Общетеоретические вопросы международного энергетического права

Перевели на дистанционное обучение? Поможем с выполнением заданий. Бесплатно узнай сколько это будет стоить. Гарантия на работы продлена до 100 дней.

Концептуальная основа, содержание и основные направления международно-правового регулирования энергетических вопросов

На становление и развитие международного энергетического права значительное влияние имело возникновение национальных отраслей энергетического права и появление развитого нефтегазового права, с которой в течение 1970-х годов привело открытия месторождений нефти и газа в голландских, норвежских, английских и датских прибрежных зонах. В это же время национальное и сравнительное нефтегазовое право стало предметом исследований Отдела энергетического права и права природных ресурсов Международной ассоциации адвокатов (Section on Energy & Natural Resources Law of the International Bar Association), которая была основана в конце 1970-х годов и Центра исследований нефтяного права в Университете. Данди (Centre for Petroleum Law Studies at the University of Dundee).

Свое влияние на формирование международного энергетического права осуществило распространение международного права на энергетическую сферу, которая раньше не считалась пригодной для международно-правового регулирования. Основой вызовов, стоящих перед энергетическими отраслями стран и способствовали развитию международного энергетического права, были иностранные инвестиции в нефтегазовую промышленность. Долгосрочная и капиталоемкая природа таких инвестиций делает их опасными в течение значительного времени, а на основе политических соображений иностранный инвестор подвергается давлению и его права нарушаются гораздо чаще, чем права государственной компании или инвестора с принимающего государства.

Наиболее развитым примером международного регулирования энергетики стал ЕС. Развитие энергетического права ЕС начался в 1950-х годах с подписания Договора об учреждении Европейского сообщества угля и стали и Договора об учреждении Европейского сообщества по атомной энергии. Существенная правовая база для европейской энергетической интеграции была создана после вступления в силу Единственным Европейским Актом, определившим цели ввести к концу 1992 года внутренний рынок и стал основой для внедрения общего энергетического рынка ЕС.

Перевели на дистанционное обучение? Поможем с выполнением заданий. Бесплатно узнай сколько это будет стоить. Гарантия на работы продлена до 100 дней.

Международное энергетическое право как новое направление международного права

Три десятилетия назад еще не существовало международного энергетического права. Существовали только национальные правовые регулирования электроэнергетической, угольной и ядерной отрасли. Нефть была единственным исключением, поскольку она должна была отправляться из дальних стран-производителей, а бывший связь между добычей, перевозкой и продажей был нарушен в результате процесса деколонизации. Но ситуация изменилась за последние три десятилетия. Инвестиции в разработку энергетических ресурсов, активные транзит и торговля ими, развитие межгосударственных отношений в энергетической сфере способствовали тому, что произошло становление международно-правового регулирования энергетического сектора и международного энергетического права.

Что же такое международное энергетическое право? На сегодня в доктрине почти невозможно найти определение международного энергетического права. Определение энергетического права в своей статье «Энергетическое право как академическая дисциплина» дал Адриан Бредбрук. Согласно Бредбруком, энергетическое право можно охарактеризовать как совокупность прав и обязанностей, возникающих в связи с использованием всех энергетических ресурсов между частными лицами, частными лицами и правительством, между правительствами и между государствами. Можно предположить, что международное энергетическое право – это совокупность принципов и норм международного права, регулирующих межгосударственные отношения по использованию, торговли, транзита, поставки энергетических ресурсов.

В обычном международном праве существуют материальные нормы, которые являются важными для энергетического сектора и могут быть отнесены к принципам международного энергетического права. Среди таких норм:

1) постоянный суверенитет над природными ресурсами;

2) обязательство не причинять вреда территории других государств или районов, находящихся за пределами юрисдикции государства;

3) обязанность предупреждать и сотрудничать с другими государствами в отношении рисков, которые могут возникнуть в связи с опасной деятельностью, включая разнообразные экстренные случаи.

Принцип постоянного суверенитета над природными ресурсами является ключевым принципом международного энергетического права. Он основывается на двух задачах Организации Объединенных Наций: правые самоопределение колониальных народов и экономическом развитии развивающихся стран. Формирование этого принципа является нелегким вопросом, ведь он развивался в основном на основе резолюций Генеральной Ассамблеи ООН, а не на основе заключения договоров или постоянной практики государств. Именно Генеральная Ассамблея ООН сыграла основную роль при обсуждении вопроса постоянного суверенитета над природными ресурсами. Нормативного закрепления принцип суверенитета над природными ресурсами приобрел в резолюции 1803 Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря в 1962 году, Декларации об установлении нового международного экономического порядка (резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 3201 от 1 мая 1974) и, наконец, в Хартии экономических прав и обязанности связей государств от 12 декабря в 1974 году, в которой сформулировано общее положение: «Каждое государство имеет и должно свободно осуществлять полный постоянный суверенитет над всеми своими богатствами, природными ресурсами и экономической деятельностью, включая право на владение, использование и эксплуатацию».  Сейчас этот принцип является принципом обычного международного права и это подтвердил Международный суд ООН в решении по делу вооруженных действий на территории Конго (Демократическая республика Конго против Уганды, 19 декабря 2005 года).   о обязательство не причинять вреда территории других государств или районов, находящихся за пределами юрисдикции государства, то уже в первом деле Международный суд ООН – по делу о канала Корфу (Великобритания против Албании, 1949), Международный суд установил принцип по которому государствам запрещается использовать свою территорию таким образом, чтобы наносить вред другим. Принцип не задача вреда был также освещен в межгосударственном арбитраже Соединенных Штатов Америки против Канады в известном деле Trail Smelter и был впоследствии воспроизведен во многих международных документах, в частности, в принципе 21 Стокгольмской Декларации об окружающей среде и в принципе 2 Декларации Рио. Впоследствии по делу Габчиково-Надьмарош (Венгрия против Словакии) Международный суд ООН подтвердил, что принцип не задача вреда относится к обычного международного права и что он является общим принципом международного права. Обязанность предупреждать и сотрудничать с другими государствами в отношении рисков, которые могут возникнуть в связи с опасной деятельностью, включая разнообразные экстренные случаи также установленной нормой международного права.

Международное энергетическое право имеет развитую систему источников. Главным многосторонним международным договором, касающейся регулирования энергетического сектора, является Договор к Энергетической Хартии (далее – ДЭХ). Процесс Энергетической Хартии был начат в начале 1990-х годов.  Премьер-министр Нидерландов Рууд Любберс начал этот процесс в июле 1990 года, предложив механизм, который имел целью помощь советским республикам в их переходе к рыночной экономике. В Европейском Союзе (далее – Евросоюз, ЕС) была инициирована общая стратегия, которая имела целью объединение проблем Западной Европы (безопасность энергетических поставок) с возможностями восточноевропейских государств (богатые неразведанные запасы нефти и газа). Эта стратегия основывалась на содействии западным инвестициям (прежде всего, из стран Евросоюза) в энергетический сектор государств Восточной Европы и на транзите энергетических ресурсов Востока на Запад. По состоянию на октябрь 2009 года Договор ратифицировали 46 государств и Европейские Сообщества, 4 государства подписали ДЭХ, но еще его не ратифицировали (Австрия, Беларусь, Исландия, Норвегия).

Российская Федерация, так же как и Беларусь, временно применяла ДЭХ, однако 20.08.2009 г.. Она официально сообщила депозитария о своем намерении не становиться участницей ДЭХ и, таким образом, ДЭХ перестал действовать для России 18.10.2009 г.. Договор к Энергетической Хартии был основан на положениях Европейской Энергетической Хартии 1991 года. В то время как Европейская Энергетическая Хартия была, по сути, декларацией политических намерений содействовать сотрудничеству Восточной и Западной Европы, Договор к Энергетической Хартии является юридически обязательным многосторонним договором – единственным такого рода договором, регулирующим вопросы межгосударственного сотрудничества в области энергетики. Более того, на сегодня Договор к Энергетической Хартии является одним из главных многосторонних договоров, который регулирует вопросы защиты инвестиций. Положения Договора к Энергетической Хартии регулируют пять широких сфер:

Защита и содействие иностранным инвестициям в области энергетики, основанные на распространении национального режима или режима наибольшего благоприятствования;

Свободная торговля энергетическими ресурсами и материалами, основанная на правилах ВТО;

Свобода транзита энергоресурсов через трубопроводы и их сети;

Уменьшение негативного воздействия полного энергетического цикла на окружающую среду путем улучшения эффективности энергетической отрасли;

Механизмы разрешения межгосударственных споров и споров между государством и инвестором.

На региональном уровне наиболее развито энергетическое право Европейского Союза. Сегодня в ЕС функционирует внутренний энергетический рынок, который основывается на положении определенных нормативно-правовых актов ЕС по регулированию рынка электроэнергии, возобновляемых источников, газа. Газовая директива 2003/55 / ЕС была принятая 26 июня 2003 года. Эта директива устанавливает общие правила поставки, хранения, распространения природного газа, доступа к рынку и др. Г Азова директива содержит общие правила организации и функционирования газового сектора. Функции и полномочия государственной власти в газовом секторе должны быть обоснованными и пропорциональными. Они не должны препятствовать главной целью директивы – установлению либерализованного и прозрачного внутреннего рынка природного газа. Функции и полномочия государственной власти в газовом секторе ЕС необходимы для того, чтобы защитить потребителя, обеспечить защиту окружающей среды и обеспечить безопасность поставок природного газа. Статья 3 (1) Директивы устанавливает, что государства-члены ЕС должны следить за тем, чтобы деятельность в газовом секторе осуществлялась таким образом, чтобы обеспечить конкурентный, безопасный, устойчивый рынок природного газа, который был основан на основе уважения к защите окружающей среды. Пункт 2 статьи 3 предусматривает, что государство принимает участие в регулировании таких вопросов, как безопасность, безопасность поставок, защита окружающей среды, энергоэффективность. Такое государственное регулирование энергетического сектора должно быть четко выписано в национальном законодательстве государств-членов ЕС, быть прозрачным, происходить на основе принципа недискриминации и должно гарантировать газовым компаниям из Европейского Союза равный доступ к потребителям в государствах-членах ЕС.

Для оценки явления международного энергетического права нужно определить его место в современном международном праве. В науке международного права достаточно остро стоит вопрос об определении объективных критериев разграничения отраслей системы международного права. С.А. Малинин одним из первых обратил внимание на стихийность процесса создания все новых и новых отраслей права и подчеркнул, что разделение международного права на основные отрасли не может быть произвольным. По мнению А. И. Йойриша, проблема систематизации международного права является достаточно сложной, особенно принимая во внимание развитие международной жизни и непрерывного расширения сферы международно-правового регулирования. Основными элементами так называемой горизонтальной структуры системы международного права являются институты и отрасли. Сейчас определение области и во внутригосударственном, и в международном праве оказалось делом нелегким и сейчас общепризнанных четких параметров области практически нет. Конечно, объем этого исследования не позволяет проанализировать все имеющиеся критерии области международного права, однако попробуем установить, соответствует ли международное энергетическое право основным из них.

Наиболее распространенным критерием разделения международного права на отрасли юристы-международники считают предмет правового регулирования, хотя и не рассматривают его единственным системообразующим фактором. В международном праве специфика предмета, или, точнее, объекта регулирования, является фактором формирования отрасли права. Но наличие такого фактора еще не создает области международного права. Исходя только из него, можно произвольно конструировать если не бесчисленное, то значительную множественность отраслей, ведь международные отношения представляют очень большое разнообразие. Такой ненаучный подход мог бы дискредитировать саму идею необходимости установления объективно существующих отраслей международного права.

Понимание этого заставило представителей советской доктрины международного права дополнительно к объекту регулирования искать еще и другие критерии. Точки зрения, высказанные советскими исследователями по этому вопросу, можно обобщенно свести к следующему:

качественное своеобразие и обособленность (автономность) этой группы норм;

особенность источников этих норм и способов их создания;

большой массив нормативного материала, регулирующего определенный вид международных отношений;

заинтересованность международного сообщества в развитии отрасли (или этого вида международного общения).

Вместе с рассмотренными критериям, а также критериям, имеют целью обосновать существование той или иной конкретной области международного права, в юридической литературе советского доктрины международного права обратили внимание на то, что общее международное право кроме принципов, лежащих в основе всей системы его норм, включает также и такие принципы, которые, основываясь на первых, составляют основу соответствующей области международного права и только при наличии такого основания можно говорить о том, что определенная совокупность норм образует отрасль международного права. Это положение достаточно быстро получил признание и в других научных трудах, ведь критерий принципа, лежащего в основе области, имеет такое свойство как объективность. Его наличие или отсутствие можно установить с научной достоверностью. Так, принцип свободы открытого моря лежит в основе международного морского права, принцип, согласно которому космическое пространство, включая небесные тела, не подлежит национальному присвоению и свободен для исследований, – в основе международного космического права и тому подобное.

Перевели на дистанционное обучение? Поможем с выполнением заданий. Бесплатно узнай сколько это будет стоить. Гарантия на работы продлена до 100 дней.

Анализируя все критерии для выделения области международного права, приведенные выше, можно сделать вывод, что международное энергетическое право удовлетворяет все эти критерии. Объектом регулирования международного энергетического права являются энергетические ресурсы (газ, нефть, электроэнергия, уголь и др.), предметом – межгосударственные отношения по торговле, транзита и обмена энергетическими ресурсами, сотрудничества в сфере преодоления негативных последствий, возникающих в результате энергетической деятельности. Принципами международного энергетического права является принцип постоянного суверенитета над природными ресурсами, принцип несовершения вреда территории других государств, находящихся вне юрисдикции государства, принцип предупреждения и сотрудничества с другими государствами в отношении рисков, которые могут возникнуть в связи с опасной деятельностью, включая различные экстренные случаи. Однозначно имеется заинтересованность международного сообщества в развитии международных энергетических отношений как вида международного общения и международного энергетического права как регулятора таких отношений, ведь именно энергетические интересы в настоящее время является основой внешней политики многих государств. Присутствует также достаточный объем нормативного материала, ведь международное энергетическое право имеет достаточное количество источников, среди которых можно выделить Договор к Энергетической Хартии как таковой, что является юридически обязательным многосторонним договором, регулирующим вопросы межгосударственного сотрудничества в области энергетики. Основным отраслевым принципом, нормативным фактором международного энергетического права является принцип постоянного суверенитета над природными ресурсами. Как институты международного энергетического права можно выделить нефтяное право, газовое право, институт энергетической безопасности и др. Международное энергетическое право тесно связано и взаимодействует с такими отраслями международного права как международное экологическое право (международное право окружающей среды), международное атомное право. То есть, международное энергетическое право удовлетворяет всем критериям выделения области международного права.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *