Падение системы сегуната. Завершение периода изоляции

Процесс модернизации, то есть переход от феодального общества к капиталистическому, в странах Востока значительно отличался от модернизации в Европе, так же как отличалось большинство социальных и политических процессов. И наиболее ярким примером, иллюстрирующим эти отличия, является Япония второй половины 19 века.

В 1867 году на японский престол взошел император Муцухито, Япония из феодальной отсталый страны превратилась в динамично развивающуюся промышленную державу.

Процесс японской модернизации приходится на период с 1867 по 1912 годы, а именно, в эпоху Мэйдзи. Еще в начале данного процесса Япония уже обладала довольно низким уровнем внутреннего развития. Но само государство способствовало успешному преобразованию, отдавая приоритет модернизации, для чего правительство широко применяло методы западной индустриализации и изучало внутренне устройство других государств.

Одной из главных отличительных черт модернизации в эпоху Мэйдзи являлось ее проведение через непосредственно элиту нации. Населению была предоставлена возможность получения информации о странах Запада, и прагматичные по своей природе японцы усердно пользовались данной возможностью. Так что на момент европеизации общества нововведения и преобразования в целом не встретили в сознании японцев отчуждения и неприятия, что послужило быстрой и успешной вестернизации страны.

Однако в первую очередь японская модернизация отличалась тем, что японцы не искали своего особого пути до тех пор, пока не усвоили чужой опыт.

Причины, по которым Япония смогла быстрее ответить на вызов Запада, в отличие от своего соседа Китая, носят социально-психологический характер. Если Китай за свою многовековую историю привык быть примером для подражания, особенно в отношении культурных достижений, и при этом относился с недоверием к изменениям внешнего мира, то Япония во многом заимствовала достижения извне и благодаря этому смогла в нужный момент перестроится на новых мировых лидеров.

Как уже было сказано, переход от феодализма к капитализму в Японии произошел весьма быстро и относительно безболезненно. Помимо ранее обозначенных существует еще по меньшей мере две причины подобного развития событий. Феодальная политическая система, просуществовавшая (несколько веков) фактически обеспечила благополучие страны через прекращение феодальных войн и введение строгой сословной системы. Но наряду с этим так же ограничила государство в развитии изоляцией и стагнацией. Именно они в середине (19 века) вызвали всеобъемлющий кризис внутри страны, затронувшего как экономические, так и политические стороны жизни населения. Второй причиной стало серьезное давление на Японию со стороны Запада.

Будучи островным государством и располагаясь на пути экспедиций, проводимых крупнейшими морскими державами того времени, Япония была весьма удобна для остановки у ее берегов иностранных кораблей. Ни Америку, ни Англию, ни Францию не устраивала политика изоляции, проводимая сегунатом Токугава. И вопреки существовавшему запрету «варварские» паровые судна стали все чаще заходить в Японские воды. Так в 1808 году английский военный корабль «Фаэтон» самовольно вошел в порт Нагасаки. Понимая, что подобные случаи будут повторяться и опасаясь участи Китая, к тому времени (фактически подчиненного Британской империи), се гуннское правительство {бакуфу} несколько смягчило свою позицию по отношению к иностранцам, в 1842 году разрешив остановку судов в конкретных портах и исключительно в целях пополнения провизии. Однако подобные послабления по-прежнему не удовлетворяли агрессивно настроенных Америку с Англией. В глазах Северо-Американских Соединенных Штатов Япония имела крайне выгодное географическое положение, и в борьбе за господство на море американское правительство снаряжало одну экспедицию за другой на острова японского государства. Так в 1853 в Токийский залив Урага вошла эскадра из 12 кораблей, среди которых было 2 парохода, под командованием коммодора Метью Перри, прибывшая с целью передачи личного послания президента Филмора, призывавшего начать торговые отношения.

Эта простая демонстрация силы окончательно убедила японское правительство в серьезном отставании Японии от ведущих стран внешнего мира и, как следствие, абсолютной ее не готовности дать потенциальным захватчикам вооруженный отпор. Осознание данного факта привело правительство бакуфу, впервые обратившееся за советом к императору и крупным феодалам, к решению принять требования американцев . Поэтому уже в 1854 году между Японией и Северо-Американскими Соединенными Штатами был подписан Канагавский мирный договор, согласно которому Америка обладала статусом наибольшего благоприятствия: для американских судов открывались порты Симода и Хокодате, разрешалось хождение любой иностранной валюты, а американцы получали право на ведение торговли с Японией. По аналогии с Канагавским заключались в дальнейшем договоры с Англией (Англо-японское соглашение о дружбе 1854), с Россией («Симодский трактат»), контракты Ансей, снимавшие в Японии таможенный суверенитет (Франция, Великобритания, Голландия, Россия и США 1858). Здесь следует отметить, что Японии посчастливилось избежать участи своих соседей Китая и Индии превратиться в колонию. Тому послужило причиной несколько факторов. Во-первых, отсутствовала экономическая ценность островного государства для стран-колонизаторов: Япония не обладала конкурентноспособным рынком сырья или готовой продукции. Во-вторых, эти страны тот момент не имели возможности оказать серьезного влияния на внутреннее развитие Японии: Англия была занята усмирением восстания «тайпинов», затянувшимся на несколько десятилетий, Франция оказалась поглощена решением экономических проблем, а Штаты тогда только выходили на тихоокеанский колониальный простор и конкуренция с Великобританией обратила на себя весь их военно-морской потенциал.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *