Понятие и сущность самозащиты гражданских прав

Существование цивилизованного общества подразумевает в себе наличие гражданских прав и обязанностей. Это касается всех сфер взаимоотношений. Нарушение прав и интересов граждан подлежит защите как со стороны государства, так и со стороны самого потерпевшего.

В соответствии со ст. 2 Конституции РФ человек, его права и свободы провозглашены высшей ценностью, а на государство возложена обязанность признавать, соблюдать и защищать их.[1] Но кроме государства, согласно ч. 2 ст. 45 Конституции РФ такая возможность предоставлена и личности, так как каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Данное положение соответствует положениям Итогового документа Венской встречи представителей государств – участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. В этом нормативном акте высказывается решимость уважать право своих граждан, самостоятельно или совместно с другими вносить вклад в развитие и защиту прав и свобод. Таким образом, конституционные и международные нормативные положения, с одной стороны, направлены на осуществление государственной защиты прав и свобод граждан, но в то же время поощряют их собственную инициативу на активное использование легальных действий, направленных на защиту своих прав и свобод.[2]

Гражданским кодексом Российской Федерации (далее ГК РФ) в статье 1 провозглашены основные начала гражданского законодательства. В соответствии с указанной статьей, гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

Название ст. 14 ГК РФ (самозащита гражданских прав) свидетельствует о том, что законодательно разрешена защита гражданских прав, но следует отметить, что в данном случае речь может идти и об их охране.[3]

По смыслу ст. ст. 1 и 14 ГК РФ самозащита гражданских прав может выражаться, в том числе, в воздействии лица на свое собственное или находящееся в его законном владении имущество. Самозащита может заключаться также в воздействии на имущество правонарушителя, в том случае если она обладает признаками необходимой обороны (ст. 1066 ГК РФ) или совершена в состоянии крайней необходимости (ст. 1067 ГК РФ).

В науке под самозащитой права понимается инициативное, самостоятельное действие лица, направленное на недопущение нарушения его гражданских прав, а также уменьшение неблагоприятных последствий, возникших вследствие такого нарушения.

На современном этапе, категория самозащиты гражданских прав отмечена в трудах таких великих ученых как: Г. А. Свердлык, Э. Л. Страунинг, А. П. Вершинин, В. П. Грибанов, А. П. Сергеев, Е. Е. Богданова, С. Н. Веретенникова. Само понятие самозащиты понимается специалистами неоднозначно. Так, Г. А. Свердлык, Э. Л. Страунинг говорили и писали о том, что данный вид защиты представляет собой некий спектр всех допускаемых законом самостоятельных действий управомоченного лица, которые позволяют обеспечить неприкосновенность права, своевременно пресечь правонарушение и восстановить право. В свою очередь, В. П. Грибанов и А. П. Вершинин воспринимают самозащиту как меру фактического порядка, которая направлена на защиту прав во вне договорных отношениях, и фактических действий, которые обладают целью пресечь правонарушение, но не восстановить право.

В. С. Ем под самозащитой гражданских прав понимает совершение управомоченным лицом не запрещенных законом действий фактического порядка, направленных на охрану его личных или имущественных прав, интересов других лиц и государств.

Б. М. Гонгало выделяет несколько признаков самозащиты, характеризуя ее как действие по защите права, совершенное лицом, чье право было нарушено, и направленное на пресечение этого нарушения, в случае если невозможно использовать иной порядок  защиты права, при этом, соблюдая пределы действий, необходимых для пресечения нарушения.

По мнению С. Н. Веретенниковой, самозащита есть индивидуальное (инициативное) волевое действие субъектов (физических и юридических лиц), направленное на защиту гражданских прав и охраняемых законом интересов в случае совершения в отношении их правонарушения или реальной угрозы такого нарушения посредством ущемления или нарушения прав другого лица, при соблюдении предусмотренных законом пределов ее правомерности.

Что касается точки зрения И. Б. Живихиной, то тут самозащита отделяется от меры оперативного воздействия. Оригинальность такого обоснования очевидна, поскольку приведенное «отличие» мер самозащиты прогнозируется тем, что их реализация точно так же опирается на нормы действующего законодательства.

По мнению Межидова Р. М., самозащита гражданских прав представляет собой совершение управомоченным лицом разрешенных законом действий фактического порядка, направленных на охрану его личных и имущественных прав и интересов. К таким действиям можно также отнести крайнюю необходимость и необходимую оборону. Самозащита может осуществляться как физическим, так и юридическим лицом. Такие действия, как крайняя необходимость и необходимая оборона, гражданское законодательство не признает противоправными. Но стоит отметить, если в состоянии крайней необходимости причинен вред, то такой вред подлежит возмещению.[4]

Позиция Ю. Г. Басина, определяет, что данное разделение действий по самозащите на юридические или фактические, является нецелесообразным. Позицию Ю. Г. Басина поддержали М. И. Брагинский и Н. И. Клейн, добавив в понятие «самозащита» действия, которые направлены на защиту от нарушения субъективных гражданских прав. Например, нарушения во внедоговорных отношениях, и некоторые действия, направленные на защиту прав в договорных отношениях (удержание). Вследствие мнения по этому вопросу в научном сообществе подобная «компромиссная» точка зрения не нашла поддержки в позднейших исследованиях, поэтому утратила актуальность.

Несомненно, современные исследователи рассматривают самозащиту гражданских прав в рамках обремененных отдельными институтами, таких как, например, деликты, необходимая оборона, договорное право и т.д., поэтому эти исследования можно считать несоответствием духу действующего гражданского законодательства. На наш взгляд более объективным с точки зрения определения, самозащитой является форма защиты прав, имеющая универсальную, всеобъемлющую структуру, проходящую через гражданский оборот.

Понятия «защита гражданских прав» и «охрана гражданских прав» часто уравнивают, несмотря на то, что они имеют различное значение. Защита прав в доктрине, как правило, трактуется как «совокупность действий, направленных на предупреждение и пресечение нарушений субъективных гражданских прав, а также на обеспечение восстановления положения, существовавшего до нарушения права». Так, к защите относится оспаривание прав в случае их нарушения или угрозы нарушения. Охрана прав существует постоянно. Целью охраны гражданских прав является постоянное обеспечение осуществления гражданских прав и недопущение их нарушения.[5]

При определении границ правомерности самозащиты следует руководствоваться тремя основными факторами. В-первом случае наблюдается такой аспект, как нужен адекватный анализ или  мониторинг действий конкретного правонарушителя; второй аспект характеризует то, что в основном определяется правильное соотношение между соответствующими материальными и нематериальными благами, которые в частности нарушаются и защищаются; в-третьих, анализируются особые действия самого управомоченного лица. Первый и второй названные аспекты прямо следуют из смысла ст. 14 ГК РФ, указывающей на недопустимость нарушения границ таких действий, которые необходимы, прежде всего, для пресечения нарушения. Именно с этой целью осуществляется всесторонняя оценка действий как правонарушителя, так и управомоченного.[6]

Что касается второго критерия, то здесь в целом оценивается именно определенное соотношение именно защищаемого и нарушаемого благ. По ключевому смыслу п. 2 ст. 14 ГК РФ, «способы и механизм самозащиты должны быть непременно соразмерны конкретному нарушению и не выходить за границы происходящих действий, нужных для его пресечения».

Показателем превышения пределов необходимой обороны являются очевидное несовпадение (несоответствие) средств защиты, с одной стороны, и степени, и характера опасности, сил и возможностей того, кто обороняется, с другой. Превышение в данном случае может выразиться и в чрезмерной активности по использованию оборонительных средств, и лишняя поспешность. Еще пример: реализация необходимой обороны, если нападение уже закончилось и тому, кто обороняется, ничего уже не грозит. С точки зрения гражданского права последствием действий в состоянии необходимой обороны является освобождение от ответственности. В случае превышения пределов необходимой обороны ущерб должен быть возмещен, пусть с учетом факта посягательства на права, превысившего пределы, поскольку речь идет уже о неправомерных действиях.

Третий критерий демонстрирует общую направленность самозащиты в гражданском праве: осуществление гражданских прав в границах, определенных нормами гражданского права, недопущение злоупотреблений правом, соблюдение порядка защиты гражданских прав.

Если рассмотреть цивилистическую литературу можно сделать вывод, что термин самозащита гражданских прав имеет три значения:

1) форма защиты несущая неюрисдикционный характер, проявляемая действиями заинтересованного лица;

2) право на самостоятельную защиту;

3) гражданско-правовой институт. [7]

Самооборона является естественным неотчуждаемым правом человека, применяемым в случае посягательства на материальные либо нематериальные права человека и связано с причинением вреда. Также использование самозащиты возможно при наличии таких условий, как нарушение права или возможность его нарушения, а также необходимость пресечения нарушения и применения мер, соответствующих характеру и содержанию правонарушения.

Также говоря о самозащите как о способе защиты гражданских прав следует отметить, что условием для ее применения является как наличие нарушения гражданских прав, так и фигуры нарушителя. Меры превентивного, предупредительного характера не входят в данное понятие.

В качестве примера самозащиты можно привести удержание имущества кредитором несмотря на то, что гражданское законодательство относит данное действие к одному из способов обеспечения исполнения обязательств. Имущество удерживается до тех пор, пока обязательство не будет исполнено частично или в полном объеме. Важно отметить, что требования кредитора могут быть удовлетворены частично из стоимости удерживаемого имущества. Подводя итог, можно предложить следующие определение самозащиты гражданских прав, полученное из вышесказанных учений: самозащита гражданских прав – это правомерное деяние, направленное на обеспечение неприкосновенности субъективного гражданского права от наличного нарушения либо его реальной угрозы, и осуществляемое путем самостоятельных односторонних действий или бездействия обладателя права, а также действий третьих лиц по защите его жизни и имущества в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости. Физический состав самозащиты основывается на утверждении концепции о самозащите, которая выступает в роли «фактического» средства, которое применяется для защиты определенных гражданских прав, несоответствующим рассмотренной юридической категории. Законодательство Российской Федерации дает право использования института самозащиты права при наличии следующих условий в их в совокупности: существование нарушения права или возможности (опасности) его нарушения; существование необходимости пресечения (предупреждения) нарушения;  применение мер, соответствующих характеру и содержанию правонарушения.


[1]Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 дек. 1993 г. (ред. от 30.12.2008 г.) // Рос. газ. — 1993. — 25 дек

[2]Дудырин Д. С. Самозащита в гражданском праве  // Контентус.  2017.  № 12 (65).  С. 113

[3]Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч. 1: федер. закон РФ от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (с изм. от 29.07.2018 г.) // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32.  Ст. 14.

[4]Межидова Р. М. Дискуссионный вопрос понятии самозащиты гражданских прав // Аллея науки. 2018.  Т. 1.  № 6 (22).  С. 861-

[5]Дудырин Д. С. Самозащита в гражданском праве // Контентус.  2017.  № 12 (65).  С. 114

[6]Соколов Е. С. Понятие и условия применения самозащиты в гражданском праве // Молодой ученый.  2016.  №30.  С. 323-326

[7]Межидова Р. М. Дискуссионный вопрос понятии самозащиты гражданских прав // Аллея науки. 2018. Т. 1.  № 6 (22).  С. 861

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *