Особенности употребления форм будущего времени глагола

Формы будущего простого обычно обозначают конкретное единичное действие в будущем: Сейчас хозяин придёт, ужинать будем.

Свойственная форме будущего простого периферийная функция выражения настоящего неактуального чаще всего реализуется как настоящее абстрактное[1]:

Если судьба обрушится раз на кого бедою, то ударам ее и конца не бывает (Достоевский).

Обычным условием употребления форм будущего простого в плане настоящего абстрактного является наличие двух и более связанных друг с другом действий. В этом проявляется синтаксическая ограниченность данного употребления. План настоящего абстрактного может характеризоваться дополнительными модальными оттенками, например оттенками возможности или невозможности, уверенности[2]:

Право, позавидуешь иногда чиновникам; Что только не вспомнит человек, проживший полвека! Такое употребление не связано с указанными выше синтаксическими ограничениями.

В сочетании с отрицанием форма будущего простого может употребляться для выражения невозможности осуществления действия в момент речи[3]:

– Выходи поскорее… – Сейчас… Крылатки никак не найду (Чехов.).

Такое употребление не представляет собой настоящего актуального:    к моменту речи относится лишь невозможность осуществления действия, а                 не его протекание. При этом контекст в той или иной мере допускает,                         что данный модальный оттенок относится не только к моменту речи, но и к другим моментам более широкого и неопределенного плана настоящего времени[4].

Таким образом, в подобных случаях представлена одна из разновидностей настоящего неактуального (эта разновидность, так же как и указанное выше модально окрашенное употребление данной формы при обозначении повторяющихся действий, называется настоящим потенциальным)[5].

Если контекст ограничивает временные рамки действия планом прошедшего времени, то употребление формы будущего простого является переносным[6]:

Денег даже давал, когда под пьяную руку приедет (Мамин-Сибиряк).

Основой такого употребления является функция настоящего неактуального, реализующаяся в контексте со значением прошедшего времени.

Особой разновидностью переносного употребления формы будущего простого является ее функционирование в сочетании с частицей как в плане прошедшего времени или настоящего исторического при выражении единичных (неповторяющихся) действий. Это сочетание, характерное для разговорной речи, выражает внезапное наступление действия, отличающегося особой интенсивностью[7]:

Стою, слушаю – и вдруг что-то как полыхнёт через все небо. Гляжу – метеор (Паустовский).

Форма будущего простого глагола быть может выступать в пере- носном употреблении в контексте настоящего времени. Выделяются две разновидности такого употребления. Одна из них – разговорно-просторечное употребление глагола быть в составе сказуемого в вопросительных предложениях типа[8]:

– Вы кто будете?; – Она сама- то кто будет? – Дворничиха.

Контекст устанавливает план настоящего постоянного, при этом форма будущего простого привносит оттенок еще не распознанного факта.

Вторая разновидность – употребление формы будет при обозначении приблизительного количества:

Сколько господину Мошкину лет? Лет пятьдесят, я думаю, будет.

В таком случае, когда точное количество не установлено, его определение как бы отодвигается в будущее. При этом не устра-                          няется обусловленная контекстом отнесенность всей ситуации к настоящему времени. Между обоими разновидностями есть семантическая связь: и при выражении приблизительности присутствует образный оттенок «распознавания»[9].

Форма будущего сложного, как правило, реализует свое категориальное значение в прямом употреблении. Однако возможно и переносное употребление этой формы[10].

1) В качестве особого типа переноса выделяется употребление формы будущего сложного в контексте абстрактного настоящего. Категориальное значение этой формы при этом проявляется в тех или иных модальных оттенках, связанных со значением будущего времени.

а) Выражается оттенок предположительного допущения:

Я, например, в дороге спать не могу, – хоть убейте, а не засну… Я одну, другую, третью ночь не буду спать, а всё-таки не засну.

В таких случаях высказывается допущение: пусть даже действие будет длиться значительный промежуток времени (или: если даже оно будет длиться…), все же цель не может быть достигнута.

б) Выражается уверенность в постоянной готовности субъекта к осуществлению действия[11]:

Целый день марабу будет дежурить у бойни, чтобы получить кусок мяса. Поедает и отбросы у хижин.

В подобных случаях модальный оттенок подчеркивается лексическим выражением длительности (битый час, три года, целый день): утверждается, что субъект готов осуществить (и постоянно осуществляет) даже исключительные по своей длительности действия[12].

в) Выражается оттенок уверенности в том, что обычное, типичное действие непременно должно (или не должно) осуществляться:

В литературе, как и в жизни, нужно помнить одно правило, что человек будет тысячу раз раскаиваться в том, что говорил много, но никогда, что мало.

В таких случаях утверждается, что так бывает всегда (это выражено контекстом) и так обязательно должно быть в будущем (реализация категориального значения формы будущего времени)[13].

2) В некоторых случаях форма будущего сложного употребляется в контексте, который указывает на план прошедшего времени обычного действия[14]:

Об арифметике и помину не было: вряд ли и считать то умел, но зато лакомиться, франтить – мастер! Целое утро будет сидеть и не пошевелится, только завей ему волосы.

Такое употребление по модальной окраске сходно с употреблением данной формы в контексте абстрактного настоящего.


[1] Кибрик А.Е. Опыт морфологической реконструкции когнитивной структуры (на материале сферы личного дейксиса в алюторском языке) // Кибрик А.Е. Константы и переменные языка. — СПб. — 2003. — С. 371

[2] Кибрик А.Е. Опыт морфологической реконструкции когнитивной структуры (на материале сферы личного дейксиса в алюторском языке) // Кибрик А.Е. Константы и переменные языка. — СПб. — 2003. — С. 372

[3] Кибрик А.Е. Опыт морфологической реконструкции когнитивной структуры (на материале сферы личного дейксиса в алюторском языке) // Кибрик А.Е. Константы и переменные языка. — СПб. — 2003. — С. 372

[4] Кибрик А.Е. Опыт морфологической реконструкции когнитивной структуры (на материале сферы личного дейксиса в алюторском языке) // Кибрик А.Е. Константы и переменные языка. — СПб. — 2003. — С. 372

[5] Кибрик А.Е. Опыт морфологической реконструкции когнитивной структуры (на материале сферы личного дейксиса в алюторском языке) // Кибрик А.Е. Константы и переменные языка. — СПб. — 2003. — С. 373

[6] Кибрик А.Е. Опыт морфологической реконструкции когнитивной структуры (на материале сферы личного дейксиса в алюторском языке) // Кибрик А.Е. Константы и переменные языка. — СПб. — 2003. — С. 373

[7] Кибрик А.Е. Опыт морфологической реконструкции когнитивной структуры (на материале сферы личного дейксиса в алюторском языке) // Кибрик А.Е. Константы и переменные языка. — СПб. — 2003. — С. 374

[8] Кибрик А.Е. Опыт морфологической реконструкции когнитивной структуры (на материале сферы личного дейксиса в алюторском языке) // Кибрик А.Е. Константы и переменные языка. — СПб. — 2003. — С. 374

[9] Кибрик А.Е. Опыт морфологической реконструкции когнитивной структуры (на материале сферы личного дейксиса в алюторском языке) // Кибрик А.Е. Константы и переменные языка. — СПб. — 2003. — С. 375

[10] Кибрик А.Е. Опыт морфологической реконструкции когнитивной структуры (на материале сферы личного дейксиса в алюторском языке) // Кибрик А.Е. Константы и переменные языка. — СПб. — 2003. — С. 375

[11] Кибрик А.Е. Опыт морфологической реконструкции когнитивной структуры (на материале сферы личного дейксиса в алюторском языке) // Кибрик А.Е. Константы и переменные языка. — СПб. — 2003. — С. 376

[12] Кибрик А.Е. Опыт морфологической реконструкции когнитивной структуры (на материале сферы личного дейксиса в алюторском языке) // Кибрик А.Е. Константы и переменные языка. — СПб. — 2003. — С. 376

[13] Кибрик А.Е. Опыт морфологической реконструкции когнитивной структуры (на материале сферы личного дейксиса в алюторском языке) // Кибрик А.Е. Константы и переменные языка. — СПб. — 2003. — С. 377

[14] Кибрик А.Е. Опыт морфологической реконструкции когнитивной структуры (на материале сферы личного дейксиса в алюторском языке) // Кибрик А.Е. Константы и переменные языка. — СПб. — 2003. — С. 377

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *