Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними

За вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине. Если малолетний гражданин, оставшийся без попечения родителей, был помещен под надзор в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (статья 155.1 Семейного кодекса Российской Федерации), эта организация обязана возместить вред, причиненный малолетним гражданином, если не докажет, что вред возник не по ее вине.

(п. 2 в ред. Федерального закона от 24.04.2008 N 49-ФЗ). Если малолетний гражданин причинил вред во время, когда он временно находился под надзором образовательной организации, медицинской организации или иной организации, обязанных осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего надзор над ним на основании договора, эта организация либо это лицо отвечает за причиненный вред, если не докажет, что вред возник не по их вине при осуществлении надзора. (п. 3 в ред. Федерального закона от 24.04.2008 N 49-ФЗ)

Обязанность родителей (усыновителей), опекунов, образовательных, медицинских организаций или иных организаций по возмещению вреда, причиненного малолетним, не прекращается с достижением малолетним совершеннолетия или получением им имущества, достаточного для возмещения вреда.(в ред. Федерального закона от 24.04.2008 N 49-ФЗ). Если родители (усыновители), опекуны либо другие граждане, указанные в пункте 3 настоящей статьи, умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а сам причинитель вреда, ставший полностью дееспособным, обладает такими средствами, суд с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда.

Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях.

В случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Если несовершеннолетний гражданин в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, оставшийся без попечения родителей, был помещен под надзор в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (статья 155.1 Семейного кодекса Российской Федерации), эта организация обязана возместить вред полностью или в недостающей части, если не докажет, что вред возник не по ее вине. (в ред. Федерального закона от 24.04.2008 N 49-ФЗ). Обязанность родителей (усыновителей), попечителя и соответствующей организации по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, прекращается по достижении причинившим вред совершеннолетия либо в случаях, когда у него до достижения совершеннолетия появились доходы или иное имущество, достаточные для возмещения вреда, либо когда он до достижения совершеннолетия приобрел дееспособность.

Законные представители несовершеннолетних: их роль и функции

Законные представители – это родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего, представители учреждений или организаций, на попечении которых он находится, органы опеки и попечительства.
        Статья 426 УПК РФ устанавливает порядок допуска законного представителя к участию в уголовном деле — на основании постановления следователя, дознавателя с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого, при этом законному представителю разъясняются его права.
        В то же время участие законного представителя в следственных действиях, в судебных заседаниях является его правом. Неявка своевременно извещенного законного представителя не препятствует проведению следственных действий с участием несовершеннолетнего, не приостанавливает рассмотрения уголовного дела, если суд не найдет его участие необходимым. Часть вторая указанной статьи содержит перечень прав законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого: знать, в чем подозревается или обвиняется несовершеннолетний, присутствовать при предъявлении обвинения, участвовать в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, а также с разрешения следователя — в иных следственных действиях, производимых с его участием и участием защитника, знакомиться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие, и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в них записей, заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора, представлять доказательства, по окончании предварительного расследования знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме. Функции законного представителя наиболее ярко выражены в положениях части 3 статьи 426 УПК РФ, согласно которой следователь, дознаватель обязаны ознакомить законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого, в том числе и с теми материалами уголовного дела, которые не предъявляются несовершеннолетнему в связи с тем, что могут оказать на него отрицательное воздействие.
        Согласно части 4 статьи 426 УПК РФ, а также статье 428 УПК РФ следователь, дознаватель или суд могут отстранить законного представителя от участия в уголовном деле, при наличии оснований полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого. При этом к участию в деле допускается другой законный представитель.
        К действиям, наносящим ущерб интересам несовершеннолетнего, следует относить невыполнение обязанностей, вытекающих из статуса законного представителя, в том числе по воспитанию несовершеннолетнего, либо уклонение от участия в деле в качестве законного представителя, а равно злоупотребление процессуальными и иными правами, отрицательное влияние на несовершеннолетнего, создание препятствий для выяснения обстоятельств, имеющих значение для дела. Недопустимо привлечение к участию в деле в качестве законных представителей лиц, которые совершили преступление совместно с несовершеннолетним подсудимым, а также лиц, в отношении которых несовершеннолетний совершил преступление. В ходе судебного заседания законный представитель несовершеннолетнего подсудимого, согласно части 1 статьи 428 УПК РФ, вправе: заявлять ходатайства и отводы, давать показания, представлять доказательства, участвовать в прениях сторон, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, участвовать в заседании судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. Если обвиняемый, ко времени рассмотрения дела в суде достигнет совершеннолетия, функции законного представителя прекращаются. Эти функции могут быть продолжены по решению суда в исключительных случаях, с учетом характера совершенного преступления и личности подсудимого (статья 96 УК РФ).
       Таким образом, законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого — самостоятельный участник уголовного процесса со стороны защиты, не связанный жестко ни с позицией подозреваемого, обвиняемого, ни с позицией защитника, действующий в законных интересах подопечного несовершеннолетнего лица так, как он понимает эти интересы.

Порядок привлечения к ответственности за вред, причиненный несовершеннолетними.

В настоящее время правила по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетними гражданами, закреплены в нормах ст. 1073 и 1074 Гражданского кодекса РФ,         ё причем действие этих норм распространяется на случаи причинения вреда малолетними      и несовершеннолетними       гражданами        соответственно. Ответственность родителей, усыновителей, опекунов за вред, причиненный малолетними в возрасте от 6 до 14 лет, закреплена в норме ст. 1073 ГК РФ, согласно которой упомянутая категория несовершеннолетних граждан является неделиктоспособной по двум основным критериям: малому возрасту и незрелости психики, что исключает ответственность данных лиц         за      вред, ими         причиненный.
         Сопоставляя правила гражданского и уголовного законодательства относительно возраста привлечения к ответственности, отметим, что ст. 20 Уголовного кодекса РФ устанавливает три правила относительно возраста наступления уголовной ответственности: во-первых, общий возраст определен в 16 лет; во-вторых, возраст ответственности снижен до 14 лет по отдельным составам (в частности, за убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, похищение человека, изнасилование, кражу и др.) причем, учитывая последние изменения в уголовном законодательстве, налицо тенденция к усилению, ужесточению ответственности по отдельным составам (за тяжкие преступления, преступления против личности и др.); в-третьих, лицо освобождается от уголовной ответственности, если в момент причинения вреда не понимало значение своих действий и не могло ими руководить. Как видим, различные подходы и критерии использованы для определения возраста наступления ответственности несовершеннолетних по гражданскому и уголовному законодательству, при этом можно выделить и сходства. Так, наделяя несовершеннолетних в возрасте 14 лет обязанностью нести ответственность за совершение отдельных деяний, квалифицируемых по нормам УК РФ, законодатель подчеркивает, что учитываются в первую очередь характер и степень общественной опасности деяния, в то время как для 16-летних по этим же составам учету подлежат помимо этого и способность осознавать общественный характер своих действий, и возможные последствия от их совершения. В ГК РФ ограничений по видам деликтов, совершаемых несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет, не предусмотрено, и независимо от вида правонарушения такие лица являются деликтоспособными с той лишь оговоркой, что если у несовершеннолетнего нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда полностью или в недостающей части, вред должен быть возмещен его родителями, усыновителями, попечителями, если последние не докажут отсутствие своей вины в причинении вреда. Субсидиарную ответственность за вред, причинный несовершеннолетними детьми в отсутствие у тех заработка, дохода, достаточных для возмещения: это родители (усыновители), попечители, организация для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Закономерен вопрос: если в момент причинения вреда несовершеннолетний находился в школе, в больнице или следовал к месту отдыха в лагерь под присмотром сопровождающих представителей лагеря, или ребенок занимался с репетитором, или находился в музыкальном учреждении или спортивной секции, то ответственность на лиц, под присмотром, контролем, надзором которых находился несовершеннолетний в момент причинения вреда, не возлагается?              Очевидно, иные по сравнению с нормой ст. 1073 ГК РФ правила ответственности за вред, причиненный несовершеннолетними гражданами в возрасте от 14 до 18 лет, обусловлены тем, что дети в этом возрасте уже в большей степени понимают значение своих действий и могут ими руководить, они способны в некоторой мере предвидеть те негативные последствия, которые могут наступить вследствие совершения ими противоправных деяний, поэтому лишь на строго указанных в законе лиц может возлагаться ответственность по возмещению вреда за несовершеннолетних в субсидиарном порядке. Полагаем, согласиться с законодателем в отношении этой нормы весьма затруднительно. Неслучайно, хотя несовершеннолетние и признаются самостоятельными субъектами ответственности, с учетом специфики гражданско-правовой ответственности, носящей имущественный характер, законодатель допускает случаи несения ответственности за вред, причиненный данной категорией лиц, их родителями (иными лицами), что связано с отсутствием у детей источника дохода и недоказанностью отсутствия вины родителей (усыновителей), попечителей, соответствующих организаций, осуществляющих надзор за несовершеннолетними, оставшимися без родительского попечения. При этом вина данных лиц выражается в недолжном воспитании, но не в недолжном контроле и надзоре, как в аналогичной ситуации с малолетними гражданами, не достигшими четырнадцатилетнего возраста, поскольку если бы критерии несения ответственности за причиненный вред малолетними и несовершеннолетними были едины, то и нормы сформулированы были бы сходным образом, результатом чего стало бы искомое единство правоприменения. Именно поэтому считаем целесообразным привести содержание нормы абз. 2 п. 2 ст. 1074 ГК РФ в соответствие с п. 3 ст. 1073 ГК РФ.
Различия в положениях исследуемых норм на этом не заканчиваются. Так, ответственность родителей (усыновителей) по возмещению вреда, причиненного их малолетним ребенком, не прекращается по достижению детьми возраста совершеннолетия или в связи с приобретением имущества, что обусловлено неделиктоспособностью самих причинителей в момент причинения вреда и одновременным наличием вины законных представителей этих лиц, в то время как в отношении несовершеннолетних правило иное. Будучи деликтоспособными в силу указания в законе, но неплатежеспособными в момент причинения вреда, они по достижении 18 лет или ранее в случае приобретения полной дееспособности до достижения этого возраста (эмансипация или вступление в брак), как только появляется заработок, иной доход, достаточный для возмещения имущества, становятся и субъектами ответственности, при этом ответственность родителей (усыновителей), иных названных в законе лиц прекращается.
         Норма ст. 1075 ГК РФ устанавливает правило, согласно которому на родителя, лишенного родительских прав, суд может возложить ответственность за вред, причиненный его несовершеннолетним ребенком в течение трех лет после лишения родителя родительских прав, если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей. Из анализа норм и положений действующего законодательства и существующих в доктрине гражданского права воззрений относительно действия нормы ст. 1075 ГК РФ можно сделать некоторые выводы. Так, прежде всего, обращает на себя внимание тот факт, что законодатель ограничивает ответственность родителей, лишенных родительских прав, трехлетним сроком возможного применения к ним мер гражданско-правовой ответственности за причинение вреда в данном случае. Ученые по-разному трактуют законодательную целесообразность существования данного срока. Так, одни обосновывают наличие трехлетнего срока в рамках исследуемой нормы сложившимися в законодательстве и правовой доктрине сроками исковой давности, не отрицая при этом фактическое ограничение применения мер ответственности к родителям, чье виновное поведение послужило основанием для лишения их родительских прав по основаниям СК РФ и правилам ГПК РФ. Другие считают, что наличие данного законодательного правила связано с возможной утратой по прошествии этого срока причинно-следственной связи между недостатками воспитания ребенка таким родителем и наступившими вредными последствиями — результатом противоправного поведения ребенка. Срок не может служить средством, ограничивающим возможность применения мер гражданско-правовой ответственности к родителям, лишенным родительских прав, за вред, причиненный их несовершеннолетними детьми, поскольку «вредоносное поведение родителей может сказаться на поведении ребенка и через годы», и эта позиция, безусловно, заслуживает внимания и поддержки: вряд ли хотя бы какое-то из оснований для лишения родительских прав не оказывает серьезного негативного воздействия на формирование личности ребенка, совершающего противоправное деяние, как результат такого виновного поведения родителя, лишенного родительских прав. Именно поэтому представляется целесообразным исключить из содержания нормы ст. 1075 ГК РФ ограничивающий трехлетний срок для привлечения родителя, лишенного родительских прав, к несению гражданско-правовой ответственности за причиненный его ребенком. Из этой нормы можно сделать вывод о том, что возложение ответственности за вред, причиненный несовершеннолетним ребенком, в отношении которого родители (один из них) были лишены родительских прав, на таких родителей — это возможный вариант решения, причем такая возможность зависит от того, явилось ли следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей поведение ребенка, повлекшее причинение вреда. Очевидно, законодатель ставит под сомнение тот факт, стало ли причиной причинения вреда несовершеннолетним ребенком виновное поведение его родителя(ей) или же такое поведение ребенка никак не сопряжено с теми фактами, которые перечислены в норме ст. 69 СК РФ как исчерпывающие основания для применения данной санкции. Полагаем, что исключать вредоносность противоправного, виновного поведения родителя(ей), сформулированного в норме ст. 69 СК РФ, в т.ч. в ряде случаев дающего основания для возбуждения в отношении их уголовного дела, недопустимо, поскольку ребенок в данном случае не получает гарантированной государством защиты (п. 3 ст. 1 СК РФ), в т.ч. и от самых близких людей — родителей. Именно этими обстоятельствами объясняется позиция автора, считающего целесообразным скорректировать норму ст. 1075 ГК РФ путем обязания родителей, лишенных родительских прав, нести ответственность за вред, причиненный их несовершеннолетними детьми. Считаем, это будет способствовать лучшей защите прав и интересов несовершеннолетних детей и, в свою очередь, реализации одного из международных и конституционных принципов — права несовершеннолетних         граждан     на      защиту.
Немаловажен и тот факт, что закон не предусматривает права регресса лица, возместившего вред за своих малолетних и несовершеннолетних детей по правилам ст. 1073, 1074 и 1075 ГК РФ, к непосредственному причинителю вреда, т.е. к детям, гражданскую ответственность за которых они несут (п. 4 ст. 1081 ГК РФ). Очевидно, недопустимость права обратного требования обусловлена презумпцией вины родителей (усыновителей), опекунов, попечителей в причинении вреда их подопечными и недоказанностью отсутствия таковой в судебном порядке. Кроме того, вина родителей (усыновителей), попечителей, соответствующих организаций по данной категории дел специфична, поскольку носит опосредованный характер и может выражаться как в неосуществлении должного надзора за несовершеннолетними, так и в ненадлежащем отношении к их воспитанию или неправомерном использовании своих прав по отношению к детям, результатом чего стало противоправное поведение детей, повлекшее вред; под виной организаций понимается неосуществление ими должного надзора за несовершеннолетними в момент причинения вреда. Формированию единого подхода в применении данных норм на практике способствовало бы закрепление в доктрине гражданского права и законодательстве понятия вины родителей (лиц, их заменяющих) по аналогии с ранее изданным, но в последующем отмененным Постановлением Пленума ВС РФ от 28.04.1994 N 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья».

Проблемы, возникающие в процессе возмещения вреда, причиненный несовершеннолетними.

 Анализируя законодательство и судебную практику, регламентирующие положения о возмещении вреда, причиненного несовершеннолетними, можно выделить несколько проблем, при исключении которых усилится ответственность по возмещению вреда:

1. Одна из проблем заключается в том, что размер возмещения вреда в определенных ситуациях может оказаться погашенным не полностью. Согласно п.3 ст. 1074 ГК РФ обязанность родителей, попечителя и соответствующей организации по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет, прекращается по достижении причинившим вред совершеннолетия. Однако факт наступления совершеннолетия лица не является еще показателем его имущественной самостоятельности, хотя она и подразумевается. Родители считают себя исполнившими свой долг и не намерены претерпевать лишения за своего ребенка. Сам причинитель, не имея необходимого имущества, не собирается прикладывать никаких сил к их изысканию. При таком положении дел, возникает вопрос относительно правильности сложения ответственности с родителей причинителя по достижении им совершеннолетия. Представляется, что анализируемая статья ГК ограничивает возможности потерпевших по получению возмещения понесенного вреда, так как в силу различных обстоятельств причинитель вреда может и не возместить ущерб. В качестве наглядности можно привести пример из материалов судебной практики: Приговором Липецкого областного суда Определение Верховного Суда РФ от 28.01.2011 N 77-о11-2 В соответствии с Гражданским кодексом РФ взыскание ущерба с законных представителей причинителя вреда прекращается по достижении им совершеннолетнего возраста [электронный ресурс] // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». было постановлено взыскать с А.В. Лукьянова солидарно с другими осужденными в пользу потерпевших Л.И. Шелудько и В.И. Шелудько денежные суммы в счет возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда, в случае недостаточности собственных средств у несовершеннолетнего осужденного А.В. Лукьянова — взыскать указанные денежные суммы с его родителей И.И. Лукьяновой и В.А. Лукьянова.

Впоследствии И.И. Лукьянова и В.А. Лукьянов обратились в суд с заявлением об освобождении их от обязанности по возмещению ущерба потерпевшим в связи с достижением сыном совершеннолетия, которое было удовлетворено.

В кассационной жалобе потерпевшие просили постановление судьи отменить, возобновить исполнительное производство в отношении законных представителей осужденного А.В. Лукьянова. Они указывали на то, что за длительное время им вернули небольшую сумму материального ущерба, а моральный вред так и не был возмещен. Поскольку у осужденного по месту отбывания наказания фактически нет заработка, а также личного имущества, на которое можно было бы обратить взыскание, потерпевшие были лишены возможности получить денежные средства в счет возмещения морального вреда. Судебная коллегия не нашла оснований для удовлетворения кассационной жалобы, так как в соответствии со ст. 1074 ГК взыскание ущерба с законных представителей причинителя вреда прекращается по достижении им совершеннолетнего возраста. Поскольку А.В. Лукьянову исполнилось 18 лет, то суд обоснованно освободил родителей от обязанностей по возмещению вреда. Доводы кассационной жалобы потерпевших о том, что законные представители осужденного возместили только небольшую сумму материального ущерба и не приняли мер к возмещению морального вреда, а в связи с принятием данного постановления они в дальнейшем своевременно не смогут получить денежные средства в счет возмещения ущерба, сами по себе не могут служить основанием для отмены постановления судьи.

Таким образом, потерпевшие могут испытывать значительные затруднения в получении возмещения понесенного вреда, что недопустимо при причинении вреда жизни или здоровью. Поэтому представляется необходимым изменить содержание п. 3 ст. 1074 ГК, установив правило, согласно которому обязанность субсидиарных должников при причинении вреда жизни или здоровью не прекращается с достижением причинителя вреда возраста совершеннолетия. Единственным основанием для прекращения их обязанности по возмещению вреда может быть появление у причинителя вреда доходов или иного имущества, достаточных для возмещения ущерба.

2. Вторую проблему можно выделить из нормы ст. 1075 ГК РФ, которая устанавливает правило, согласно которому на родителя, лишенного родительских прав, суд может возложить ответственность за вред, причиненный его несовершеннолетним ребенком в течение трех лет после лишения родителя родительских прав, если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей. Анализируя данную норму, можно отметить, что срок не может служить средством, ограничивающим возможность применения мер гражданско-правовой ответственности к родителям, лишенным родительских прав, за вред, причиненный их несовершеннолетними детьми, поскольку «вредоносное поведение родителей может сказаться на поведении ребенка и через годы» Беспалов Ю.Ф. Некоторые вопросы семейной дееспособности ребенка // Нотариус. 2005. N 2. С. 8… Именно поэтому предлагается внести изменения в юридическую конструкцию ст. 1075 ГК РФ, изложив ее в следующей редакции: «На родителя, лишенного родительских прав, суд может возложить ответственность за вред, причиненный его несовершеннолетним ребенком, если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей»

3. В целях усиления ответственности родителей (законных представителей) за вред, причиненный малолетними детьми, находящимися под надзором центра временного содержания несовершеннолетних правонарушителей, считаем необходимым возможность применения смешанной формы вины родителей и центра временного содержания несовершеннолетних правонарушителей.

4. Проблема возмещения вреда, причиненного несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет, когда он находился под надзором лица, осуществляющий надзор на основании договора. Например, если в момент причинения вреда несовершеннолетний находился в школе, в больнице или следовал к месту отдыха в лагерь под присмотром сопровождающих представителей лагеря, или ребенок занимался с репетитором, или находился в музыкальном учреждении или спортивной секции, то ответственность на лиц, под присмотром, контролем, надзором которых находился несовершеннолетний в момент причинения вреда, не возлагается? Хотя несовершеннолетние и признаются самостоятельными субъектами ответственности, с учетом специфики гражданско-правовой ответственности, носящей имущественный характер, законодатель допускает случаи несения ответственности за вред, причиненный данной категорией лиц, их родителями (иными лицами), что связано с отсутствием у детей источника дохода и недоказанностью отсутствия вины родителей (усыновителей), попечителей, соответствующих организаций, осуществляющих надзор за несовершеннолетними, оставшимися без родительского попечения. При этом вина данных лиц выражается в недолжном воспитании, но не в недолжном контроле и надзоре, как в аналогичной ситуации с малолетними гражданами, не достигшими четырнадцатилетнего возраста, поскольку если бы критерии несения ответственности за причиненный вред малолетними и несовершеннолетними были едины, то и нормы сформулированы были бы сходным образом, результатом чего стало бы искомое единство правоприменения. Поэтому было бы целесообразным привести содержание нормы абз. 2 п. 2 ст. 1074 ГК РФ в соответствие с п. 3 ст. 1073 ГК РФ.

Малолетние в возрасте до 6 лет, как и несовершеннолетние до 14 лет, являются полностью неделиктоспособными — они не отвечают за последствия своих действий, вопрос об их вине не ставится и не рассматривается. Не несут они и имущественную обязанность возместить причиненный ими вред. Такая обязанность может быть возложена либо: а) на их родителей (усыновителей) или опекунов (граждан или воспитательные, лечебные учреждения, учреждения социальной защитыи другие аналогичные учреждения, являющиеся опекунами в силу ст. 35 ГК), либо б) на соответствующее учреждение — юридическое лицо, если малолетний находился в нем или был под его надзором в момент причинения вреда, либо в) на иное лицо (физическое или юридическое), осуществляющее надзор за ребенком на основании договора (пп. 1-3 ст. 1073 ГК).

Обязанность родителей (усыновителей) или опекунов возместить причиненный вред основана на том, что они должны осуществлять воспитание ребенка, а также надзор за ним (ст. 63, 150 Семейного кодекса). Соответственно, противоправность их поведения как условие наступления ответственности выражается в недостаточном воспитании ребенка, попустительстве или поощрении опасных форм его поведения, безнадзорности, отсутствии внимания к ребенку и т.п. Обязанность возместить причиненный вред возлагается на обоих родителей и является равной долевой (ст.  321 ГК). Один из родителей может быть освобожден от ответственности лишь в случае, если по вине другого он был лишен возможности принимать участие в воспитании ребенка*(268). Конечно, для возложения обязанности возместить причиненный вред необходимо выявить и установить причинно-следственную связь между ненадлежащим выполнением родительских обязанностей и вредом, который причинен ребенку. Вина родителей (усыновителей), опекунов презюмируется, т.е. они должны доказать отсутствие своей вины в ненадлежащем воспитании или надзоре. Единственное исключение, когда родители могут не являться субъектами деликтной ответственности за вред, причиненный детьми, установлено в ст. 1075 ГК. Согласно этой норме на родителей, лишенных родительских прав*(269), ответственность за причиненный ребенком вред может быть возложена лишь в течение 3 лет после лишения их родительских прав. В то же время такая ответственность может наступить лишь при условии, что действия ребенка вызваны ненадлежащим осуществлением именно родительских обязанностей (уклонение от воспитания, нравственного развития и обучения, аморальное, антиобщественное поведение родителей, недопустимые приемы воспитания и т.п.). Ответственность родителей, ограниченных в родительских правах (ст. 73, 74 Семейного кодекса), наступает по правилам ст. 1073, 1074 ГК. Правила ст. 1075 ГК в этом случае неприменимы.

Иная ситуация складывается, если вред причинен ребенком в то время, когда он находился под надзором учреждения (воспитательного, образовательного, лечебного и др.) или иного лица, на которое не возложено выполнение функций опеки (детский сад, школа, кружок, спортивный лагерь и т.п.). Юридически указанные учреждения обязаны (помимо своих основных функций) лишь осуществлять надзор за находящимися в них детьми; поэтому противоправность их поведения выражается в ненадлежащем надзоре, а вина (которая предполагается) — в наличии упущений при его осуществлении.
Не исключается и возможность одновременного возложения обязанности возместить причиненный вред как на родителей, так и на учреждение, под надзором которого в соответствующий момент должен был находиться или находился ребенок. В этом случае действует принцип долевой ответственности.

Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет. Несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет вполне способен осознавать значение своих действий, в связи с чем признается полностью деликтоспособным; именно он будет ответчиком по иску о возмещении вреда.Однако далеко не всегда несовершеннолетний обладает собственным заработком или достаточным имуществом. По этой причине обязанность по возмещению вреда может быть субсидиарно возложена на его родителей (усыновителей) или попечителей. Ответственность указанных лиц наступает на общих основаниях. Противоправность и вина оцениваются с позиций наличия у них обязанности по воспитанию и надзору за ребенком. Этим объясняется отсутствие у лиц, возместивших вред, права в регрессном порядке требовать у несовершеннолетнего (в том числе и по достижении им 18 лет) сумм возмещенного ими вреда (п. 4 ст. 1081 ГК). Поскольку ответственность родителей является в данном случае субсидиарной, она не наступает, если у причинителя (несовершеннолетнего) достаточно собственного заработка или иных средств для возмещения вреда. При отсутствии или недостаточности таких средств ответственность родителей (усыновителей) или попечителя наступает, соответственно, в полном объеме или в недостающей части. Если причинитель вреда находился в воспитательном, лечебном, образовательном учреждении, на которое не возложены обязанности попечителя, указанное учреждение несет субсидиарную ответственность за вред, если не докажет отсутствие своей вины, которая в этих случаях определяется исходя из необходимости осуществления надзора за несовершеннолетним (но не его воспитания). Обязанность возмещения родителями (усыновителями), попечителями вреда, причиненного детьми в возрасте от 14 до 18 лет, прекращается, когда: причинитель достигает совершеннолетия; у него появляются доходы или имущество, достаточные для возмещения вреда; он приобретет полную дееспособность в связи со вступлением в брак или эмансипацией.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *