Основания и условия возмещения государством вреда, причиненного при отправлении правосудия

Как уже отмечалось выше, исследованием вопроса об ответственности государства занималось небольшое число ученых — юристов. Отсюда и следуют все недопонимания и неточности в актах правоохранительных органов и органов правосудия. Представляется, что этому вопросу необходимо уделить большее внимание, чтобы нарушение прав и законных интересов граждан не происходило.

В случаях предъявления к Российской Федерации исков о возмещении вреда, причиненного актами правоохранительных органов и суда, ее интересы представляют в судах Генеральная прокуратура, Министерство внутренних дел России и Судебный департамент, а также Министерство финансов России. Выбор данных органов зависит от того, какой именно организацией причинен вред гражданину.

         Однако, как известно, в современном обществе существует довольно большая проблема, которая выражается в недоверии к судебной системе. Это недоверие, так или иначе, тесно связано с ответственностью государства за ошибочные судебные постановления. На мой взгляд, обратиться к затронутой проблеме очень важно, поскольку это позволит выявить те самые недостатки современного российского правосудия, которое вызывает у граждан недоверие.

         Я согласна с мнением А.П. Кирчака, который в своей работе упомянул рассматриваемый вопрос и достаточно точно отметил, что достаточно продолжительное время российское законодательство оставалось ограниченным и несовершенным относительно ответственности государства в сфере правосудия[1]. Данный факт слишком явно препятствовал полноценной охране имущественных интересов граждан в данной сфере. Изучая законодательство в целом, каждый юрист отметит, что одним из главных обязательства государства, является непосредственное несение ответственности перед гражданами за принимаемые решения, а также за действия, совершаемые органами власти и должностными лицами. Причем, упомянутое обязательство должно выполняться в полной мере, так как данный факт закреплен не только в Конституции РФ, но и в каждом законодательном акте Российской Федерации. Поскольку мы живем в правовом государстве, то одним из признаков такового является взаимная ответственность человека и государства, именно поэтому государство должно исполнять свои обязанности и нести свою ответственность перед гражданином с учетом интересов последнего. Следовательно, должна существовать некая правовая связь с обществом, которая проявляет себя при отправлении правосудия.

         Необходимо установить важность и значение правовой системы в обществе. В чем ее специфика и особенности. Рассмотреть различные мнения ученых по данному вопросу.

В настоящее время существует значительная потребность в осуществлении правосудия, которая объясняется именно наличием в современном обществе конфликтов на почве разрозненности интересов между обществом и государством. Данное мнение высказал И.Л. Петрухин[2]. Однако, есть и иная точка зрения, авторы которой, утверждают, что судьи разрешают острые жизненные конфликты и принимают по ним решения[3]. Но я считаю, что это скорее общее видение на правовую систему суда в целом. Конечно, судьи непосредственно помогают разрешать общеправовые вопросы в социуме, но не исключены моменты, когда именно своими решениями, действиями (бездействиями) они тем самым могут и усугубить ситуацию, а в некоторых случаях даже причинить моральный вред гражданину. И, конечно же, третья точка зрения, которая под важностью правосудия понимает рассмотрение в  судебных заседаниях гражданских и уголовных дел, и как следствие принятие актов правосудия[4]. Это мнение уже более конкретизировано, но требует немного дополнения. Я согласна с мнением каждого автора в части и на мой взгляд было бы правильным соединить все три точки зрения из которых будет показана полноценная картина роли правосудия в обществе.

Итак, из анализа рассмотренных мнений следует, что суд — это государственный орган, который защищает правопорядок путем разрешения конфликтов, возникающих в обществе, при этом учитывая ситуацию каждого гражданина индивидуально. На практике общественные конфликты носят индивидуальный характер и поэтому суду необходимо в каждом случае рассматривать дело как можно шире и всесторонне. Судебная система, в большей своей части, охраняет от каких-либо посягательств, общественный и государственный строй, законную собственность, а равно права и законные интересы граждан, государственных учреждений и общественных организаций. В этом и заключается роль правосудия в Российской Федерации.

         На основании вышеизложенного, я бы к понятию правосудие применила следующее определение. Правосудие — это особый вид применения судом закона в случаях, которые строго определены законодательством, когда разрешение спора по различным делам существенно затрагивает права и законные интересы граждан, а также государственных и иных учреждений.

         Теперь стоит сказать, об органе, который непосредственно осуществляет отправление правосудия. Безусловно, это государственный орган — суд. В этом и определяется его специфика, с помощью законодательства разрешать конфликты, возникающие в обществе, а так же укреплять правопорядок в нем. Именно поэтому говорят, что деятельность суда представляет особый вид правоприменения, которое состоит в установлении юридических фактов, принятии властного решения о должном поведении, как граждан, так и юридических лиц и в применении юридических санкций к тем лицам, которые нарушают нормы закона. Конечно, есть и иные органы, которые применяют российское законодательство к обществу, например органы дознания, следствия, прокуратуры, но все они носят лишь промежуточный характер, а окончательное рассмотрение и решение дела по существу производит суд. Суд как бы подводит итог всем противоправным или наоборот правомерным действиям граждан и решает их дальнейшую судьбу. 

Функции суда распространяются также и на государственные органы. Поэтому необходимо отметить, раз органы прокуратуры и правоохранительные органы относятся по своей природе деятельности к органам государственным, то и на них распространяется контроль суда за деятельностью упомянутых организаций. Например, решая вопрос о выборе меры пресечения, суд контролирует состояние законности в деятельности таких органов и реагирует на нарушения путем вынесения определений. Или, например, дело затрагивает решение вопроса об условно-досрочном освобождении, то также в случае незаконности, суд отказывает в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении. Именно в своих решениях суд проявляет свою объективность, реализует свои функции и полномочия, и непосредственно воздействует своими решениями, как на общество, так и на государство в целом. Но никто не исключает случаев, когда суд своими действиями (бездействиями) наносит ущерб гражданину.

Так, например, п.2 ст. 1070 ГК РФ говорит о том, что  вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу[5]. Получается, что если отсутствует такое постановление, то полученный гражданином вред не возмещается?! На мой взгляд, данная норма требует пересмотра в той части, которая ограничивает условия возмещения причиненного вреда, вступившим в законную силу судебным актом. Такое же мнение я встретила и в статье И.В. Стасюка, где он сказал, что согласно п. 2 ст. 1070 ГК РФ возможность возмещения вреда, причиненного в ходе осуществления правосудия, обусловлена наличием вступившего в законную силу приговора, устанавливающего вину судьи[6].

Впоследствии указанная норма получила толкование Конституционного Суда Российской Федерации. Из Постановления Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.В. Зернова, С.И. Кальянова, Н.В. Труханова» следует, что возмещение вреда возможно в случае признания действий (бездействия) судьи по осуществлению правосудия незаконными приговором суда либо иным судебным актом. Кроме того, в пункте 3 резолютивной части Постановления указано, что Федеральному Собранию надлежит в законодательном порядке урегулировать основания и порядок возмещения государством вреда, причиненного действиями (или бездействием) суда (судьи).

И только спустя 10 лет был принят закон, который частично разрешает вопросы о порядке возмещения вреда, причиненного в ходе отправления правосудия. Речь идет о Федеральном законе от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судебное разбирательство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее — Закон). Но данный Закон регулирует последствия лишь одного из возможных процессуальных правонарушений — обязанности суда рассмотреть дело в разумный срок и делает это не вполне удачно. Поэтому проблема условий возмещения вреда судом решена не окончательно и не полностью. Это свидетельствует о явном пробеле в законодательстве, который необходимо заполнить.

Для сравнения, стоит обратить внимание на статью Делоне Б. под названием Вина в административном праве Франции[7]. В ней он говорит о том, что вина проявляется в значительно более сложном и редко заметном виде, в разрешении вопроса о возмещении, т.е. в его реализации. В этом случае напрашивается вопрос. Должно ли виновное лицо возмещать причиненный им ущерб? При этом, если быть точным, «вопрос о том, какое публичное лицо должно быть привлечено к ответственности, не следует путать с тем, какое лицо виновно в нанесении вреда, на том основании, что ответственность за личное поведение наступает не во всех случаях».

Отвечая на этот вопрос, Делоне Б.утверждает, что вина обладает ролью в возведении ущерба на уровень обязательства по уплате возмещения, который она предполагает. Поскольку виновное лицо, очевидно, должно нести ответственность в первую очередь, виновное поведение обязывает это лицо возместить ущерб. Наличие вины, следовательно, может возложить обязательство по возмещению на того, кто ее совершил. При этом, по единодушному мнению, лицо может нести ответственность только за собственные действия. Однако нужно поставить вопрос об ограничении обязательства виновного лица в уплате возмещения. Они вытекают, к примеру, из существа виновной службы. Дело Popin[8], связанное с правосудием, дает пример того, что лицо, причинившее ущерб, вовсе не обязательно будет возмещать причиненный им вред на том основании, что отправление правосудия неотделимо от государства. «В связи с этим именно ему надлежит отвечать перед участниками судебного процесса за убытки, которые могут возникнуть у них в результате осуществления судебной функции, обеспечиваемой под контролем Государственного совета административными юрисдикциями».

Таким образом, в законодательстве Франции, вина в равной мере учитывается при уплате возмещения, если имеется несколько лиц, обязанных возмещать ущерб. В этом случае тяжесть вины и каузальная роль каждого из лиц, по чьей вине он был причинен, дают основания для предъявления исков лицами, исполнившими обязанность по уплате долга, против остальных должников.

Продолжая анализировать п. 2 ст. 1070 ГК РФ, можно заметить, что она идет в разрез с п. 1 той же статьи, где сказано, что в случае наличия вины со стороны государства вред возмещается независимо от вины должностных лиц. То есть, появляется две ситуации, когда для возмещения вреда необходимо судебное решение, вступившее в законную силу и ситуация, когда такого не требуется. Мне кажется, что такую двойственность необходимо привести в порядок и прийти к единому мнению, иначе возникнут сложности при применении законодательства в этой части.

Данная сложность будет заключаться, например, в случаях, когда сторона, считающая себя потерпевшей от незаконных (с ее точки зрения) действий судьи в ходе разбирательства в гражданском судопроизводстве, будет обращаться не только с апелляционной либо кассационной жалобой, но и с соответствующим иском, а судья всякий раз будет вынужден доказывать свою невиновность. Тем самым была бы, по существу, перечеркнута обусловленная природой правосудия и установленная процессуальным законодательством процедура пересмотра судебных решений и проверки законности и обоснованности судебных актов вышестоящими инстанциями.

Следовательно, представляется возможным сформулировать вывод о том, что содержание понятия «осуществление правосудия» применительно к гражданским делам включает в себя совокупность всех действий судьи и суда, связанных с возбуждением гражданского дела, подготовкой дела к рассмотрению и его разрешением. Я полагаю, что данное положение можно применять также и при рассмотрении споров по искам к государству о возмещении вреда, причиненного при отправлении правосудия по гражданским делам. Данный вывод я сделала на основании правоприменительной практики Верховного Суда РФ. Так, в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2005 г. N 5-Г05-106 указано: «…что же касается вопроса о возмещении государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) суда (судьи) применительно к случаям, когда вина судьи установлена не вступившим в законную силу приговором суда, а в ином порядке, то в настоящее время действующим законодательством не урегулированы основания и порядок возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) суда (судьи) при осуществлении правосудия, а также подведомственность и подсудность такого рода дел»[9].

Представляется, что проблема возмещения вреда, причиненного при осуществлении гражданского судопроизводства, если незаконные действия (бездействия) суда (судьи) не относятся к принятию актов, разрешающих дело по существу  на сегодняшний день стоит особо остро. Однако, законодатель (Федеральное Собрание) не спешит урегулировать указанные положения, в которых явно имеется пробел, несмотря на прямое указание Конституционным Судом РФ на необходимость такого урегулирования. Именно данный факт, показывает отсутствие в национальном праве России эффективного механизма возмещения вреда, причиненного нарушением права лица на справедливое судебное разбирательство.

         Затрагивая институт ответственности государства за судебные акты и как следствие их реализацию, необходимо упомянуть тот факт, что осуществление правосудия, представляет собой самостоятельный вид государственной деятельности, который осуществляет свою деятельность как независимый государственный орган. Безусловно, правосудие является сложным видом государственной деятельности, ведь именно от судей требуется наличие высокого уровня культуры, нравственности и разумности в своих суждениях. Ведь еще К.Маркс говорил: «Закон всеобщ; случай, который должен быть определен на основе закона,  – единичен. Чтобы подвести единичное под всеобщее, требуется суждение. Суждение проблематично. Если бы законы применялись сами собой, тогда суды были бы излишни»[10]. И с К.Марксом сложно не согласиться, ведь он сказал простую и правильную истину, что для качественного разрешения общественных конфликтов, суды просто необходимы, а наличие закона и правильное его применение вовсе подавно. 

         Таким образом, можно сделать несколько выводов. Во-первых, самым важным и главным условием возмещения вреда государством за вред, причиненный при отправлении правосудия является наличие вины, которая устанавливается вступившим в законную силу решением суда. Это согласно букве закона, а именно п. 2 ст. 1070 ГК РФ. Но, с некоторой оговоркой, что данная норма требует частичного пересмотра либо уточнения. На что неоднократно обращал внимание Конституционный Суд Российской Федерации. Однако, если до сих пор попытки изменения не предприняты, то представляется, что и в дальнейшем данный пробел продолжит свое существование в гражданском кодексе РФ.          И, во-вторых, отправление правосудия осуществляет непосредственно суд, а именно судья. И к нему предъявляются особые требования, поскольку именно от его решения зависит исход дела по существу. Ведь при малейшем неправильном истолковании законодательства РФ есть вероятность именно причинения вреда своими действиями (бездействиями) при отправлении правосудия.


[1] Кирчак А.П. Вопросы ответственности государства за ненадлежащее правосудие // Законодательство. — 2006. — №3.

[2] Петрухин И.Л. Правосудие в системе государственных функций // Правоведение. — 1983. — № 3. — С. 37.

[3] Бушуев Г.И. Судья в уголовном процессе. — М., 1984. — С. 3.

[4] Мартынчик Е.Г. Правосудие: предмет, правоотношения, функции и социальная роль // Правоведение. — 1990. — № 2. — С. 13.

[5] ГК РФ

[6]Стасюк И.В. Последствия неисполнения судом процессуальных обязанностей // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 11. С. 21 — 25.

[7] Делоне Б. Вина в гражданском праве Франции // Lex russica. 2016. N 1. С. 82 — 89.

[8] CE Sect. 27 fevrier 2004, Mme Popin, Rec. 86, concl. R. Schwartz.

[9] Определение Верховного Суда РФ от 06.12.2005 N 5-Г05-106

[10] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1.- М. — С. 66.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *