Принципы медиации. Принципы проведения медиации

Как самостоятельный способ урегулирования споров медиация основана на принципах, которые характеризуют ее сущность, содержание и назначение, выражают общественные взгляды и представления об организации и порядке ее проведения. В связи этим представляет интерес сравнение принципов процедуры медиации с принципами гражданского процесса. Анализ действующего законодательства, а именно Конституции Российской Федерации, законодательства о судебной системе РФ, Гражданского процессуального кодекса РФ, позволяет выделить следующий состав принципов гражданского процессуального права: принцип отправления правосудия только судом (п. 1 ст. 118 Конституции); принцип законности; принцип равенства граждан и организаций перед законом и судом; принцип независимости судей и подчинения их только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (п. 1 ст. 120 Конституции РФ); принцип назначаемости судей; принцип состязательности; принцип диспозитивности; принцип равноправия сторон; принцип гласности разбирательства дел; принцип сочетания устности и письменности; принцип непосредственности; принцип государственного языка судопроизводства; принцип непрерывности.[1]

В статье 3 Закона о медиации, которая называется «Принципы проведения процедуры медиации», закреплено, что процедура медиации проводится при взаимном волеизъявлении сторон на основе принципов:

1) добровольности;

2) конфиденциальности;

3) сотрудничества и равноправия сторон;

4) беспристрастности и независимости медиатора.

Поскольку детальное исследование сущности принципов медиации, их практическое и доктринальное значение не является непосредственной темой диссертации, предлагаем рассмотреть содержание тех принципов, которые определены Законом о медиации.

Добровольность как основополагающий принцип медиации предполагает, что урегулирование спора с участием медиатора осуществляется только при взаимной договоренности сторон о выборе именно этого способа защиты прав. Принудить к заключению соглашения о применении медиации невозможно. В отличие от рассмотрения и разрешения дела в суде, обращение одной из сторон к медиатору в целях проведения примирительной процедуры не является для другой стороны обязанностью участвовать в примирительных процедурах.

Как справедливо отмечено авторским коллективом комментария к Закону о медиации, «на практике стороны, между которыми существует конфликт, и не могут поддерживать коммуникацию друг с другом, поэтому реализация указанных положений весьма проблематична. В связи с этим возникает вопрос: как должен поступить суд, если ходатайство о проведении процедуры медиации не заявляется или заявляется одной из сторон? Ни ГПК РФ, ни АПК РФ не содержат однозначного ответа на поставленный вопрос. Представляется, что в таких ситуациях суд во исполнение возложенной на него обязанности содействовать примирению сторон,  полномочен проявлять инициативу либо поддерживать одну из сторон судебного процесса в ее намерении урегулировать спор мирным путем и, как следствие, направлять дело к медиатору (даже при наличии возражений со стороны одного из участников спора)». [2]  

Согласимся с авторским коллективом, что целью такого направления сторон к медиатору должно быть проведение информационной встречи, в ходе которой сторонам гражданского, арбитражного процесса будут разъяснены сущность и преимущества медиации по сравнению с судебным разбирательством дела, сделано предложение об урегулировании спора в процедуре медиации.

Основополагающими началами процедуры медиации как процесса разрешения спора являются сотрудничество и равноправие сторон, которые объединены в общий принцип, также как и независимость и беспристрастность,  указаны в ст. 3 Закона о медиации.

Принцип сотрудничества и равноправия сторон не раскрывается, далее по тексту Закона не упоминается. Такая же ситуация и с принципом добросовестности, который употребляется только в контексте исполнения медиативного соглашения, дополнительно понятие содержание этого принципа нигде не дается. Это позволяет делать вывод об отсутствии законодательно закрепленных гарантий реализации названных принципов.

Сотрудничество — это определенная совместная деятельность. Применительно к медиации, сотрудничество состоит в том, что стороны совместно и с помощью медиатора должны урегулировать возникший конфликт. При этом следует отметить, что медиатор является только организатором процесса переговоров, его задача создать условия для сотрудничества и взаимопонимания, обеспечить сторонам возможность высказать свои предложения и решения, выявить и помочь реализовать возможность решения проблемы на условиях, приемлемых для обеих сторон. Именно поэтому в Законе о медиации сотрудничество как принцип закрепляется не само по себе, а в совокупности с равноправием.

Принцип равноправия означает, что сторонам предоставляется абсолютно идентичные права: высказывать свои мнения, определять повестку переговоров, оценивать приемлемость предложений и условий соглашения и другие возможности. Так, согласно ч. 7 ст. 11 комментируемого закона при проведении процедуры медиации медиатор не вправе ставить своими действиями какую — либо из сторон в преимущественное положение, умалять права и законные интересы одной из сторон.

И если равноправие является общим конституционным принципом, характерным для судебного способа урегулирования спора и для медиации, то принцип сотрудничества при проведении процедуры медиации противопоставлен принципу состязательности.

Принцип состязательности определяет возможности и обязанности сторон по доказыванию оснований заявленных требований и возражений, по отстаиванию своей правовой позиции. Условием реализации принципа состязательности выступает процессуальное равноправие сторон, поскольку состязаться в отстаивании своих субъективных прав и охраняемых законом интересов стороны могут лишь в одинаковых правовых условиях с использованием равных процессуальных средств.[3]

В отличие от состязательного судебного процесса, в медиации стороны не обосновывают и не доказывают свои требования и возражения, а совместно вырабатывают компромиссное решение.

Законодатель, называя в статье 3 принципы проведения медиации, раскрывает содержание только принципа конфиденциальности информации, относящейся к процедуре медиации (статья 5), а также в статье 6 определяет условия, при которых принцип перестает действовать.

Медиатору запрещается без согласия сторон разглашать сведения, ставшие ему известными при проведении процедуры медиации, а также информацию, относящуюся к процедуре медиации. Кроме того, если стороны не договорились об обратно, ни они, ни организации, осуществляющие деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации, ни медиатор, не вправе ссылаться в ходе судебного разбирательства, независимо от того, связаны ли оно со спором, который являлся предметом процедуры медиации, на информацию о:

1) признаниях, сделанных одной из сторон в ходе проведения процедуры медиации;

2) мнениях или предложениях, высказанных одной из сторон в отношении возможности урегулирования спора;

3) предложении одной из сторон о применении процедуры медиации, равно как и готовности одной из сторон к участию в проведении данной процедуры;

4) готовности одной из сторон принять предложение медиатора или другой стороны об урегулировании спора.

Таким образом, информация, относящаяся к процедуре медиации, является информацией ограниченного доступа и в связи с этим нуждается в особой охране и таких гарантиях ее сохранения как установление ответственности за ее разглашение.

Однако в отличие от тайны личной жизни, тайны переписки, медицинской, банковской, адвокатской тайны (ст. 151 ГК РФ), разглашение информации, полученной в ходе процедуры медиации, не влечет ответственности за ее разглашение. На наш взгляд, это недоработка законодателя, которую следует устранить. Для этого мы предлагаем внести изменения в Закон о медиации в ст.2 «Основные понятия», дополнив его пунктом 8 «тайна медиации». Тайна медиации — это сведения, ставшие известные медиатору, сторонам, организации, осуществляющей деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации, а также другим лицам, присутствовавшие при проведении процедуры медиации, которые стороны договорились не разглашать, а также сведения, указанные в ч. 3 ст. 5 Закона о медиации. Тайна медиации относится к информации ограниченного доступа, ее разглашение влечет ответственность, предусмотренную законодательством.

Считаем, что отнесение тайны медиации к информации ограниченного доступа и закрепление этого положения в Законе создаст гарантии ее защиты, поскольку административная ответственность за разглашение сведений предусмотрена для информации, определенной законом. Возможность привлечения к административной ответственности не исключает также гражданско-правовую ответственность, а дополняет гарантии, предоставленные лицу со стороны государства.

При обращении к медиатору для урегулирования споров о расторжении брака и связанных с расторжением брака понятие «тайна медиации» особенно актуально.

Проведенное исследование понятия и принципов проведения медиации позволяет сделать следующие выводы:

1. Медиация является самостоятельным способом урегулирования правовых споров, с определенными и присущими только ей правилами организации и проведения. Медиация обладает отличительными особенностями правовой регламентации по сравнению с юрисдикционными способами разрешения правовых споров. Участие в медиативных процедурах как процесс взаимодействия сторон обусловлен исключительно добровольным волеизъявлением участников вне зависимости был ли этот процесс инициирован сторонами, предложен или назначен судом или предписан законом.

2. Отсутствует тождество между понятиями «посредничество» и «медиация», поэтому с точки зрения четкости понятийно-категориального аппарата, с точки зрения юридической техники и ментальности современного российского общества признано необоснованным применение этих понятий как равнозначных и взаимозаменяемых.

3. Процедура медиации — это неотъемлемая часть системы урегулирования и разрешения правовых споров, она на законодательном уровне признана государством в качестве способа защиты нарушенных прав.

Несмотря на отсутствие прямого закрепления в СК РФ такого способа защиты прав как медиация, она может быть использована в качестве эффективного способа урегулирования семейно-правового спора. Теоретическое обоснование данного вывода будет представлено в следующих параграфах настоящей диссертации.

4. Как самостоятельный способ урегулирования споров медиация основана на принципах, одним из которых является конфиденциальность. Для реализации этого принципа сформулировано понятие «тайна медиации». Тайна медиации — это сведения, ставшие известные медиатору, сторонам, организации, осуществляющей деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации, а также другим лицам, присутствовавшие при проведении процедуры медиации, которые стороны договорились не разглашать, а также сведения, указанные в ч. 3 ст. 5 Закона о медиации. Тайна медиации относится к информации ограниченного доступа, ее разглашение влечет ответственность, предусмотренную законодательством. Это особенно важно для супругов, обратившихся к медиатору для урегулирования споров, возникающих в связи с расторжением брака. Отнесение сведений, ставших известных медиатору при проведении процедуры медиации по спорам, возникающим о расторжении брака, к сведениям, охраняемым законом, направлено на реализацию конституционного принципа неприкосновенности частной жизни, охрану личной и семейной тайны.


[1] Борисова Е.А., Иванова С.А., Кудрявцева Е.В. и др. Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М.К. Треушникова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Городец, 2007 // СПС «Консультант Плюс».

[2] См.: Комментарий к Федеральному закону «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредников (процедуре медиации)» / Отв. ред. С.К. Загайнова, В.В. Ярков. М.: Инфтропик Медиа, 2011. С. 43. 51

[3] См.: Борисова Е.А., Иванова С.А., Кудрявцева Е.В. и др. Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М.К. Треушникова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Городец, 2007 // СПС «Консультант  Плюс».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *