Проблемы энергетической безопасности ЕС и место России в энергетической безопасности ЕС

В последнее десятилетие для ЕС возрастает значимость и актуальность вопросов энергетической безопасности, так как с каждым годом в мире истощаются исчерпаемые природные ресурсы, в особенности такие необходимые, как углеводороды. Эти изменения приводят к росту цен на энергоносители и к увеличению спроса, что делает вопрос сохранения энергетического баланса весьма значимым в области энергетической безопасности. Проблемы энергообеспечения являются особенно актуальными для ЕС. По общим показателям потребления энергоресурсов, ЕС располагается на третьей строчке рейтинга после США и Китая. Существенным источником энергоресурсов для Евросоюза является акватория Северного моря, ресурсов которого, по прогнозам экспертов, при нынешних темпах добычи энергоносителей может хватить на ближайшие восемь лет, что способно привести ЕС к еще большей зависимости от поставок иностранных энергоносителей, что является непосредственной угрозой энергетической безопасности ЕС.

Вследствие активных интеграционных процессов и расширения, в ЕС наблюдается и увеличение спроса на энергоносители. Причиной этому является интеграция большинства восточноевропейских стран в систему энергообеспечения СССР в ближайшем прошлом, что порождает серьезные сложнасти в создании общеевропейской системы энергообеспечения.

Таким образом, рост цен на энергоресурсы и стабильный рост мирового потребления энергоносителей (рост ожидается приблизительно на 60% в следующие 20 лет), приведут в перспективе к дебатам относительно того, как в будущем мировому сообществу сообща справиться с возрастающими энергетическими нуждами. Около 50% импорта энергоносителей ЕС приходится на его собственные энергетические нужды. В процессе перемен в энергетическом секторе ЕС, эксперты Европейской Комиссии прогнозируют увеличение данного показателя с 50% до 65% к 2030 г.

По количественным показателям, на 27 государств-членов ЕС приходится около 17% от общего потребления энергии в мире. Европа импортирует около 50% от общего объема поставок энергоресурсов — чуть более 80% нефти и около 57% природного газа. То есть, на мировом энергетическом рынке, ЕС является очень уж «лакомным куском», на который, помимо России, претендует большинство стран Ближнего Востока и Центральной Азии.

Ожидается, что зависимость ЕС от импортируемых энергоносителей, особенно природного газа, существенно возрастет в среднесрочной перспективе. На сегодняшний день, Россия, Норвегия, ряд стран Ближнего Востока и Северной Африки являются самыми крупными поставщиками энергоносителей в ЕС. По последним подсчетам аналитиков Дойче Банка, в 2030 г. импорт нефти ЕС вырастет на 93%, а природного газа — на 84%.

По прогнозам европейских экспертов, потребление природного газа в ЕС должно увеличится в 2 раза в ближайшие 25 лет. По состоянию на сегодняшний день, потребление природного газа ЕС составляет 18% от общемирового потребления. Из этого, импорт газа Европейским Союзом ожидается на уровне чуть более 80% от общего потребления в 2030 г..

Евросоюз покрывает за счет импорта из России 38% своих потребностей в газе (по состоянию на 2016 г.) и 28,4% потребностей в нефти (по состоянию на 2016 г.).

Несмотря на то, что 28 государств-членов ЕС передали часть своих национальных суверенных компетенций институтам ЕС в различных отраслях, энергетическая политика преимущественно остается в ответственности самих национальных государств. Так, решения относительно долгосрочных закупок энергоносителей (нефть, газ, уголь), модернизации энергетической инфраструктуры и использования конкретных видов топлива продолжают приниматься на национальном уровне стран ЕС.

Современное состояние энергетической безопасности ЕС подвержено влиянию внутренних и внешних факторов. К внутренним факторам относятся:

  1. Высокие цены на энергию в ЕС и их резкие колебания.

Рынок электроэнергии в ЕС сильно дифференцирован, несмотря на декларируемые интеграционные процессы. В ряде стран ЕС население вынуждены много платить за электроэнергию, финансируя тем самым экологическую политику государства. Согласно данным Евростата, стоимость кВт/ч для населения в странах ЕС в пересчете на российскую валюту, разнится от 7,1 (Болгария) до 22,6 рублей (Дания). Для сравнения, в России стоимость кВт/ч для населения 2,9 рублей. В других же странах, напротив, государство косвенно финансирует электорат, субсидируя низкие тарифы. В конечном результате цены на электроэнергию у соседних стран со схожей обеспеченностью ресурсами сильно разнятся. Об этом свидетельствует рейтинг стран Европы по уровню тарифов на электроэнергию для населения в различных европейских государствах по состоянию на первое полугодие 2016 г. (Приложение 2). Сохраняется такая тенденция, что тарифы на электроэнергию напрямую зависят от развития в государствах «зеленой» электроэнергетики, ориентированной на возобновляемые источники энергии. Другими словами, чем электроэнергия экологичнее, тем она дороже. Наиболее высокая стоимость электроэнергии для населения, согласно Евростату, в Данни и Германии – 22,6 руб. за кВт/ч и 21,9 руб. за кВт/ч соответственно. Правительства этих стран частично или полностью отказались от использования атомных электростанций и активно содействуют развитию возобновляемых источников энергии. Повышение стоимости электричества является одним из способов такому содействию и этот способ получает значительную поддержку населения.

  1. Уменьшение производства энергии в ЕС.

Согласно статистическому обзору ВР, собственное производство нефти, газа, и других энергоносителей Европейским союзом, с каждым годом падает. В период с 2005 по 2015 гг., производство нефти упало почти в половину с 2711 до 1507 тысячах баррелей в день соответственно, производство газа снизилось с 213 до 120 млн. кубометров в год, производство угля со 198 до 150 млн. тонн. Стоит отметить, что потребление энергоносителей значительно превосходит производство, а в некоторых секторах энергетики имеет тенденцию к росту. Так, по состоянию на 2015 г., потребление ЕС нефти составляет 12712 тысяч баррелей в день (отличие от производства в 8,4 раза), газа — 402 млн. кубометров в год (отличие от производства в 3,3 раза), а угля — 262 млн. тонн (отличие от производства в 1,7 раза). Анализируя данную статистику, стоит отметить, что подобная разница между производством и потреблением, делает ЕС зависимым от внешних поставок энергоносителей.

К внешним факторам можно отнести:

  1. Увеличение энергетического спроса со стороны растущих экономик, таких как КНР и Индия, в свою очередь, это может привести к переориентации главных экспортеров энергоносителей с европейского рынка на азиатский, что уже постепенно и происходит. Так, в 2014 г. был подписан контракт на поставку газа в Китай между «Газпромом» и «CNPC» (китайская национальная нефтегазовая корпорация), рассчитанный на 30 лет вперед. Подписание контракта стало импульсом для запуска совместного проекта магистрального газопровода «Газпрома» и Китая, который получил название «Сила Сибири». Стоит сказать, что данный проект был запущен в скором времени после введения европейских санкций против России и подобный дружеский шаг к Китаю связан с появившейся необходимостью стратегической переориентации вектора международной кооперации с Европы на Азию.

Индия четвертая в мире по совокупному потреблению энергоресурсов после Китая, США, России. Также Индия занимает 4-е место в мире по объему импорта нефти и СПГ, 3-е место по объему производства и потребления угля, однако, ее энергетические потребности в большинстве удовлетворяются за счет импорта нефти (зависимость от импорта 80%), сжиженного газа (28%), а также высококачественного угля (22%). Индии приходится учитывать ее энергетическую зависимость от других стран, так как в полной мере удовлетворить свои потребности в энергоносителях Индия не в силах. Крупнейшими поставщиками нефти являются Саудовская Аравия (20%), Ирак (14%) и Венесуэла (12%), а газа – Катар (80%). Однако, контракт с Катаром рассчитан до 2020 г., а спрос в Индии в сжиженном природном газе вырастет по оценкам экспертов на 5%. В связи с этим, появились проекты строительства газопроводов, такие как ТАПИ (Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия) и «Мир» (Иран — Пакистан — Индия), затрагивающих действующих и потенциальных экспортеров энергоносителей в ЕС.

  1. Сохранение нестабильности в энергетических регионах.

Эскалация законсервированных конфликтов в арабском мире способствует увеличению тревог относительно энергетической безопасности ЕС. Арабская весна, спровоцировавшая ряд революций стран Северной Африки, анархия и гражданские войны в арабских странах напрямую отразилась на сбоях поставок энергоносителей в ЕС. Нестабильность в энергетических регионах обострила проблему безопасности обеспечения производства и поставок нефти и газа в европейские страны, а сильнее всего пострадали Италия и Испания, зависевшие от Ливии и Алжира, соответственно. Таким образом, важные в геоэкономическом отношении регионы Персидского залива, где сосредоточено до 70% мировых запасов нефти и 40% мировых запасов газа, характеризуется на сегодняшний день высокой степенью нестабильности. Эти проблемы подстегнули страны ЕС в сторону координации внешней политики для обеспечения безопасности и диверсификации поставок энергии. С этой благой целью государства-члены ЕС сосредоточили свои усилия на расширении политического сотрудничества, а также увеличении инвестиций в энергетическую инфраструктуру транзитных стран и стран производителей. Государства ЕС в этих целях выделили регионы Центральной Азии, Каспийского и Черного морей в качестве координаторов для такой деятельности. Кроме того, ЕС призвал к созданию Европейского энергетического диалога со странами Африки, имеющих стратегическое значение. Флагманским проектом ЕС в Центральной Азии и Каспийском регионе является трубопровод Nabucco. Данный проект магистрального газопровода протяжённостью 3300 км из Туркмении и Азербайджана в страны ЕС по-прежнему остается нереализованным, в связи с выросшей в 2 раза стоимостью (предлагаемый трубопровод первоначально требовал финансирования ЕС в 7 млрд долл., а сейчас его стоимость выросла до 15 млрд долл.).

  1. Использование Россией своей энергетической мощи в политических целях.

Некоторые государства — члены надеются институционализировать общие приверженности к рыночным принципам, изложенным в Договоре к Энергетической Хартии через Энергетический диалог России и ЕС и через новое соглашение о партнерстве и сотрудничестве. Тем не менее, двусторонние соглашения по энергетике между некоторыми государствами-членами, в частности, Германии, Италии и Болгарии, с одной стороны, и Россией с другой, освещают продолжающиеся разногласия внутри ЕС о том, как лучше всего вести дела с Россией. Россия, в свою очередь, используя свою гегемонию в энергетическом секторе ЕС, применяет различные методы политического шантажа и главным аргументом становится изменение цен по истечению контрактов. Таким образом, в энергетическом диалоге ЕС и России зреет кризис, который может вылиться в поиск новых рынков сбыта для России и поиск новых экспортеров энергоресурсов для ЕС. В долгосрочной же перспективе, ЕС планирует переориентироваться на возобновляемые источники энергии, в том числе и для того, чтобы избавиться от внешней зависимости и политического давления.

  1. Рост недовольства по поводу воздействия процессов производства и потребления энергии на глобальные климатические изменения и негативное воздействие на окружающую среду.

Такое недовольство проявляется в разных формах: от мирных демонстраций и одиночных пикетов до нарушений закона. Так например, одной из крупнейших победоносных акций Greenpeace считается отказ от затопления нефтяной платформы Brent Spar в Северном море. Этого решения от нефтяной компании Royal Dutch Shell активисты добились с помощью акции. Несколько участников на плоту добрались до платформы и приковали себя к ней. Эта акция достигла очень широкого общественного резонанса, в результате чего Shell выполнила требования гриписовцев и разобрала платформу на части, несмотря на имеющееся у компании разрешение на затопление платформы от парламента Великобритании. Подобные акции, в случае подъема резонанса могут сильно ударить по авторитету крупных транснациональных компаний или напротив повысить, поэтому зеленые организации, несмотря на свою малую численность, имеет серьезное влияние на реализацию многих энергетических проектов, реализация которых связана непосредственно с энергетической безопасностью региона.

Если же говорить о совместных проектах России и ЕС, и связи с «зеленой» темой, то совместная компания «Норд Стрим 2 АГ» собирается в ближайшее время принять вариант прокладки газопровода через уникальную природную зону в Кургальском заказнике. Гринписовцы ссылаются на два международных соглашения, защищающие эту зону: Рамсарская конвенция о водно-болотных угодьях международного значения и Конвенция о защите морской среды Балтийского моря. По состоянию на апрель 2017 г., споры по этому поводу не утихают, что стопорит реализацию очень важного проекта для энергетической безопасности ЕС и России.

Таким образом, основными в этой области оказались следующие документы: «Договор Энергетической Хартии», «Европейская стратегия использования стабильной, конкурентоспособной и безопасной энергии» (Зеленая книга ЕС), «Европейская стратегия энергетической безопасности ЕС», «Стратегия конкурентной, устойчивой и безопасной энергетики на 2020 г. », «Общая политика в области климата и энергетики с 2020 на 2030 гг.», «Энергетическая дорожная карта на 2050 г. ». Пожалуй, самый главный документ в области энергетики в этом перечне — «Договор Энергетической Хартии». В силу того, что этот договор выходит за рамки ЕС и его могут подписать государства, не являющиеся членами ЕС, он должен был стать основой энергодиалога России-ЕС, а также основой для формирования единого энергетического пространства в перспективе. Однако, этого не произошло в связи с не ратификацией этого документа Российской Федерацией по ряду причин, связанных с вопросами геополитики и собственной энергетической безопасностью. Таким образом, ЕС не смог договориться об участии ключевого актора в ключевом документе для его энергетической безопасности. А вот в самом свежем документе ЕС в области энергетической безопасности («Европейская стратегия энергетической безопасности ЕС 2014 г.») уже был прямо высказан тезис об уменьшении зависимости от России. В предыдущих документах это было не так ярко выражено, этот тезис был лишь в контексте уменьшения зависимости от поставщиков. Очевидно, что подобная риторика связана с обострением сначала политического, а затем и военного конфликта на Украине, что привело в итоге к серьезнейшему конфликту Запада и России.

Также, в данной главе мы выяснили, что проблемы энергетической безопасности ЕС главным образом связаны с поставками из России энергоносителей. Россия является главным поставщиком углеводородов в ЕС, а в связи с усложнением политических отношений между странами, осложняется и энергодиалог России с ЕС. Однако, несмотря на имеющиеся проблемы, Россия и ЕС обречены на продолжение энергодиалога. Энергетическое сотрудничество между Россией и ЕС является одной из основ развития стратегического партнерства между ними не только в экономических, но и политических вопросах, что связано с взаимными интересами в области обеспечения энергетической безопасности, а также экономической и политической стабильности в Европе и мире.

В области энергетической безопасности приоритетами ЕС является: либерализация, построение внутреннего энергетического рынка, ориентация на альтернативную энергетику и диверсификация поставок энергетических ресурсов. Однако, выполнение любого из этих пунктов займет очень много времени и потребует много денег, тогда как спрос на энергоносители в ЕС растет и будет расти в перспективе (особенно на газ). Поэтому, несмотря на существование стратегии по избавлению от российского энергетического влияния, эта стратегия даст свои плоды не раньше 2030 года, а пока ЕС приходится налаживать энергодиалог с Россией.

Сотрудничество России и ЕС осложняется еще одним важным фактором, заключающимся в том, что стороны по-разному видят оптимальную организацию энергетического сектора. Россия, следуя своей Энергетической стратегии на период до 2030 г. акцентирует внимание на бюджетную эффективность, модернизацию и стабильность институтов. ЕС, опираясь на «Зеленую книгу», главными приоритетами объявляет: либерализацию, построение внутреннего энергетического рынка и ориентирование на альтернативную энергетику.

Как нами уже не раз отмечалось раньше, отношения между Россией и ЕС можно характеризовать в терминах энергетической взаимозависимости. Таким образом, неудивительно, что энергетическая безопасность является предметом озабоченности двух сторон. Европейские страны опасаются полной зависимости от одного поставщика, а Россия так же не хочет быть зависимой от только одного рынка сбыта. Каждая из сторон пытается избежать подобной ситуации, однако, возможно, подобные практические проблемы производства энергоресурсов их поставок лучше решать сообща.

Европа нуждается в энергоносителях, а Россия в их экспорте. ЕС получает из России около четверти всех своих энергоресурсов, а Россия отправляет в ЕС около половины всех своих поставок энергоресурсов. Этот статистический показатель и является ключевым в аспекте энергетической взамозависимости и энергетической безопасности регионов.

Смотрите так же:

Цели ЕС в энергетической безопасности и перспективы их достижения
Конкуренты России на энергетическом рынке ЕС
Перспективы решения проблем энергетической безопасности ЕС и участие России. Обеспеченность ЕС энергоресурсами
Современные проблемы энергетического диалога Россия-ЕС
Нормативно-правовая база ЕС в сфере энергетики и энергобезопасности
Проблемы энергетической безопасности
Понятие энергетической безопасности

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *