10.

[10] Завидов Б.Д. О понятии мошенничества и его «Модификациях» (видоизменениях) в уголовном праве // Право и экономика. 2016. № 10. С. 57.

[11] Смотров С.А. Об объективном критерии разграничения фальшивомонетничества и мошенничества // Эксперт-криминалист. — 2015. — № 3. — С. 16.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *