Коррупция и организованная преступность

Ткачук Т.А., доктор юридических наук, профессор
Лапутина Е.А., кандидат юридических наук

Коррупция и организованная преступность (проблемы и возможности профилактики)

В современных условиях можно с уверенностью утверждать, что наиболее значимой транснациональной проблемой, для которой не существует границ и международных (национальных) законов, является коррупция. Особая общественная опасность коррупции заключается в том, что она, по сути, в любом государстве создает условия для сохранения и развития организованной преступности, характерной чертой которой является «… единство корыстного и политического мотива…»1, а целью – достижение государственно-властного обеспечения соответствующего порядка.
При этом, как справедливо отмечают ведущие ученые в области криминалистики, неотъемлемым элементом организованной преступности выступает организованная преступная деятельность, создающая преступные формирования, (руководящая или участвующая в них), подготавливающая и непосредственно совершающая конкретные преступления, реализующая меры противодействия раскрытию и расследованию преступлений2. В рассматриваемом аспекте следует отметить, что именно растущая техническая оснащенность, организованность, вооруженность и материальная обеспеченность организованной преступности способствует в настоящее время возникновению различных крупномасштабных преступных акций, способных привести к глубокому проникновению через коррумпированные связи в экономику и финансовую систему страны, оказанию ими прямого влияния на политику государства, а так же к трансформации общественного мнения по вопросу о необходимости борьбы с коррупцией. Особенно тревожным в свете последних событий в мире представляются постоянно демонстрируемые в средствах массовой информации факты непосредственного контакта различных структур организованной преступности ряда государств с террористическими организациями, объединенными интересами монополизации и контроля доходных видов противоправной деятельности.
1 См.: Организованная преступность – 4. Под ред. Долговой А.И. М.: Криминологическая Ассоциация, 1998. С. 21.
2 См.: Лавров, В.П. Некоторые аспекты преодоления противодействия расследованию организованной преступной деятельности / В.П. Лавров // Проблемы современного состояния и пути развития органов предварительного следствия. Мат. Всерос. науч.-практ. конф. (к 150-летию образования следственного аппарата в России). В 3-х ч. Ч. 2. М.: Академия управления МВД России, 2010. С. 220.
Современные исследователи феномена коррупции и организованной преступности не без оснований относят их к социальным явлениям, характеризующим состояние нашего общества, однако, в отличие от коррупции, юридическое понятие которой наравне с ее конкретными проявлениями (например, взяткой), считают бессмысленным1, — понятие организованной группы, преступного сообщества (организации) дается в Уголовном кодексе РФ, устанавливается ответственность за их создание и участие в них2. Кроме того, все чаще с специальной литературе появляются аргументы о необходимости дополнения Общей части УК РФ главой, предусматривающей самостоятельный институт под названием «Организованная преступная деятельность», поскольку такая деятельность представляет собой сложное поливариантное явление, не укладывающееся в рамки института соучастия3.
Учитывая тот факт, что коррупция все чаще является своеобразным проявлением организованной преступности, считаем вполне логичным отражение (закрепление) данного социального явления как общественно опасного результата преступной деятельности, в случае создания обозначенной главы. Безусловно, для этого потребуется не только политическая воля, но и последующая взвешенная, четко определенная уголовно-правовая политика государства, способная обеспечить, как отмечают современные исследователи, стабильность уголовного и уголовно-процессуального законодательства, его соответствие реалиям криминогенной обстановки в стране и задачам защиты прав и свобод, прежде всего, законопослушной части общества4.
Коррупция как социальное явление выступает одной из главных причин, по которым многие преступления остаются нераскрытыми, а лица, их совершившие, уклоняются от наказания, что, как показывает практика, приводит к рецидивной и организованной преступной деятельности. При этом, подавляющее большинство опрошенных нами респондентов5 (93%) считают, что именно создание организованного преступного формирования (группы, сообщества) способствует возникновению и развитию коррупционной системы. В любом случае можно с уверенностью утверждать, что коррупционные связи являются основой существования организованной преступности.
Именно тенденция возрастания общественной опасности организованной преступности и коррупционных проявлений (в том числе, в виде противодействия расследованию) с каждым годом все больше обнажает проблемы правового и методического характера борьбы с данными явлениями;
1 Часть коррупционных действий окажется за пределами действия Уголовного Кодекса РФ или иного закона.
2 См.:ст. 35, ст.ст. 208-210 УК РФ.
3 См.: Чекмезова, Е.И. Уголовно-правовая характеристика организованной преступной деятельности / Е.И. Чекмезова : Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Омск, 2008. С.7, 12.
4 См.: Долгова, А.И. Криминологические оценки организованной преступности и коррупции, правовые баталии и национальная безопасность / А.И. Долгова. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2011. С. 7.
5 Был произведен опрос 150 граждан в возрасте 18-60 лет, не связанных с деятельностью правоохранительных органов.

недостатки специальной подготовки сотрудников правоохранительных органов, чьи профессионально неграмотные действия порой осложняют как процесс расследования, так и в целом эффективность борьбы с указанными негативными социальными явлениями. В рассматриваемом аспекте все более актуализируется совершенствование системы мер по выявлению, раскрытию, расследованию и предотвращению организованной преступной и коррупционной деятельности.
Не умаляя важность каждого элемента такой деятельности, отметим, что наиболее гуманным, рациональным, потенциально способным устранить объективные предпосылки преступного поведения средством традиционно считается профилактика, причем, в свете анализа современных проблем и потенциальных возможностей их решения, такие меры обязательно должны быть связаны с привлечением общественности, с выработкой у граждан устойчивой нетерпимости преступных проявлений и активности в их пресечении.
Трудно не заметить, что в настоящее время значительная часть граждан нашей страны считают допустимым устройство на работу, прохождение различных процедур в обход существующим правилам, «по знакомству», испытывают даже потребность «отблагодарить нужного человека» ценным подарком, использовать знакомства для продвижения по «служебной лестнице» и т.д. Следовательно, есть основания утверждать, что в обществе сформировался и совершенствуется определенный механизм противодействия власти и правоохранительным органам, использующий в этих целях порой изощренные методы, средства и технологии. Свою негативную лепту в этот процесс вносят и средства массовой информации, на протяжении ряда лет пропагандирующие преступный образ жизни и вседозволенность в целях обогащения. С учетом этого вполне логичным представляется пессимистичное утверждение некоторых исследователей рассматриваемого феномена о том, что в настоящее время противостоять организованной преступности трудно, так как ее «крышу» составляет огромная коррупция1.
О прочной связи рассматриваемых нами негативных социальных явлений свидетельствуют и основные положения, изложенные в криминологической, уголовно-правовой и в криминалистической литературе, где под организованной преступной деятельностью понимают деятельность организованных преступных формирований (групп, сообществ) как собственно преступную (создание, руководство им и (или) участие в них), так и иную, направленную на обеспечение их функционирования для совершения преступлений (вербовка новых членов, в том числе, коррумпированных чиновников, их обучение, поддержка семей членов, отбывающих наказание, проведение досуга и т.п.). Именно с этих позиций нам представляется уместным обоснование необходимости углубленного изучения практики борьбы с коррупцией с целью выработки научно обоснованных рекомендаций по ее предотвращению, что неизбежно окажет положительное влияние на эффективность борьбы и с организованной преступностью.
1 См.: Гуров, А. Как преступные группировки поделили Москву / А. Гуров // Комсомольская правда. 2009. 17-24 сент.

Активизация в данном направлении отечественного законодателя позволяет оптимистично предполагать возможные уже в ближайшее время результаты профилактической деятельности. Так, Федеральный закон от 25.12.2008 № 273-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О противодействии коррупции» устанавливает основные принципы противодействия коррупции, рассматривает в качестве приоритетных правовые и организационные основы предупреждения коррупции и борьбы с ней, минимизации и (или) ликвидации последствий коррупционных правонарушений1. Среди основных принципов противодействия коррупции законодатель здесь же выделяет применение мер по ее предупреждению2. Статья 13.3. прямо указывает на обязанность организаций принимать меры по предупреждению коррупции3. Безусловно, каждый из субъектов профилактической деятельности, с учетом специфики полномочий и решаемых задач, играет свою немаловажную роль в общей системе борьбы с коррупционной преступностью, однако, по нашему убеждению, следует особо выделить именно помощь граждан (госслужащих, общественности), осознающих опасность данного явления и желающих активно ему противостоять. Тем более, что рассматриваемые выше процессы, способствующие вовлечению граждан в различные преступные сообщества и ситуации с коррупционной составляющей (социальные, правовые проблемы становления нашего государства в период реформ, сложившиеся традиции и менталитет, др.), привели к интересному парадоксу: с одной стороны – к активному участию определенной части нашего общества в противодействии раскрытию и расследованию таких преступлений, с другой – в принципиальном противостоянии коррупции и готовности борьбы с ней4. И примером тому служат многочисленные преступные формирования, изобличение которых стало доступным для общества благодаря слаженной работе правоохранительных органов; возможностям государства и общества в целом, а также средствам массовой информации. Действительно, эффективная борьба с коррупцией невозможна без гражданского общества. В связи с чем, по нашему мнению, становится всё более очевидной необходимость изучения с последующей реализацией потенциальных возможностей таких направлений профилактики коррупционных преступлений как формирование в обществе антикоррупционного правосознания. А одной из важнейших задач органов власти всех уровней является обеспечение органичного воспитания подрастающего поколения с активным привлечением к антикоррупционным действиям конструктивно настроенных активистов.
1 Статья 1, п.2.
2Статья 3, п.6. 3 Введена Федеральным законом от 03.12.2012 № 231-ФЗ.
4 См.: Ткачук, Т.А. Национальный план как рекомендация к действию в борьбе с коррупционными преступлениями / Т.А. Ткачук, М.А. Ключникова // Мат. Международ. науч.-практ. конф. «Актуальные проблемы публичного права». Вып.5. ФГБОУ Владимирский государственный университет. Владимир, Собор, 2016. С. 522-526.

Анализ практики привлечения общественности к борьбе с коррупцией позволяет утверждать, что данный аспект более чем актуален и достаточно эффективен. Так, в Испании действует специальная прокуратура по борьбе с экономическими преступлениями коррупционного характера. Информационное обеспечение специальной прокуратуры осуществляется Главным подкомитетом по информатике Министерства юстиции, которым реализован проект «Информационная борьба с наркобизнесом и коррупцией», где активно используется помощь неравнодушных граждан.
В Португалии правительством в рамках прокурорской службы создано Центральное управление по проведению следствия и уголовному преследованию, наделенное широкими полномочиями по расследованию преступлений, связанных с деятельностью высокопоставленных чиновников, представителей банковских и предпринимательских структур. Определена процедура доступа следственных органов к банковским счетам физических и юридических лиц, отрегулировано взаимодействие местных спецслужб, правоохранительных органов и общественности между собой, стимулируется развитие партнерских связей с аналогичными институтами других государств.
Представляет определенный интерес практика привлечения общественности к борьбе с коррупцией в Китае. В Шанхае создан информационный центр, который по электронной почте принимает и систематизирует поступающие от граждан данные о коррупционных фактах. Лицам, представившим достоверные данные о преступном поведении государственных чиновников, предусмотрена выплата денежных вознаграждений; параллельно разработана программа защиты свидетелей, сообщивших о фактах коррупции.


В нашей стране в рассматриваемом аспекте положительно выделяется Республика Татарстан, где активно поддерживаются гражданские антикоррупционные инициативы. Проведённая по решениям Совета при президенте Татарстана в 2013–2014 годах акция «народная инвентаризация» позволила выявить около 50 тысяч неучтённых объектов государственной и муниципальной собственности (18 513 – объекты недвижимости и 30 136 – земельные участки). Системный подход профилактики коррупции обеспечивается в республике комплексом мер, среди которых: повышение «прозрачности» государственного управления, сокращение административных барьеров и упрощение согласительных процедур, вовлечение населения в общественный надзор и контроль за деятельностью властных структур. Эффективным инструментом при этом служит комплексная информационная система «Открытый Татарстан», включающая в себя портал государственных и муниципальных услуг республики, который представлен 234 сервисами. Только за прошлый год жители республики воспользовались электронными услугами более 60 миллионов раз.
Подобные инициативы реализуются и в иных субъектах Российской Федерации, однако все они пока представляют собой разрозненные попытки привлечения граждан (госслужащих и общественности) к профилактике коррупционной преступности. По нашему убеждению, подобный опыт должен быть проанализирован и использован при создании единого информационного центра, который по электронной почте сможет осуществлять прием поступающих от граждан данных о коррупционных фактах, накапливать и систематизировать их, предоставляя результаты для последующей проверки информации и ее реализации. Обеспечение эффективности работы подобной системы, в свою очередь, потребует усиления программы защиты свидетелей, сообщивших о фактах коррупции.
Подобные программы, конечно, нуждаются в более глубоком научном исследовании. Убеждены, что именно недостаточная разработанность системы профилактики коррупционных проявлений, основанной на воспитании «со школьной скамьи» антикоррупционного правосознания граждан, стимулирует дальнейшие научные разработки в этом направлении.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *