Организация совокупности противодействия коррупции

Проблемы и поиск методов проведения и формирования эффективной антикоррупционной политики ученый мир волнует уже достаточно давно.

Тем не менее, множественные исследования показали, что даже в теоретическом плане очень тяжело разобраться со многими проблемами. До сегодняшнего дня нет четких ответов, на, казалось бы, простые вопросы: Что такое борьба с коррупцией? Что такое коррупция? Чем отличается борьба с коррупцией от противодействия коррупционной деятельности? Чем отличается борьба с коррупцией от борьбы с теневой экономикой? В чем заключается сущность антикоррупционной политики?

Рассмотрим эти понятия с точки зрения политической науки на примере Российской Федерации.

Исследователь С.Н. Шишкарев под современной законодательной антикоррупционернной политикой РФ понимает деятельность учреждений законодательной государства, социального самоуправления и граждан по обеспечению антикоррупционной деятельности в целях культурного и социально-экономического развития, согласно интересам национальной безопасности, на основании реализации свобод и прав гражданина и человека.

Следовательно, можно предположить, что политика, направленная на противодействие коррупции, включает в себя политическое обеспечениеантикоррупционернной деятельности. По мнению автора, поиск субъекта антикоррупционернной политики следует вести не только среди учреждений законодательной государства, но, в первую очередь, среди политических институтов. Как правило, субъектом политики является политическая элита или высшее политическое руководство государства.

Вызывает интерес попытка С.Н. Шишкарева разделить термины «борьба с коррупцией» и противодействие коррупциогенной деятельности». Так, в соответствии с его мнением,  противодействие коррупциогенной деятельности в отличие от борьбы с этим социально-отрицательным явлением, включает в себя общесоциальную (общую) и специальную профилактику коррупциогенной деятельности. Поскольку борьба – это уничтожение и подавление, а противодействие – это еще устранение поводов появления и роста отрицательных явлений и процессов.

Следовательно, можно прийти к выводу о том, что исследование антикоррупционернной политики со стороны юридической науки недостаточно для формирования ее основ, а тем более разработки механизмов по улучшению ее эффективности. Фактически, в РФ не существует н эффективной борьбы. За последние годы была предпринята попытка бороться с причинами, которые порождают коррупцию (к примеру, в соответствии с указом президента РФ о национальной стратегии по противодействию коррупции), однако, стоит сказать, что она не слишком эффективна, так как количество коррупционных скандалов только растет. Должен существовать эффективный правовой базис, на котором будут основываться все действия исполнительных органов.  Состояние коррупциогенной деятельности в разных областях жизнедеятельности современного российского социума стало одной из наиболее серьезных угроз, которые препятствуют гармоничному развитию государства и уменьшающих эффективность деятельности его институтов. Ее социальная опасность для поступательного развития законодательных институтов и институтов гражданского социума признается научным сообществом, СМИ, главой государства – Президентом России, социальными и политическими деятелями. Масштабы подкупности достаточно сложно оценить. Это связано, в первую очередь, с тем, что она (как и другие типы теневой экономической деятельности) в принципе скрыта от официального статистического учета. Помимо этого, многие типы подкупности даже не имеют прямой связи с выплатой денежных вознаграждений, что не позволяет получить ее стоимостную оценку.

При четкой постановке задачи измерения подкупности (для чего измерять коррумпированную сферу?) и целевой аудитории (кто будет измерять коррумпированную сферу и для кого?) очень важно определить предмет исследования и его охват (что измерять?), а именно:

− уровень подкупности в государстве / регионе / городе / секторе: практика подкупности (к примеру, частота и суммы взяток, услуги, которые требуют больших платежей и т. д.);

− уровень подкупности: восприятие подкупности (к примеру, возможность получения услуг за счет взяток, надежность дачи взяток, общее отношение к вероятности подкупа и т.д., бремя регулирования, зависимость судебной государства, неформальный сектор);

− параметры социального доверия (к примеру, общий уровень доверия граждан к органам государства на местном и общенациональном уровнях; общее доверие к органам законодательной, исполнительной, судебной государства, правоохранительным органам и т. п.);

− эффективность деятельности бизнеса;

− риски подкупности бизнеса;

− другие факторы (политическая коррупция, свобода информации и т. п.).

Изучение масштабов подкупности предполагает применение следующих инструментов:

1. Социологический опрос организаций, граждан и учреждений государства, который направлен на исследование коррумпированных практик.

2. Оценка статистики уголовных дел, которые можно классифицировать как коррумпированные правонарушения.

3. Анализ существующих исследовательских работ, которые посвящены вопросам подкупности.

4. Анализ сведений официальной статистики, которые имеют вспомогательное значение и позволяют дать косвенные оценки.

5. Анализ коррупциогенности должностей учреждений исполнительной государства.

В российской и мировой практике в виде основных методик оценки подкупности выделяются следующие:

− индекс восприятия подкупности, который определяется международной неправительственной организацией по борьбе с коррупцией по всему миру «Transparensy International»;

− барометр мировой подкупности (Transparensy International);

− индекс взяткодателей (Transparensy International);

− индекс региональной подкупности в РФ (Transparensy International совместно с фондом «Индем»);

− индекс «контроль за коррупцией» (Всемирный банк);

− индекс фонда Heritage Foundation;

− индекс непрозрачности компании Pricewaterhouse Coopers;

− другие критерии.

Указанные выше методики можно классифицировать по охвату государств (национальные исследования, международные исследования), по методу измерения (смешанные опросы, которые включают в себя социальные опросы и опросы экспертов; измерение с помощью социальных опросов; измерение с помощью опросов экспертов).

По данным Transparency International, Россия из 100-бальной шкалы (где 100-вообще не коррумпированная страна, а 0-страна погрязла в коррупции) находится на 28 месте. Неутешительные результаты, не так ли? На данном рисунке (№1) можно увидеть, что наименее коррумпированные страны-это большинство стран западной Европы, а самые коррумпированные-это южные страны. Стоит особо отметить Сингапур, который тоже когда-то имел очень высокий показатель коррумпированности в стране, однако грамотное управление делает свое дело и сейчас Сингапур-процветающее молодое государство, которое смогло уничтожить коррупцию еще в зародыше. Таким образом, многие ученые делают вывод, что большинство стран, которые подвержены коррупции-это Африканские государства и некоторые восточные (примечательно отметить Сирию).

Macintosh HD:Users:macbook:Desktop:532372.png

Рис.1

Исследования экспертов Всемирного банка показывают, что коррупция приводит к снижению как иностранных, так и внутренних инвестиций. Рассматривая коррумпированную сферу как своеобразный дополнительный налог на бизнес, они утверждают, что каждое повышение ставки данного налога на 1 % уменьшает приток прямых инвестиций в экономику государства на 5 %, что приводит к ухудшению экономического роста, а следовательно и политической нестабильности, а далее беспорядкам в стране.

Эксперты Всемирного банка подсчитали, что уменьшение уровня подкупности до такого низкого уровня, как в Сингапуре, для коррумпированного государства имело бы такое воздействие на объем инвестиций, как снижение налога на прибыль организаций на 20 %.

По сведениям исследования, которое было проведено при участии банка ЕС реконструкции и развития, 45 % респондентов — западных бизнесменов заявили, что в Восточной и Центральной ЕС дача взятки – обычная практика, а 80 % сказали, что затраты на взятки себя оправдали.

Эксперты Всемирного банка относят коррумпированную сферу к основной экономической проблеме современности. По их сведениям, 40 % организаций во всем мире вынуждены давать взятки.

В развитых государствах данная цифра составляет 15 %, в азиатских – 30 %, в странах СНГ – 60 %. Исследования, которые были проведены Всемирным банком и другими организациями, показывают, что взяточничество и подкуп на деле приводят к появлению неимоверного количества новых фактически ненужных правил, применение которых отдано на усмотрение чиновников.

К главной проблеме существующих методик оценки подкупности можно отнести отсутствие жесткого разграничения между типами подкупности. Большинство исследований представляют собой перекрестный анализ, который основывается на сведениях о разных государствах, которые, в свою очередь, представляют собой агрегированную оценку субъективного восприятия и экспертизы подкупности. Получение эмпирических оценок основывается на предположении о наличие корреляции между субъективными сведениями и фактическим уровнем подкупности.

Следовательно, можно подытожить, что до сих пор нет единой общепринятой методики оценки масштабов подкупности и анализа самых коррумпированных областей деятельности учреждений государства. Это вызывает необходимость совокупностного подхода к разработке оценочной процедуры коррумпированной деятельности с учетом видовых особенностей подкупности. В результате данная методика должна быть встроена в антикоррупционернную политику учреждений государства.

Далее стоит отметить те страны, которые имеют наиболее низкий уровень коррупции в стране. Во-первых, в Германии существует очень жесткие ограничения и требования по выполнению работы государственными служащими. Вне зависимости от того, работает ли человек в государственном или муниципальном органе, государственным служащий обязан относиться беспристрастно, на благо всего общества. Госслужащий несет личную ответственность за свои действия и даже после истечения срока службы обязан хранить государственную тайну. Несмотря на повышенные требования и ограничения, все равно существует огромное количество людей, которые стремятся на государственную службу по нескольким причинам. В первую очередь,-это достойный уровень жизни, во-вторых, продвижение по службе и, безусловно, стабильность рабочего места. В Канаде и США существуют так называемые Этические Кодексы, которые содержат правила поведения государственного служащего.  В Канаде такой кодекс состоит из 4 частей, где прописываются основополагающие принципы поведения чиновника на рабочем месте. К примеру, он должен делать все, чтобы избегать конфликта интересов, не имеют права извлекать материальную выгоду из предоставленной информации и принимать какие-либо подарки. Наиболее примечательным примером является Сингапур. Во-первых, там введены следующие антикоррупционные принципы:

  • Ликвидация административных барьеров для того, чтобы экономика развивалась;
  • Оплата труда чиновников привязана к средней заработной плате бизнесменов и предпринимателей;
  • Проводится ежегодно отчетность государственных служащих об их имуществе, долгах и активах;

Что является отличительной чертой антикоррупционной политики Сингапура так это то, что Бюро по расследованию случаев коррупции (это специальный орган государственной власти, который занимается исключительно вопросами коррупции) так это то, что данное Бюро может проверить совершенно любого чиновника, которые так или иначе подозревается  в коррупционных деяниях. Основной идеей политики, направленной на противодействие коррупции-это стремление исключить условия, которые являются стимулом для сотрудников государственных органов для совершения коррупционных деяний.» Так, Сингапур и Другие страны вполне успешно осуществляют антикоррупционную политику на совей территории.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *