Особенности употребления форм прошедшего времени глагола

Выделяются два типа прямого употребления формы прошедшего времени глаголов совершенного вида: перфектное и аористическое.

В перфектном употреблении действие относится к прошлому (в этом проявляется категориальное значение формы прошедшего времени), а его результат – к настоящему[1]:

Алеша, ты озяб, ты в снегу был, хочешь чаю? (Достоевский).

Особая разновидность перфектного употребления представлена в тех случаях, когда результат предшествующего действия отнесен не к настоящему, а к прошлому – ко времени осуществления тех событий, о которых идет речь в повествовании[2]:

Только и жила бедная памятью о милом сердцу… Истаяла вся.

Эта разновидность перфектного употребления объединяется с основным его типом общим признаком: выражается актуальность результата действия для более позднего временного плана.

Формы прошедшего времени глаголов совершенного вида в аористическом употреблении обозначают прошедший факт без указания на наличный результат прошедшего действия[3]:

Во Владивосток я приехал в начале июля 1943 года (журн.).

Аористическое употребление обычно при повествовании о сменяющих друг друга фактах[4]:

Парамон упёрся ногой в плетень, дернул из плетня тонкую слегу, сунул в окно и кинул. (Д. Калиновская).

Формы прошедшего времени глаголов совершенного вида могут выступать в переносном употреблении.

Прошедшее время глаголов совершенного вида при обозначении будущих действий.

Контекст указывает на будущее, форма же прошедшего времени сохраняет свое категориальное значение. В результате объективно будущее действие представляется так, как будто оно уже осуществилось[5].

Особенно часто в таком употреблении выступают формы прошедшего времени глаголов погибнуть, пропасть[6]:

Если он не вернется, мы погибли. В подобных случаях выражается модальный оттенок уверенности говорящего в том, что действие осуществится.

К такому употреблению примыкают эмоционально-экспрессивные предложения типа[7]:

Так я и поверил!;

Как же, испугался я!

Отрицание факта в будущем эмоционально выражается как ироническое признание его уже осуществившимся. Разговорный характер имеет употребление типа[8]:

Я пошел;

Мы побежали.

Прошедшее время глаголов совершенного вида в контексте абстрактного настоящего.

Формы прошедшего времени глаголов совершенного вида используются для наглядной конкретизации обычного действия.

Демонстрируется единичный факт, который представлен так, как будто он уже осуществился, но контекст указывает на то, что такие факты обычны, причем их обычность отнесена к широкому плану настоящего[9]:

Такая птичка… понимает, что человек ее любит. Если напал на ее коршун, то она куда, думаешь, бросается? Либо в сеялку, либо прямо за пазуху, под ватник.

В зависимости от типа употребления глаголов несовершенного вида форма прошедшего времени в прямом употреблении может передавать прошедшее действие[10]:

а) в процессе его протекания

б) в его неограниченной повторяемости

в) в его постоянном существовании

г) действие как обобщенный факт.

Как правило, выражается действие, замкнутое в сфере прошлого, не связанное с настоящим[11]:

Сергей говорил, а Всеволода Андреевича занимали не только его слова, но и лицо (Л. Карелин);

К полуночи комната выстывала. Он бесшумно открывал железную дверцу печи, складывал костёриком с вечера приготовленные дрова и щепки и, сидя на корточках, поджигал их (Г. Бакланов);

Леса, что кроют песчаное Заволжье, прежде сплошным кряжем между реками Унжей и Вяткой тянулись далеко на север;

На третью после войны зиму… ты брал у ней корову на зимний прокорм. Брал? (Д. Калиновская).

Прошедшее время глаголов несовершенного вида в отличие от прошедшего времени глаголов совершенного вида, как правило, не выступает в переносном употреблении. Исключения крайне редки[12].

Существенными особенностями употребления характеризуются формы прошедшего времени глаголов несовершенного вида многократного способа действия.

Эти глаголы употребляются, как правило, лишь в формах про-                шедшего времени: говаривал, едал, живал, певал, сиживал, хаживал,                 хварывал. Основная функция этих форм заключается в выражении повторяемости, обычности действия в прошедшем, отдаленном от настоящего[13]:

Так и рвется, так и наскакивает на него Аксинья Захаровна… А когда-то так любовно она водилась с Микешенькой, когда-то певала ему колыбельные песенки.

В современном языке такие образования малоупотребительны. В художественной литературе они могут использоваться для стилизации народной речи.


[1] Апресян Ю.Д. Основания системной лексикографии // Языковая картина мира и системная лексикография. — М. — 2006. – С.162

[2] Апресян Ю.Д. Основания системной лексикографии // Языковая картина мира и системная лексикография. — М. — 2006. – С.162

[3] Апресян Ю.Д. Основания системной лексикографии // Языковая картина мира и системная лексикография. — М. — 2006. – С.163

[4] Апресян Ю.Д. Основания системной лексикографии // Языковая картина мира и системная лексикография. — М. — 2006. – С.163

[5] Апресян Ю.Д. Основания системной лексикографии // Языковая картина мира и системная лексикография. — М. — 2006. – С.164

[6] Апресян Ю.Д. Основания системной лексикографии // Языковая картина мира и системная лексикография. — М. — 2006. – С.165

[7] Апресян Ю.Д. Основания системной лексикографии // Языковая картина мира и системная лексикография. — М. — 2006. – С.165

[8] Апресян Ю.Д. Основания системной лексикографии // Языковая картина мира и системная лексикография. — М. — 2006. – С.166

[9] Апресян Ю.Д. Основания системной лексикографии // Языковая картина мира и системная лексикография. — М. — 2006. – С.166

[10] Апресян Ю.Д. Основания системной лексикографии // Языковая картина мира и системная лексикография. — М. — 2006. – С.169

[11] Апресян Ю.Д. Основания системной лексикографии // Языковая картина мира и системная лексикография. — М. — 2006. – С.169

[12] Апресян Ю.Д. Основания системной лексикографии // Языковая картина мира и системная лексикография. — М. — 2006. – С.169

[13] Апресян Ю.Д. Основания системной лексикографии // Языковая картина мира и системная лексикография. — М. — 2006. – С.170

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *