Понятие договора морского страхования, форма и основания его заключения в России и Англии

В соответствии с Законом о морском страховании (Англия) договор морского страхования – договор, в соответствии с которым страховщик обязуется возместить убытки, которые могут возникнуть при совершении морского предприятия, в согласованном порядке и в согласованных размерах (п. 1 ст. 1 Закона). Действие договора морского страхования может распространяться на любые присущие морскому рейсу риски: на наземные риски, а также риски, которые могут возникнуть во внутренних водах (п. 2 ст. 1 Закона). Положения Закона о морском страховании 1906 г. имеют силу в случаях, когда полис морского страхования покрывает риски, связанные с судном, находящимся в постройке, либо со спуском на воду судна или любым предприятием, аналогичным морскому предприятию (п. 3 ст. 1 Закона).

Предметом договора морского страхования может являться любое морское предприятие, организованное на законных основаниях. Морское предприятие имеет место: когда любое судно/груз, либо иное движимое имущество подвергается морским опасностям; когда застрахованное имущество подвергается морским опасностям, вследствие чего наступает угроза потери дохода; когда вследствие морских опасностей владелец застрахованного имущества может быть признан ответственным в отношении третьих лиц.

Под морскими опасностями понимаются опасности и случайности, так называемые морские риски, которые явились следствием, либо возникли в связи с мореплаванием, пожаром, военными действиями, пиратскими и разбойничьими нападениями, воровством, пленением, захватом, задержанием, а также арестом и/или задержанием государями и народом, выбрасыванием груза за борт, баратрией, любыми иными подобными опасностями либо такими, которые предусмотрены полисом морского страхования (ст. 3 Закона).

Любое лицо, заинтересованное в морском предприятии, имеет страховой интерес. Лицо считается заинтерес  ванным в морском предприятии, если оно находится в таком юридическом отношении к морскому предприятию, либо застрахованному имуществу, что получает выгоду в результате благополучного прибытия такого имущества, либо несет ущерб в результате утраты, повреждения или задержки имущества, либо вследствие этих причин у него возникают обязательства перед третьими лицами (ст. 5 Закона).

Страховой интерес является действительным, если к моменту гибели предмета страхования страхователь обладает таковым. Интересно, что страхователь может не обладать страховым интересом при заключении договора морского страхования. Однако указано, что в момент заключения договора морского страхования страхователь не должен быть осведомлен о гибели предмета страхования (ст. 6 Закона). Страховым интересом признается спорный и обусловленный страховые интересы, а также частичный страховой интерес (ст. 7 – 8 Закона).

В отношении страхового интереса действует презумпция, согласно которой договор морского страхования, заключенный на основании пари, либо в порядке азартной игры ничтожен. Договор морского страхования считается заключенным на основании пари, либо в порядке азартной игры, если страхователь не имеет страхового интереса и договор заключается без наличия такого интереса, либо если полис выдается на условии «независимо от наличия интереса», либо «без доказательств интереса, кроме полиса», либо «без вознаграждения за спасание страховщику», либо подпадает под действие любого иного условия (ст. 4 Закона). На первый взгляд, может возникнуть противоречие в формулировке указанной статьи с положением о том, что страхователь может не обладать страховым интересом при заключении договора морского страхования. Однако, здесь необходимо заметить, что договор будет считаться заключенным на основании пари, либо в порядке азартной игры в том случае, если у страхователя не будет даже перспективы приобретения страхового интереса при наступлении страхового случая. Конструкция весьма сложная и трудно доказуемая в суде.

Договор предусматривает возмещение конкретных убытков конкретного лица. Если выясняется, что лицо, заключая договор морского страхования, не имело имущественного интереса – не было собственником, арендатором, пользователем погибшего имущества – значит, оно не понесло и убытки. Договор в этом случае считается недействительным. Однако, есть одно исключение: собственник имущества может заключить договор в пользу другого лица, называемого бенефициаром.

Споры по данному базисному принципу в морском страховании возникают постоянно. Возьмем одну из стандартных пар: судовладелец – фрахтователь. В зависимости от условий формулировки условий чартера у фрахтователя может возникнуть имущественный интерес в судне. Он вытекает из возлагаемого на него обязательства застраховать судно от тех или иных рисков. Следующая пара: банк – судовладелец, берущий кредит. Банк заинтересован в том, чтобы судно находилось в мореходном состоянии на всем протяжении морского предприятия – если судно немореходно, судовладелец не выплатит кредит в надлежащий срок. В результате банк оказывается заинтересованным в страховании судна во избежание подобных неудобств. Кроме того, судно может быть заложено в пользу банка. В таком случае по условиям большинства кредитных соглашений банк требует застраховать судно в пользу обеих сторон (т.е. банк и страхователь становятся сострахователями).

Неотъемлемой чертой соглашений о предоставлении кредита под залог судна является требование о передачи кредитору права владельца по страховому полису, т.е. передача прав на получение страхового возмещения. В полис вносится оговорка (например, Loss Payable Clause), обуславливающая выплату страхового возмещения сверх определенной суммы не судовладельцу, а банку.

Основные черты имущественного интереса:

возникновение на законных основаниях (имущественный интерес должен подтверждаться документом о праве собственности на судно, к примеру);

возможность имущественной оценки;

считается, что лицо, совершившее умышленное причинение ущерба застрахованному имуществу, к примеру, поджог, лишается права требовать страховое возмещение, ибо оно не имело интереса в застрахованном имуществе.

Что касается страховой стоимости, то она должна определяться следующим образом:

при страховании судна – это действительная стоимость судна к моменту риска, включающая снаряжение, продовольствие и припасы для офицеров и команды, средства, авансированные на зарплату команды, прочие расходы, предназначенные для того, чтобы сделать судно пригодным к совершению морского предприятия, определенного полисом, плюс страховые издержки в целом; если речь идет о паровом судне – это механизмы, котлы, уголь и запчасти, если они составляют собственность страхователя, а также в отношении судна, занимающегося каким-либо специальным промыслом – обычное снаряжение для этого промысла (п. 1 ст. 16 Закона);

при страховании фрахта, авансированного либо выплаченного иным образом, страховая стоимость составляет общую сумму фрахта, находящуюся на риске страхователя, плюс страховые издержки (п. 2 ст. 16 Закона);

при страховании груза/товаров страховая стоимость состоит из себестоимости страхового имущества плюс издержки, связанные с отгрузкой, а также страховые издержки в целом (п. 3 ст. 16 Закона);

при страховании любого иного имущества страховая стоимость составляет сумму, находящуюся на риске страхователя к моменту вступления страхового полиса в силу, плюс страховые издержки (п. 4 ст. 16 Закона).

Договор морского страхования основывается на принципе наивысшего доверия сторон (uberrimae fidei). Доктрина наивысшего доверия или наивысшей добросовестности является не только ключевой доктриной английского права морского страхования, но и является уникальной в том смысле, что в других отраслях она не имеет такого значения, как в этой. В английском праве обязательство соблюдать доктрину наивысшего доверия возлагается как на страхователя, так и на страховщика. И это находит свое отражение в практике.

В 1928 году знаменитый юрист Scrutton объяснил данный принцип (по-английски это – Utmost Good Faith) следующим образом: «Так как страховщик ничего не знает об объекте страхования, а приходящий к нему за страхованием знает все, долг последнего – даже не будучи опрошенным об этом, полностью раскрыть страховщику все существенные обстоятельства. Вот что имеется в виду, когда говорят о договоре, основанном на наивысшем доверии сторон».

Значение этого принципа состоит в следующем: при возникновении убытка, страховщик должен удостовериться, что при заключении договора морского страхования страхователь сообщил ему все существенные сведения об объекте страхования, в противном случае договор может быть расторгнут, а убыток, соответственно, не возмещен.

Принцип Uberrimae Fidei имеет ряд проявлений. Во-первых, это необходимость сообщить обо всех важных обстоятельствах при заключении договора страхования. В частности, речь идет о сведениях, которые позволили бы сделать заключение о степени риска. В частности, к таким сведениям относится информация о прошлых убытках, наличии других полисов страхования и др.

Во-вторых, он так же проявляется в так называемом Warranty, существенном условии полиса, налагающем на страхователя обязанность сохранять определенное положение вещей, предпринимать определенные действия в течение всего периода страхования, например получить сертификат на соответствие МКУБ. Нарушение существенного условия дает право страховщику расторгнуть договор страхования.

Наиболее распространенный пример – Classification Warranty: судно должно сохранять одобренный страховщиком класс в течение всего периода страхования. В случае, если судно лишается класса, страхователь должен своевременно известить об этом страховщика, который может либо увеличить ставку страховой премии, либо расторгнуть договор страхования со страхователем. Следует отметить, что иногда в котировках страховщика встречается сочетание IACS как требование к классу судов. IACS – International Association of Classification Societies – Международная Ассоциация Классификационных Обществ, объединяющая наиболее качественные Регистры.

Другие примеры существенных условий – плавание в определенных географических лимитах, использование определенного навигационного оборудования и тд.

Следует отметить, что принцип наивысшего доверия сторон является двусторонним, то есть он имеет последствия и для страховщиков. Во-первых, страховщик не имеет права разглашать конфиденциальную информацию о страхователе и передавать ее без разрешения страхователя третьим лицам. Во-вторых, страховщик должен обращать внимание страхователя на все важные пункты договора страхования. Впрочем, чаще всего такая обязанность возлагается на страхового брокера.

Довольно странное, но интересное решение принял Верховный Суд Гонконга по делу Ниа Туап Development Limited vs Zurich Insurance Company Limited. Странность объясняется тем, что в первый раз страховой брок  р признается агентом страховщика, а не страхователя. Интересно же оно тем, что в нем суд обсуждает проблему доктрины наивысшей добросовестности с той точки зрения, что именно страховщик, а не страхователь, обязан раскрыть существенные факты страхователю, а не наоборот. Необычность данного дела также заключается в том, что вину за несообщение существенных обстоятельств брокер возлагал на страховщика, тогда как фактически в этом был виноват сам брокер.

Компания Ниа Туап Development Limited застраховала свой груз в страховой компании Zurich Insurance Company Limited. Судно вместе с грузом затонуло во время морского рейса. Страхователь потребовал выплаты страхового возмещения, равного 1,5 миллиону гонконговских долларов от страховщика и солидарно от брокера. Страховщик заявил, что он вправе расторгнуть договор. Страхователь подал иск в суд.

Одним из доводов страховщика было то, что страхователь нарушил условие о тоннаже грузоподъемности судна (deadweight tonnage clause). Дело в том, что страхователь должен был получить полис и кавернот согласно следующей процедуре: страхователь заполняет заявление и передает его брокеру. И если сумма покрытия находится в пределах полномочий брокера, то он может выписать полис и кавернот, если нет – брокер обязан получить одобрение страховщика на этот счет.

В заявлении, которое было заполнено страхователем, не было требования о предоставлении тоннажа грузоподъемности судна, но такое требование содержалось в каверноте и полисе. Полис также содержал условие о том, что полис заменяет кавернот.

Перед судом встал вопрос: имеет ли страхователь право на получение страхового полиса, если он не выполнил условие о тоннаже грузоподъемности судна.

Согласно приведенной страхователем информации, 90 % страховых полисов, полученных между 2004 и 2008 гг. не содержали условие о тоннаже грузоподъемности судна. По этой причине страхователь утверждал, что данное условие не может считаться неотъемлемой частью полиса.

С другой стороны, страховщик заявил, что страхователь нарушил обязательство наивысшей добросовестности, так как не сообщил о тоннаже грузоподъемности судна, а сообщил лишь наименование судна. Страхователь возразил, что это вина брокера, который не позаботился о получении действительного и исполнимого полиса, а также не сообщил о том, что существовало условие о тоннаже в полисе.

Дело приняло необычный оборот, когда брокер заявил, что сообщил о существовании такого условия страхователю. Он также добавил, что 80 % полисов, которые выдавались брокером, сначала проходили процесс одобрения у страховщика. Поэтому брокер утверждал, что это вина страховщика, так как тот не сообщил страхователю о существовании такого условия.

Страховщик на это заявил, что у брокера была инструкция включить условие о тоннаже в каждый полис, но он не выполнил ее, поэтому он и должен нести ответственность за это нарушение.

Суд постановил, что, несмотря на то, что брокер является агентом страхователя, он также является агентом страховщика. Агентом страховщика он является потому, что между ними сложилась определенная история взаимоотношений. Во-первых, их деловые отношения имели долгую историю, с 1995 г. Во-вторых, брокер использовал систему веб-портала страховщика и распечатывал от имени страховщика полисы. Ввиду этих обстоятельств, любое нарушение условий со стороны брокера приравнивалось к нарушению со стороны страховщика.

Кроме того, страховщик, по мнению суда, мог легко зайти в веб-портал и проверить детали застрахованного судна.

Суд также постановил, что обязательство наивысшей добросовестности распространяется только на факты, которые находятся в пределах осведомленности сторон по договору морского страхования. В данном же случае страхователь не был судовладельцем и, следовательно, не мог знать о тоннаже судна, хотя и страховщик не был осведомлен об этом. И если ни одна из сторон не обладала необходимой информацией, ни одна не может быть признана виновной в нарушении обязательства наивысшей добросовестности.

Суд постановил, что брокер является ответственным за произошедшее недоразумение. По мнению суда, брокер должен был удостовериться, что тоннаж грузоподъемности судна соответствует оговорке, указанной в полисе. Брокер должен был сделать все, чтобы полис соответствовал требованиям страхователя.

С точки зрения судей, брокер нарушил обязательство наивысшей добросовестности по отношению к страховщику, потому что не сообщил о тоннаже своевременно.

В чем значение данного решения? Английское право, которое интенсивно применяется в Гонконге, возлагает на страхователя обязательство сообщать страховщику обо всех известных ему обстоятельства относительно предмета страхования. Решение по данному делу является своеобразным поворотом в применении доктрины наивысшей добросовестности. Отныне страховщик сам должен проверять информацию, в особенности, ту, к которой он имеет доступ. Он должен перепроверить все факты и обстоятельства, а также условия, о которых стало известно брокеру, но может быть неизвестно страхователю.

Как уже было сказано ранее, доктрина наивысшей добросовестности предполагает, что стороны по договору морского страхования обязаны сообщить друг другу о любых фактах и обстоятельствах, которые могут быть существенны для обеих сторон. И для страховщика, и для страхователя это любая информация, касающаяся застрахованного предмета, судна или груза. Но дело в том, что страховщик и страхователь находятся не в одинаковом положении. Страхователь знает больше о застрахованном предмете, чем страховщик, поэтому на страхователя налагается больше обязательств, чем на страховщика.

Страхователь обязан до заключения договора морского страхования сообщить страховщику обо всех известных ему существенных обстоятельствах, касающихся договора, а также об обстоятельствах, которые должны быть известны страхователю исходя из опыта профессиональной деятельности. Обстоятельство признается существенным, если оно может повлиять на определение осмотрительным страховщиком размера страховой премии и даже на принятие им риска (ст. 18 Закона о морском страховании). Любые существенные обстоятельства, сообщаемые страховщику страхователем или брокером в процессе переговоров по заключению договора морского страхования и до его заключения, должны быть правдивыми. Если это условие не выполняется, страховщик вправе отказаться от заключения договора (ст. 20 Закона).

В Законе также перечислена информация, которая не обязательна для разглашения. К такой информации относится:

любое обстоятельство, уменьшающее риск;

любое обстоятельство, которое известно страховщику или которое должно быть известно страховщику (предполагается, что страховщик полностью осведомлен об общеизвестных фактах, а также в вопросах, непосредственно вытекающих из его профессиональной деятельности);

любое обстоятельство, в отношении которого страховщик отказался предоставить информацию;

любое обстоятельство, о котором излишне сообщать вследствие прямого, либо подразумеваемого существенного условия (п. 3 ст. 18 Закона).

Договор морского страхования считается заключенным с момента, когда страховщик принимает (акцептует) предложение страхователя, независимо от того, выдан страховой полис или нет. В удостоверение того, что предложение принято, делается ссылка на слип либо кавернот, либо другой, принятый в обычной практике документ (ст. 21 Закона).

В знаменитом деле Ionides vs Pacific Fire & Marine Insurance Co., в котором страховщик пытался отказать в выплате страхового возмещения на том основании, что страхователь скрыл существенное обстоятельство после подписания слипа, но до исполнения полиса, судья Блэкбёрн подчеркнул значимость слипа для договора морского страхования.

Он сказал следующее: «На практике и согласно пониманию тех, кто вовлечен в морское страхование, слип является полным и окончательным договором между сторонами, с установленной премией и условиями договора, и никакая сторона не может без согласия на то другой стороны отклониться от согласованных условий без нарушения доверия, в случае чего пострадает его деловая репутация и будущее его бизнеса».

Следует также заметить, что слип, либо кавернот являются доказательствами заключения договора морского страхования при наличии полиса, на котором соответствующим образом проставлена печать (ст. 89 Закона).

Что касается процессуальных последствий, то необходимо заметить, что наличие договора морского страхование является недопустимым доказательством, если он не удостоверен полисом морского страхования. Полис может быть выдан как на момент заключения договора морского страхования, так и после его заключения (ст. 22 Закона).

Полис морского страхования должен быть подписан страховщиком, либо от его имени. В том случае, когда в подписании полиса задействовано объединение страховщиков, присутствие печати объединения считается достаточным. Если в подписании полиса участвует два или более страховщиков, то страховщики несут солидарную ответственность перед страхователем по обязательствам, возникающим в связи с наступлением страхового случая (ст. 24 Закона).

Закон о морском страховании выделяет различные виды страховых полисов:

рейсовый полис – договор морского страхования, охватывающий перевозку из одного пункта в другой;

полис на срок – договор морского страхования, охватывающий перевозки в течение определенного периода;

смешанный полис – договор морского страхования, охватывающий перевозку предмета страхования в пределах рейса, а также перевозки на срок (ст. 25 Закона).

Также приводится иная классификация в зависимости от того, установлена ли полисом морского страхования стоимость предмета страхования или нет. В соответствии с этой классификацией существует два вида полисов:

таксированный полис – полис, в котором установлена согласованная стоимость предмета страхования (ст. 27 Закона);

нетаксированный полис – полис, в котором не указана стоимость предмета страхования, а лишь обусловлен предел страховой суммы. Страховая стоимость устанавливается впоследствии (ст. 28 Закона).

В отношении таксированного полиса действует правило, согласно которому стоимость, указанная в полисе, является окончательной страховой стоимостью предмета страхования независимо от наступления полной, либо частичной его гибели.

Особо в законе выделен генеральный полис, определяющий условия страхования в общем. Все необходимые дополнительные сведения указываются дальнейшим заявлением, которое может осуществляться путем учинения специальной надписи на полисе, либо иным общепринятым способом. Заявление должно быть выполнено по каждой отдельной отправке и включать, в случае транспортировки груза, вес партии груза с правдивым указанием его стоимости и стоимости иного имущества (ст. 29 Закона).

Далее я хотела бы обратить Ваше внимание на существенные условия договора морского страхования согласно Закону о морском страховании.

Под существенным условием договора понимается обязательство страхователя делать или не делать чего-либо или же выполнить какое-либо условие, или в силу которого он подтверждает или отрицает существование определенного фактического положения (п. 1 ст. 33 Закона).

Существенное условие может быть прямо выраженным или подразумеваемым.

Существенное условие договора должно быть обязательно выполнено независимо от того, имеет ли оно прямое отношение к риску или нет. Если существенное условие не выполняется, страховщик освобождается от взятых на себя обязательств с даты нарушения такого существенного условия, однако он несет ответственность за все убытки, возникшие до этой даты (п. 3 ст. 33 Закона).

Далее я хотела бы остановиться на видах существенных условий договора морского страхования более подробно.

Прямо выраженное существенное условие может быть представлено в любой словесной форме, из которой вытекает намерение в отношении такого условия. Такое условие должно содержаться в полисе, либо ином страховом документе, посредством ссылки в полисе на такой документ. Наличие прямо выраженного условия не исключает подразумеваемого, если они не противоречат друг другу (ст. 35 Закона).

Существенное условие о нейтралитете (ст. 36 Закона)

Если прямо оговорено, что застрахованное имущество, судно или груз, является нейтральным, т. е. принадлежащим нейтральному государству, то существенное подразумеваемое условие определяет, что такое имущество должно быть нейтральным (иметь нейтральный характер) на момент начала риска и сохранять такое состояние в течение действия риска. Если прямо оговорено, что судно является нейтральным, то существенное подразумеваемое условие определяет, что судно должно быть снабжено соответствующими документами, удостоверяющими его нейтралитет. Не допускается использование судном фальшивых документов, также подделка и сокрытие документов. Если убыток наступает в связи с нарушением указанных условий, страховщик вправе расторгнуть договор морского страхования.

Национальная принадлежность судна, а также изменение национальной принадлежности судна во время действия риска должны быть определены прямо выраженным существенным условием.

Существенное условие о хорошем состоянии предмета страхования (ст. 38 Закона)

Если заявлено, что предмет страхования находится в «хорошем состоянии» на определенный день, то это считается достаточным для того, чтобы рассматривать таковой в «хорошем состоянии» в любое время в течение этого дня.

Существенное условие о мореходности судна (ст. 39 Закона)

В отношении рейсового полиса существенное подразумеваемое условие состоит в том, что к моменту начала рейса судно должно быть мореходным для целей успешного проведения данного застрахованного мероприятия. Судно считается мореходным, когда оно подготовлено к тому, чтобы противостоять обычным опасностям мореплавания, которые могут возникнуть во время застрахованного морского предприятия. Что касается полиса на срок, то в нем отсутствует существенное подразумеваемое условие, касающееся обязательной мореходности судна на любом этапе морского предприятия, однако, если с ведома страхователя судно будет отправлено в рейс немореходным, страховщик не будет нести ответственность в связи с убытками, возникшими вследствие немореходности. Следует также отметить, что согласно существенному подразумеваемому условию в отношении груза/иного движимого имущества, перевозимого по рейсовому полису, к началу рейса судно является как мореходным, так и грузопригодным для благополучной доставки данного груза/движимого имущества в порт назначения, обусловленный полисом.

Существенное условие о законности морского предприятия (ст. 41 Закона)

Согласно существенному подразумеваемому условию, морское предприятие является законным и оно должно осуществляться на законных основаниях.

Существенное подразумеваемое условие, касающееся начала действия риска (ст. 42 Закона)

Если предмет страхования застрахован по рейсовому полису «в и от», либо «от» (указан порт отправления), отсутствует необходимость в том, чтобы судно находилось в таком месте на момент заключения договора морского страхования, но согласно существенному подразумеваемому условию, морское предприятие должно начаться в разумные сроки, в противном случае страховщик вправе расторгнуть договор морского страхования. Понятие разумности в данном случае является вопросом факта. Необходимо иметь в виду, что данное существенное подразумеваемое условие может быть отклонено, если обстоятельства, связанные с задержкой, были известны страховщику до заключения договора морского страхования, либо если он отказался от права опротестовать нарушение существенного подразумеваемого условия.

Однако следует помнить, что Законом предусмотрен перечень обстоятельств, при которых несоблюдение существенных обстоятельств является оправданным. К таким ситуациям относятся:

несоблюдение существенного условия вследствие изменения обстоятельств, обусловленных договором морского страхования (то есть в отношении таких обстоятельств существенное условие утрачивает силу);

либо соблюдение существенного условия становится противоправным в связи с изменением законодательства, которое произошло после заключения договора морского страхования (ст. 34 Закона).

Закон о морском страховании предусматривает ситуации, при которых договор морского страхования не вступает в силу. К таким ситуациям относятся:

изменение порта отправления, если место отправления определено в полисе и судно в нарушение условий полиса отправлено в рейс из любого иного места (ст. 43 Закона);

изменение порта прибытия, если порт прибытия определен в полисе и судно в нарушение условий полиса прибывает в любой иной порт (ст. 44 Закона).

Говоря о договоре морского страхования, невозможно не сказать о страховой премии. Уплата страховой премии вменяется в обязанность страхователя, страховщик, в свою очередь, обязан выдать страхователю (или его агенту) полис морского страхования. Указанные условия являются одновременными для выполнения (ст. 52 Закона). Страховщик вправе не выдавать полис до тех пор, пока страховая премия не будет уплачена, либо не поступит официальное предложение об уплате таковой. Стоит заметить, что договор морского страхования может быть заключен на условии «страховая премия должна быть оплачена» (ст. 31 Закона). Однако может возникнуть ситуация, когда стороны не смогут достичь договоренности относительно суммы страховой премии. В этом случае разумная страховая премия подлежит уплате. Договор морского страхования также может быть заключен на условии «дополнительная страховая премия должна быть оплачена при наступлении страхового случая» (п. 2 ст. 31 Закона). В случае невозможности достижения согласия сторон, разумная дополнительная страховая премия подлежит уплате.

В российском праве согласно положениям Кодекса торгового мореплавания РФ договором морского страхования признается гражданско-правовая сделка, в соответствии с положениями которой страховщик обязуется за обусловленную плату (страховую премию) при наступлении предусмотренных договором морского страхования опасностей или случайностей, которым подвергается объект страхования (страхового случая), возместить страхователю или иному лицу, в пользу которого заключен такой договор (выгодоприобретателю), понесенные убытки (ст. 246 КТМ РФ).

Договор морского страхования является двусторонним. Договор заключается между страховщиком и страхователем, однако он может быть заключен в пользу третьего лица, «выгодоприобретателя», даже если его имя не обозначено в договоре при формулировке «за счет кого следует» (п. 3 ст. 930 ГК РФ), в этом случае страховой полис оформляется «на предъявителя» (п. 2 ст. 253 КТМ РФ).

Договору морского страхования присуща возмездность, поскольку обе стороны берут на себя денежные обязательства: страхователь – выплатить страховую премию, а страховщик – страховое возмещение при наступлении страхового случая. Даже если страховой случай не наступит, платежные обязательства все-таки подразумевались.

Договор морского страхования представляет из себя реальный договор. Этот вывод основывается на ст. 252 КТМ РФ, согласно которой договор морского страхования вступает в силу в момент уплаты страховой премии. Однако, если исходить из решения дела № 1/2008 от 16 октября 2008 г., договор морского страхования может быть сконструирован как консенсуальный договор. В решении по делу указано, что «договор морского страхования вступает в силу в момент уплаты страховой премии, если стороны не договорились об ином».

Договор морского страхования является алеаторной (рисковой) сделкой для обоих участников договора, ведь ни страхователь, ни страховщик не знают, наступит ли угрожающее интересам страхователя событие.

Заключение договора морского страхования всегда обусловлено страховым интересом, который имеет судовладелец (перевозчик), грузовладелец или иное лицо в обеспечение объекта морского страхования (судна, груза, фрахта и т.д.). Страховой интерес традиционно относится к фундаментальным понятиям страхового права, поскольку:

во-первых, он обуславливает саму возможность существования всего института страхования (незыблемый принцип страхового права: «без интереса нет страхования»);

во-вторых, страховой интерес определяет все важнейшие элементы страхового обязательства: его объект, субъектный состав, содержание и исполнение, ответственность сторон за нарушение обязательств.

Страховой интерес в имущественном страховании, к которому относится морское страхование, проявляется в форме возмещения (компенсации) возможных потерь в имущественной сфере лица. При этом сумма страхового возмещения не может превышать страховой интерес, который таким образом определяется предел страхового покрытия страховщика в имущественном страховании.

Необходимо заметить, что объектом страхового обязательства выступает не та или иная имущественная ценность, а отношение к ней ее обладателя, воплощаемое страховым интересом.

Отсутствие в законе легального определения страхового интереса требует установления условий, которым должен отвечать интерес того или иного лица, чтобы получить страховую защиту.

Интерес должен носить имущественный характер (п. 2 ст. 929 ГК РФ, ст. 2, 4 Закона об организации страхового дела). Имущественная ценность страхового интереса позволяет подвергнуть его денежной оценке, т. е. определить стоимость страхового интереса.

Страховой интерес всегда имеет конкретный характер, обусловленный его непременной связанностью с конкретным лицом. Эта взаимосвязь выражается в том, что исключительно лицо, обладающее имущественным интересом, может являться участником обязательства по страхованию.

Страховой интерес должен вытекать из того или иного или иного правоотношения, быть основанным на нем, т. е. являться юридическим интересом. Страховой интерес всегда связан с субъективным правом или правоотношением, который определяет предмет имущественного интереса страхователя.

Страховое обязательство всегда сохраняет самостоятельное значение, являясь независимым гражданско-правовым обязательством.

Страховой интерес признается действительным, если он правомерный. Поэтому не обеспечиваются страховой защитой противоправные интересы, а также интересы, страхование которых императивно запрещено законом (ст. 928 ГК РФ, п. 3 ст. 4 Закона об организации страхового дела). Включение таких условий в договор страхования влечен его ничтожность.

Договор морского страхования, заключенный при отсутствии у страхователя или выгодоприобретателя интереса в сохранении застрахованного имущества, недействителен. В этом состоит отличие от положения английского Закона о морском страховании, в соответствии с которым страхователь имеет право заключить договор морского страхования без наличия имущественного интереса, но с перспективой его приобретения впоследствии.

В соответствии со ст. 249 КТМ РФ, объектом морского страхования может быть всякий имущественный интерес, связанный с торговым мореплаванием, – судно, строящееся судно, груз, фрахт, а также плата за проезд пассажира, плата за пользование судном, ожидаемая от груза прибыль и другие обеспечиваемые судном, грузом и фрахтом требования, заработная плата и иные причитающиеся капитану судна и другим членам экипажа судна суммы, в том числе расходы на репатриацию, ответственность судовладельца и принятый на себя страховщиком риск (перестрахование).

В состав имущественных интересов по договору морского страхования могут быть включены чрезвычайные расходы – расходы или убытки, произведенные для общего спасения (например, выбрасывание груза за борт).

Необходимо подчеркнуть, что объект морского страхования должен быть указан в договоре морского страхования (п. 2 ст. 249 КТМ РФ).

Поскольку Кодексом торгового мореплавания РФ не определен перечень существенных условий договора морского страхования, следует применять нормы Гражданского кодекса о договоре имущественного страхования.

На основании п. 1 ст. 942 ГК при заключении договора имущественного страхования между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение:

об определенном имуществе либо ином имущественном интересе;

о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страхового случая);

о размере страховой суммы;

о сроке действия договора.

Договор морского страхования вступает в силу в момент уплаты страховой премии (ст. 252 КТМ РФ). Это означает, что обязанность страховщика по несению риска возникает не в момент заключения договора, а в момент уплаты премии (либо ее первого взноса, если по условиям договора премия уплачивается периодически). Это согласуется с диспозитивной нормой п. 1 ст. 957 ГК РФ, устанавливающей аналогичное общее правило для всех договоров страхования.

Статья 248 Кодекса торгового мореплавания РФ предусматривает необходимость заключения договора морского страхования в письменной форме. Однако данная статья не содержит ни специфических требований к этой форме, ни правовых последствий ее несоблюдения. В этом случае следует применять нормы, закрепленные в ст. 940 ГК РФ.

В соответствии с ГК РФ (ч. 2 п. 1 ст. 940) «несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора страхования, за исключением договора обязательного государственного страхования». Недействительность сделки вследствие несоблюдения предусмотренной законом письменной формы выражается в ничтожности сделки с последствиями в виде двусторонней реституции, когда «каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке» (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

Применительно к договору морского страхования это означает, что страховщик обязан возвратить страхователю полученную от последнего страховую премию, а страхователь или выгодоприобретатель обязан возвратить страховщику выплаченное последним страховое возмещение.

Если требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки предъявлено после уплаты страхователем страховой премии, но до выплаты страховщиком страхового возмещения, эти последствия исчерпываются возвратом страховщиком полученной им премии. Страхователь (выгодоприобретатель) в такой ситуации от страховщика ничего не получил и соответственно ничего возвращать страховщику не обязан.

Если упомянутое требование предъявлено после заключения договора морского страхования в устной форме, но до уплаты страхователем страховой премии вопрос о двусторонней реституции возникнуть не может, поскольку ни одна из сторон ничего не получила от другой стороны.

Договор морского страхования может быть заключен путем составления одного документа (так обычно оформляется генеральный полис, о чем сказано в ст. 262 КТМ РФ) либо путем вручения страховщиком страхователю на основании его письменного или устного заявления страхового полиса (свидетельс  ва, сертификата, квитанции), подписанного страховщиком.

В последнем случае согласие страхователя заключить договор на предложенных страховщиком условиях подтверждается принятием от страховщика указанных выше документов (п. 2 ст. 940 ГК РФ).

В удостоверение заключенного договора страховщик выдает страхователю страховой полис (ст. 251 КТМ РФ), который представляет из себя односторонний документ, юридическое значение которого состоит в ряде обстоятельств.

Во-первых, полис подтверждает заключение договора морского страхования и его основные условия, выполняя тем самым доказательственную функцию. В этом качестве полис обладает преимуществом перед другими документами, исходящими от страховщика, поскольку в правилах страхования обычно предусматривается, что после выдачи полиса все ранее выданные в подтверждение принятия страхования документы теряют свою силу.

Во-вторых, полис удостоверяет не только заключение договора, но также и начало несения риска страховщиком. Последнее приурочивается к уплате страховой премии (ст. 252 КТМ РФ). Следовательно, до момента уплаты премии (или ее первого взноса, если премия подлежит уплате путем периодических платежей) страховщик вправе воздержаться от выдачи полиса.

В-третьих, полис характеризуется повышенной оборотоспособностью по сравнению с другими документами, подтверждающими заключение договора морского страхования.

В-четвертых, представление полиса в принципе необходимо для получения страхового возмещения (ст. 256 КТМ РФ). Лишь если страховой случай наступил после уплаты премии, но до выдачи полиса, при истребовании страхового возмещения должен быть представлен иной документ, выданный страховщиком в подтверждение страхования.

Полис выписывается на имя обладателя страхового интереса, так как только он вправе претендовать на получение страхового возмещения. Вместе с тем соответствующее имущество (а значит, и страховой интерес) в ходе торгового оборота может перейти к другим лицам. Возникает вопрос о судьбе договора страхования, заключенного в связи с упомянутым имуществом. Данный вопрос в принципе может быть решен двояко: договор либо прекращается, либо сохраняет силу. Если ГК РФ предусматривает в виде общего правила первый вариант (ст. 960), то в нормах КТМ РФ о договоре морского страхования оба эти варианта представлены применительно к различным разновидностям застрахованного имущества. Так, «в случае отчуждения застрахованного судна договор морского страхования прекращается с момента отчуждения судна» (ст. 258). В то же время «в случае отчуждения застрахованного груза договор морского страхования сохраняет силу, при этом на приобретателя такого груза переходят все права и обязанности страхователя» (п. 1 ст. 257). Соответственно, полис подлежит передаче приобретателю груза. Полис передается путем совершения передаточной надписи на нем (индоссамента). Индоссамент может быть ордерным (когда указывается имя лица, которому передается полис) или бланковым (выражающимся в подписи лица, передающего полис). Полис, на котором учинена бланковая передаточная надпись, становится предъявительским документом, который затем может передаваться простым вручением другому лицу.

Условия договора морского страхования определяются страховщиком и страхователем на основе правил страхования, утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков, причем страховщик и страхователь при заключении договора могут своим соглашением изменить или дополнить эти правила (пп. 1 и 3 ст. 943 ГК РФ).

В силу п. 2 ст. 943 ГК РФ «условия, содержащиеся в правилах страхования и не включенные в текст договора страхования (страхового полиса), обязательны для страхователя (выгодоприобретателя), если в договоре (страховом полисе) прямо указывается на применение таких правил и сами правила изложены в одном документе с договором (страховым полисом) или на его оборотной стороне либо приложены к нему. В последнем случае вручение страхователю при заключении договора правил страхования должно быть удостоверено записью в договоре».

Статья 262 КТМ РФ предусматривает, что по особому соглашению (генеральному полису) могут быть застрахованы все или известного рода грузы, которые страхователь получает или отправляет в течение определенного срока.

Организации, занимающиеся экспортно-импортной торговлей, материально-техническим снабжением и т.п., оперируют с огромным количеством товаров, и необходимость заключать особый договор страхования по каждой отдельной грузовой отправке усложняла и замедляла бы торговый оборот. Таким образом, возникает потребность в упрощенном оформлении страховой охраны грузов, получаемых (отправляемых) такими организациями. Удовлетворению этой потребности и служат генеральные полисы. Генеральный полис играет роль «страхового абонемента», который действует в течение длительного срока и автоматически распространяется на все партии груза, адресованные страхователю или исходящие от него.

Генеральный полис не следует смешивать с полисом, предусмотренным ст. 251 КТМ РФ. Полис – это односторонний документ, составленный страховщиком и выдаваемый им в подтверждение «разового» договора, заключенного в целях обеспечения страхованием конкретной грузовой отправки. Генеральный полис – это двусторонний документ, подписанный как страховщиком, так и страхователем и удостоверяющий договор длительного действия, охватывающий все или определенного рода грузы, получаемые или отправляемые страхователем в течение известного срока.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *