КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ И ОСОБО КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ПРИЗНАКИ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 186 УК РФ

Обращаясь к вопросу квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков преступления, необходимо отметить, что в науке уголовного права квалифицирующими считаются признаки состава преступления, свидетельствующие о повышенной общественной опасности деяния (по сравнению с отраженной при помощи основного состава), обстоятельства, определяющие характер и типовую степень общественной опасности деяния, законодательную оценку вида поведения[1].

Квалифицирующий признак, закрепленный в ч. 2 ст. 186 УК РФ, «те же деяния, совершенные в крупном размере», относится к объективной стороне, характеризуя масштаб преступной деятельности.

Данный квалифицирующий признак усиливает уголовную ответственность за изготовление, хранение, перевозку или сбыт поддельных денег или ценных бумаг в крупном размере (свыше 2,25 млн. рублей) — санкцией предусмотрено лишение свободы на срок до 12 лет со штрафом (до 1 млн. рублей, или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного за период до пяти лет) или без него. Кроме того, в качестве дополнительного вида наказания к лишению свободы может быть назначено ограничение свободы на срок до 1 года (ч. 2 ст. 53 УК РФ)[2].

Анализ примечания к ст. 169 УК РФ показал возможное неоднозначное толкование понятия «стоимость». Единого мнения на этот счет нет и в науке. На практике для вычисления размера причиненного ущерба действуют следующие основные «системы исчисления»:

— исходя из указанного на поддельных купюрах номинала;

— исходя из стоимости товаров, приобретенных за поддельные деньги (в случае соответствующей формы сбыта). В арбитражной практике стоимость ценных бумаг определяется по документам, подтверждающим их оплату;

— исходя из рыночной стоимости находящихся в обращении подлинных ценных бумаг, ставших объектом подделки.

Такая оценка может быть дана в ходе производства экспертизы. Думается, было бы полезно дополнить ст. 186 Уголовного кодекса РФ примечанием, регламентирующим оценку ущерба.

Особо квалифицированный состав преступления, в котором указан признак, усиливающий общественную опасность и наказуемость деяния, в сравнении с квалифицированным составом — особо квалифицирующий признак изготовления, хранения, перевозки или сбыта поддельных денег или ценных бумаг, содержит часть 3 ст. 186 УК РФ.

Этот признак характеризует обстоятельства объективных свойств преступления (групповой способ совершения противоправного деяния, в том числе в крупном размере) — совершение организованной группой.

Очевидно, законодатель отразил факт повышения степени общественной опасности совершаемых преступлений только на лишение свободы, фактически оставив дифференциацию материальной ответственности на совесть суда. Думается, есть смысл ужесточить ответственность и на уровне штрафа.

Отличительными признаками организованной группы являются предварительная объединенность участников группы с целью дальнейшей преступной деятельности (совершения одного или нескольких преступлений) и устойчивость ее членов. Следовательно, обязательными признаками такой группы являются предварительный сговор и устойчивость[3].

Легального определения понятия «устойчивость» не дано.

В пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» говорится, что организованная группа характеризуется, в частности, «устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла[4].

А абз. 3 п. 15 данного Постановления содержит характеристику устойчивости организованной группы, в числе основных признаков которой называется большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, техническая оснащенность группы, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей)[5].

В качестве характеристики совместности деятельности людей термин «устойчивость» используется в большей мере в социальной психологии и также рассматривается в качестве показателя длительности существования конкретной группы. Данное обстоятельство было воспринято и судебной практикой.

Так, согласно приговора № 1-221/2018 от 26 сентября 2018 г. Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края, в точно неустановленные следствием дату и время неустановленное следствием лицо, в целях получения незаконной материальной выгоды, посягая на законную деятельность ЦБ России, имеющего исключительное право на осуществление эмиссии денег, из корыстных побуждений, имея умысел на совершение тяжких преступлений – незаконной перевозки, хранения в целях сбыта и непосредственного сбыта заведомо поддельных банковских билетов ЦБ РФ на территории Центрального и Хостинского районов города Сочи, приняло решение о создании и создало устойчивую организованную преступную группу , действовавшую до …, то есть до момента задержания ее участников сотрудниками полиции.

При этом, неустановленное следствием лицо, как руководитель организованной преступной группы, определило, что Капалиди А.Г., Гвишиани Ш.Д., Миносян М.Д. в составе группы должны непосредственно сбывать заведомо поддельные банковские билеты ЦБ РФ на территории Краснодарского края. 

Созданная и руководимая неустановленным следствием лицом группа, при его непосредственном участии, приобрела все признаки организованной преступной группы, а именно устойчивость, выразившуюся: в планируемой длительности существования преступной группы, деятельность которой продолжалась в период с …, но не позднее …, то есть до момента пресечения ее деятельности сотрудниками полиции, в неоднократности и систематичности, совершенных преступной группой тяжких преступлений — незаконное хранение, перевозка в целях сбыта и сбыт заведомо поддельных банковских билетов ЦБ РФ, в согласованности и последовательности действий участников группы при совершении преступлений, в её сплоченности.

Организованность, установленной преступной группы выражена также в наличии общей цели – совершении тяжких преступлений в составе организованной группы , а именно: незаконные хранение, перевозки в целях сбыта и сбыт заведомо поддельных банковских билетов ЦБ РФ; в наличии постоянного лидера – неустановленного лица, который подыскивал источник приобретения поддельных банковских билетов ЦБ РФ; стабильности основного состава организованной группы на весь период действия; в распределении между участниками организованной преступной группы обязанностей в соответствии с отведенными ролями, в совершенствовании способов конспирации.

Так, организованная преступная группа , в составе: неустановленных лиц, Капалиди А.Г., Гвишиани Ш.Д., Миносяна М.Д., действуя в период с …, но не позднее …, совершила особо тяжкие преступления, а именно незаконно сбыли 7 заведомо поддельных банковских билетов ЦБ РФ, при этом в отношении каждого сбыта возникал конкретизированный преступный умысел на сбыт заведомо поддельного банковского билета ЦБ РФ.

Капалиди А.Г., реализуя единый преступный умысел с Гвишиани Ш.Д., и неустановленным следствием лицом, направленный на сбыт поддельных банковских билетов ЦБ РФ, … в вечернее время, более точное время следствием не установлено, зашел в торговую точку № ИП «…» ТРК …, расположенную по адресу: …, где при расчете за покупку умышленно осуществил сбыт имевшегося при нём заведомо для него поддельного банковского билета Центрального Банка Российской Федерации номиналом 5 000 рублей серии …

В это время Гвишиани Ш.Д. в соответствии с ранее достигнутой договорённостью, действуя в составе организованной преступной группы, находился на улице в непосредственной близости от магазина и наблюдал за окружающей обстановкой с целью предупреждения Капалиди А.Г. в случае появления опасности.

Впоследствии поддельный банковский билет ЦБ РФ номиналом 5 000 рублей серии …, сбыт которого осуществил Капалиди А.Г., действуя в составе организованной преступной группы с Гвишиани Ш.Д. и неустановленным следствием лицом, был изъят сотрудниками полиции[6].

В качестве обязательного элемента организованной группы предполагается наличие в ее составе организатора (руководителя). Российское уголовное законодательство минимальное число участников организованной группы не оговаривает[7].

Содержание признаков организованной группы и порядок ответственности ее участников рассматривались в ряде постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации применительно к конкретным видам преступлений. Совершение преступления организованной группой, как и в других формах соучастия, предполагает соисполнительство. Соисполнительство в организованной группе может сочетаться как с выполнением всеми участниками группы признаков объективной стороны соответствующего состава преступления, так и с совершением некоторыми членами группы иных действий, не входящих в его объективную сторону, но при этом внесших свой вклад в совершение преступления[8].


[1] Кругликов Л.Л. Квалифицирующие признаки как средство дифференциации уголовной ответственности: современное состояние // Вестник Ярославского государственного университета. — 2015. — № 4. – С. 54.

[2] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63 – ФЗ // Собрание законодательства РФ от 17.06.1996 г. № 25, ст. 2954.

[3] Сафонова П.Э. Организованная группа как разновидность групповой формы соучастия в преступлении: понятие, признаки и ее законодательное определение // Вестник экономики, права и социологии. – 2015. — № 4. – С. 144.

[4] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже разбое» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, февраль 2003 г., N 2.

[5] Там же.

[6] Приговор № 1-221/2018 от 26 сентября 2018 г. Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края // СудАкт: Судебные и нормативные акты РФ: https://sudact.ru/regular/doc/NZCt4dboaRdg/.

[7] Корчагин А.Г., Федотова Н.П. Современные тенденции уголовного законодательства и судебного правоприменения и проблемы квалификации преступлений, совершенных в соучастии // Теология. Философия. Право. 2017. № 2 (2). С. 59.

[8] Клименко Ю.А. Правила квалификации преступлений, совершенных в соучастии // Журнал российского права. 2017. № 4. С. 115.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *