Принципы, цели и задачи формирования адвокатского сообщества

Адвокатское сообщество представляет собой группу профессионалов-адвокатов, коммуницирующих между собой в связи с осуществлением адвокатской деятельности для обмена информацией, выработки знаний и поиска оптимальных инструментов решения стоящих перед членами такого сообщества задач.

Формирование адвокатского сообщества происходит благодаря самим участникам данного сообщества с определенными целями и задачами. Для раскрытия данных понятий применительно к адвокатскому сообществу необходимо определить общее значение данных категорий.

Слово «цель» имеет древнегреческие корни, в соответствующих философских источниках чаще всего означает «конец», «завершение». В настоящее время под «целью» как правило понимается «идеальное, мысленное предвосхищение результата деятельности»[1], «результат поведения функционирующей системы, достигаемый с помощью обратных связей»[2]. В рамках данного исследования в качестве цели формирования адвокатского сообщества представляется целесообразным считать «идеальный или реальный предмет сознательного или бессознательного стремления субъекта; финальный результат, на который направлен процесс»[3].

Необходимо отметить одну из самых ярких, содержательных и убедительных работ на тему задач адвокатского сообщества и адвокатской этики, не утративших свою актуальность и в наши дни. Выдающийся русский процессуалист Евгений Владимирович Васьковский в своем исследовании «Задачи адвокатуры и принципы адвокатской этики» указывал следующее: «Фигура Фемиды, олицетворяющей правосудие, держит в одной руке весы, а в другой – меч»[4]. На весах, по справедливому выражению Ihering’a[5], она взвешивает право, мечом же его устанавливает. «Весы правосудия имеют две чаши. Одна предоставляется в распоряжение обвинителя (в уголовном процессе) или истца (в гражданском процессе); другая же предназначена для обвиняемого или ответчика. Обе состязающиеся стороны будут стараться собрать — каждая на свою чашу весов — как можно больше доказательственного материала, суд же спокойно взвешивает его и в конце постановляет, какая из сторон победила»[6].

Но судебный процесс не дуэль: участники могут и обычно привлекают союзников. На более низких уровнях правового развития стороны представали перед судом в сопровождении своих родственников, соседей и друзей, которые помогли им принять активное участие в судебной борьбе. Чем дальше развивается общественная жизнь, чем сложнее становятся определяющие их отношения и правовые нормы, тем яснее становится необходимость существования особого класса людей, которые бы специально изучали эти нормы и помогали участникам процесса в проведении их дел в суде. Необходимость удовлетворения такой потребности привела к возникновению адвокатов, т.е. знающих право профессиональных защитников, посвятивших себя защите чужих прав в суде. Благодаря этому обвинитель и обвиняемый, истец и ответчик получили возможность восполнить собственное неумение и нехватку опыта знаниями и опытом специалистов-правоведов.

В таком виде судебное разбирательство существует очень давно. Однако со временем государственные органы пришли к выводу, что оно не может ограничиваться созданием беспристрастного суда и, учитывая его собственные интересы, обязано принимать более эффективное участие. Государственная власть не может оставаться сторонним наблюдателем состязания потерпевшего и преступника, но должна в интересах общества и ради собственной безопасности взять первого из них под свою опеку. Это может быть сделано двумя способами: либо требуя от судов не только отправлять правосудие, но и проводить расследования и преследования, либо создавая специальный класс должностных лиц для судебного преследования преступников от имени государства. В первом случае судебное разбирательство приобретает характер инквизиции, то есть процесс расследования, а второй процесс является состязательным. Оба метода были применены на практике, и многовековой опыт выявил очевидные преимущества последней системы. В цивилизованных государствах создан (во Франции в XIV веке, в других странах несколько позже) институт прокуратуры, целями которого являются преследование и преследование в уголовном суде. В результате этого в уголовных делах государственная власть в лице представителя — прокурора заняла позицию потерпевшего.

Как правильно отмечает Berryer, «если важным является то, чтобы бдительность магистратуры охраняла на основании закона общество от грозящих его спокойствию преступлений и чтобы преступники подвергались справедливому наказанию, то не менее важным для безопасности общества делом является то, чтобы несправедливые обвинения отклонялись, чтобы человек не был осужден только потому, что обвинен, чтобы его энергично защищали от ошибок, гнева, незнания или пристрастности коронных судей или присяжных»[7].

Если бы он был осужден невинно или наказан чрезмерно, то другие члены общества были бы встревожены опасением о своей судьбе, поскольку каждый из них может оказаться в такой же ситуации. Это опасение увеличивается в связи с тем, что с момента, когда государство взяло под свою опеку обвинителя и предоставило ему покровителя в виде прокурора, уголовный процесс потерял характер поединка двух примерно равных друг другу противников: государственному органу, вооруженному всеми средствами преследования и обвинения, противостоит слабый, обособленный индивидуум, ничтожный атом общества. Следовательно, общество должно взять эту личность под свою опеку и также дать ей помощника и защитника. Но общество не способно этого сделать, поскольку не имеет отдельной от государства юридической организации. Поэтому необходимо, чтобы предоставление помощи обвиняемому от имени общества взяла на себя адвокатура. Тогда в уголовном процессе вновь установится равновесие: против прокурора, защищающего потерпевшее лицо, будет бороться адвокат, защищающий обвиняемого. Подобно тому, как прокурор является выразителем интересов государства (Staatsanwalt), так адвокат должен быть представителем общества (Gesellschaftsanwalt). Только в отличие от прокурора, который получает формальный мандат от государственной власти, адвокат должен действовать в качестве представителя без полномочий, как negotiorum gestor общества.

Несколько иначе обстоит дело в гражданском процессе. Здесь государственной власти неразумно вмешиваться в состязание сторон, поскольку не идет речи о нарушении норм права, которые защищают существование, безопасность и пользу государства в целом, а идет спор между частными лицами об их частных интересах. Государственная власть не имеет никаких оснований для помощи одной из состязающихся сторон. Но другой должна быть обязанность общества. Оно должно быть крайне заинтересованным в том, чтобы победил тот, на чьей стороне находится справедливость. Если же сторона проигрывает дело всего лишь потому, что ее противник лучше знаком с правом, является более опытным и ловким, то любой член общества не может не чувствовать опасения, что и его права могут быть нарушены и лишены защиты. Учитывая это, общество должно было бы в своих собственных интересах помогать сторонам, обладающим правом, в их процессуальной борьбе. Поскольку же оно это сделать неспособно, то, следовательно, и в гражданском процессе адвокаты должны играть роль его уполномоченных, оказывающих помощь сторонам, которые этого заслуживают.

В силу того что «адвокатура представляет собой корпорацию специалистов-правоведов, имеющую задачей защиту в суде прав отдельных лиц в интересах и от имени общества»[8], к деятельности адвокатов предъявляются особенно высокие морально-этические требования, выражающиеся в этических принципах.

Мысль об общественном значении и публично-правовом характере адвокатуры не нова. Во многих работах, посвященных адвокатуре, говорится, что адвокат — это «общественный деятель», что профессия его — это «общественное учреждение» (Amt, fonction publique) и «институт публичного права». Некоторые авторы доходили даже до признания адвокатуры представительницей общества. Например, Prischl[9] говорит, что «относительно положения, на которое должен претендовать адвокат, не сказано ничего более правильного и глубокомысленного, чем знаменитые слова Сагге[10]: «Если судья в трибунале кажется мне наделенным королевской властью для отправления правосудия народу, то в свою очередь адвокат при выполнении своих обязанностей кажется мне уполномоченным этого народа, требующим правосудия для одного из своих членов. Кем является судья? — Голосом господствующего. Кем является адвокат? — Голосом народа». Однако все эти замечания были сделаны мимоходом, отрывочно, не находя надлежащего развития и почти не влияя на выводы авторов относительно организации адвокатуры. Впервые Frydmann точно и последовательно развил мысль о том, что адвокат в уголовном процессе выступает не в качестве частного лица, помогающего стороне на основании составленного с ней договора, а в качестве защитника интересов общества (Gesellschaftsanwalt), словно выполняющего служебную обязанность[11]. Эту точку зрения разделили Ortloff[12] и Koerner[13].

«В течение всего периода становления адвокатуры ее роль в государстве и системе органов государственной власти была особой. Этот институт не является государственным, но при этом невозможно представить систему правосудия без адвокатуры. Закон об адвокатуре предусматривает, что адвокатура является профессиональным сообществом адвокатов и как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления (п. 1 ст. 3 Закона об адвокатуре)»[14].

Действующее законодательство гарантирует каждому право на квалифицированную юридическую помощь, а также на предоставление такой помощи бесплатно в случаях, предусмотренных законом.

Адвокатское сообщество выполняет государственно значимую функцию в сфере осуществления правосудия, относящуюся к защите интересов неограниченного круга физических и юридических лиц, нуждающихся в помощи, оказываемой адвокатами.

Кучерена А.Н. отмечает, что возложенные на адвокатское сообщество задачи имеют государственное значение и отражают публичный интерес общества. Представительство интересов физических лиц в конституционном, уголовном, административном и гражданском судопроизводстве направлено не только на удовлетворение интереса определенного гражданина, но и на обеспечение принципа состязательности судебного процесса, охрану прав граждан, достижение истины и тем самым на создание провозглашенного Конституцией Российской Федерации демократического, правового государства, что важно не только для отдельных лиц, но и для всего общества в целом. Автор также отмечает, что сообщество независимых адвокатов-профессионалов играет большую роль в процессах общественного контроля над государством в целом и правоохранительными органами в частности[15]. Как видно, данный автор, перечисляя задачи адвокатского сообщества, приходит к определению цели его деятельности – формирования правового государства.

Адвокатское сообщество существует для того, чтобы на профессиональной основе защищать права, свободы и интересы физических и юридических лиц. Это структура гражданского общества, профессиональная ассоциация юристов, оказывающих квалифицированную юридическую помощь. Адвокатское сообщество в современной правовой системе России можно охарактеризовать как один из способов самоограничения государственной власти, посредством которого создается институт гражданского общества, способствующий полной реализации и защите гражданами своих прав и свобод.

Основными целями и задачами российского адвокатского сообщества являются:

  • оказание в соответствии с Конституцией Российской Федерации квалифицированной юридической помощи физическим и юридическим лицам в целях реализации и защиты их прав, свобод и законных интересов;
  • представление интересов членов адвокатского сообщества в отношениях с органами государственной власти, общественными объединениями, коммерческими и некоммерческими организациями;
  • защита профессиональных прав, чести и достоинства адвокатов;
  • обеспечение высоких стандартов оказагия юридических услуг;
  • обеспечение единства и сотрудничества адвокатов и коллегий адвокатов, а также независимости адвокатуры;
  • установление и развитие отношений с международным юридическим сообществом и национальными ассоциациями юристов;
  • оказание организационной, материальной, финансовой, образовательной и иной помощи юристам и объединениям юристов в целях повышения качества юридической помощи;
  • осуществление издательской деятельности в соответствии с действующим законодательством;
  • реализация других функций.

Резюмируя вышесказанное, можно заключить, что адвокатское сообщество, будучи специальным субъектом осуществления квалифицированной юридической помощи, деятельность которого определена конституционно, осуществляет весьма значимые в современной геополитической обстановке социальные функции, выступая связующим звеном между государством и гражданами в решении наиболее острых и злободневных вопросов, имеющих существенное значение для реализации и защиты прав, свобод и законных интересов граждан, обеспечения социальной и политической стабильности. Такая адвокатская практика играет важную роль в безопасности личности, общества и государства, обеспечивая взаимное уважение и признание интересов данных субъектов, учет социально значимых проблем, и гармонизации социальной обстановки. Подводя итоги вышесказанному, стоит отметить, что статус адвоката налагает дополнительные обязательства по достижению задач и соблюдению как принципов, прямо установленных Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», так и целого комплекса морально-этических принципов, вытекающих из самого содержания и целей функционирования отечественного адвокатского сообщества.


[1] Большой энциклопедический словарь https://gufo.me/dict/bes/%D0%A6%D0%95%D0%9B%D0%AC

[2] Социологический словарь https://gufo.me/dict/social/%D0%A6%D0%95%D0%9B%D0%AC

[3] Новая философская энциклопедия https://gufo.me/dict/philosophy_encyclopedia/%D0%A6%D0%95%D0%9B%D0%AC

[4] Васьковский Е.В. Задачи адвокатуры и принципы адвокатской этики. Варшава, 1934 [Waskowski E. Zadanie adwokatury i zasady etyki adwokackiej. Warszawa, 1934] (оттиск статьи из журнала «Palestra», 1934, N 3 — 10). Перевод с польского выполнили Ю.В. Тай, кандидат юридических наук, управляющий партнер адвокатского бюро «Бартолиус», доцент кафедры международного частного и гражданского права Московского государственного института международных отношений, и А.А. Богустов, кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса юридического факультета Белорусского государственного университета.

[5] Ihering, Kampf ums Recht, 1872, 9.

[6] Васьковский Е.В. Задачи адвокатуры и принципы адвокатской этики. Варшава, 1934.

[7] Berryer. Le   public et le barreau, 1860, X, XI.

[8] Васьковский Е.В. Задачи адвокатуры и принципы адвокатской этики // Вестник гражданского процесса. 2015. N 4. С. 161. (Печатается по: Васьковский Е.В. Задачи адвокатуры и принципы адвокатской этики. Варшава, 1934.)

[9] Advocatur und Anwaltchaft, 1888, 5

[10] Les lois de l’organisation de la  , 1826, I, 391

[11] Frydmann, Systematisches Handbuch der Verteidigung in Strafsachen, 1878.

[12] Staats- und Gesellschafts-Vertretung im Strafverfahren, 1892 и в «Gerichtssaal», 47 B.

[13] Ueber das Wesen der Adwocatur, 1904

[14] Штукатурова Д.И. Адвокатура и адвокатская деятельность // СПС КонсультантПлюс. 2018.

[15]См.: Кучерена А.Г. Адвокатура в условиях судебно-правовой реформы в России: Монография. М.: ЮРКОМПАНИ, 2009 // СПС «Консультант Плюс»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *