История происхождения уголовного наказания

Понятие наказания пришло к нам из глубины веков, оно является необходимым элементом правовых источников, на основе которых формировались первые государственные законодательные акты.

Первым крупным нормативным актом Российского государства является Русская Правда. До наших дней дошло более ста списков Русской Правды, которые можно представить в трёх основных редакциях: Краткая, Пространная и Сокращённая. Древнейшей редакцией (подготовлена не позднее 1054 г.) является Краткая Правда, состоящая из Правды Ярослава (ст. 1-18), Правды Ярославичей (ст. 19-41), Покона вирного (ст. 42), Урока мостников (ст. 43)[1].

Система наказаний по Русской Правде достаточна проста.

Высшей мерой наказания по Русской Правде является поток и разграбление, назначаемые только в трёх случаях — за убийство в разбое (ст. 7 Пространной Правды), поджог (ст. 83 Пространной Правды) и конокрадство (ст. 35 Пространной Правды). Наказание включало конфискацию имущества и выдачу преступника (вместе с семьёй) «головой», т.е. в рабство.

Следующим по тяжести видом наказания была вира — штраф, который назначался только за убийство. Вира поступала в княжескую казну. Родственникам потерпевшего у плачивалось головничество, равное вире. Вира могла быть одинарная (40 гривен за убийство простого свободного человека) или двойная (80 гривен за убийство человека с привилегиями — ст. 19, 22 Краткой Правды, ст. 2 Пространной Правды).

Основными источниками общерусского права в ХI — ХVII вв. были великое княжеское (царское) законодательство (жалованные, указные, духовные грамоты и указы), «приговоры» Боярской думы, постановления Земских соборов, отраслевые распоряжения приказов.

Потребности в систематизации и кодификации многочисленных правовых актов, скопившихся к концу ХV в., вылились в работу по составлению первых общерусских правовых сводов — Судебника 1497 г. (великокняжеского) и Судебника 1550 г. (царского).

Система наказаний по судебникам усложнялась, сформировались новые цели наказания — устрашение и изоляция преступника.

Следующим очень важным документом является Соборное Уложение 1649 г. Самыми распространёнными видами наказаний, не связанных с лишением человека свободы, были телесные наказания, конфискация имущества, отстранение от должности, штрафы.

Таким образом, в рассматриваемый период основными целями наказаний были устрашение и возмездие, а изоляция преступника от общества имела дополнительную и второстепенную цель.

Соборное Уложение 1649 г. обобщило и подытожило основные тенденции в развитии русского права ХV — ХVII вв.

В период с конца ХVII — первая половина ХVIIIв. был произведён процесс кодификации, результатом которого явилось принятие В 1714 г. и издание в 1715 г. Артикула Воинского, свода военно-уголовного законодательства, относящегося преимущественно к области материального, а не процессуального права.

Основной целью наказаний по Артикулу воинскому являлось устрашение, что явствовало из специальных оговорок типа «дабы через то страх подать и оных от таких непристойностей удержать».

Устрашение сочеталось с публичностью наказаний. К наказаниям не связанным с лишением свободы относились следующие: телесные наказания, лишение чести и достоинства, процедура шельмования, имущественные наказания.

Таким образом, можно сделать вывод, что в рассмотренное выше нами время системы наказаний не существовало. Наказания преследовали лишь цель устрашения, а также унижения человеческого достоинства.

Октябрьская революция 1917 года положила начало не только коренным изменениям в государственном и общественном строе, но и полную переработку действовавшего законодательства[2].

С 1917 года в России широкое распространение получила форма наказания, при которой осужденные не лишались свободы. Проживая дома, они получали наряды на выполнение различных работ на хозяйствующих объектах. Контроль за ними осуществляли трудовые коллективы, сотрудники НКВД или представители общественности.

Как следствие, возникла необходимость создания специального органа, занимающегося организацией этого вида наказания и контролем. Так, 7 мая 1919 года в Москве официально начало функционировать бюро принудительных работ при Московском Совете рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Именно этот день считается датой создания уголовно-исполнительных инспекций.

В декабре 1919 г. Наркомат юстиции принял Руководящие начала по уголовному праву РСФСР, ставшие первой попыткой обобщить изданные декреты, постановления съездов Советов и судебную практику первых лет существования нового государства.

В июне 1922 г. вступил в действие УК РСФСР[3], который состоял из двух частей – Общей и Особенной, всего более 200 статей. Законодательно был закреплен классовый подход и прежде всего в понятии «преступление», которое определялось как «всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени».

УК РСФСР 1922 г. стал первым социалистическим уголовным кодексом, важнейшие положения которого получили развитие в ходе последующих кодификаций.

В 1926 году был принят новый Уголовный кодекс РСФСР[4], ко­торый внес некоторые изменения в существовавшую ранее сис­тему наказаний. Как уже указывалось выше, с 1922 по 1926 г.г. шел процесс смягчения мер наказания, что не могло не отразить­ся и на системе наказаний УК РСФСР 1926 года. Уголовный ко­декс 1926 года предусматривал значительно более мягкие меры, чем Уголовный кодекс 1922 года[5].

В 1944 г. приказом НКВД СССР была объявлена Инструкция о порядке исполнения наказания в виде исправительных работ без лишения свободы.

Переломным в истории страны и уголовного законодательства явился XX съезд КПСС, состоявшийся в 1956 г. На съезде с докладом о культе личности Сталина и его последствиях выступил Первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев. В докладе и принятом на его основе постановлении съезда беззаконие сталинщины оценивалось как преступление против партии, государства и общества.

Изменения государственного строительства в период либерализации общественных отношений требовали и перестройки правовой системы. Действовавшие нормы устарели, не соответствовали новой экономической и политической обстановке и отставали от развития государства и общества.

Кодификация в уголовном праве завершилась принятием в 1958 г. Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик[6]. Основы отражали политику государства, направленную на либерализацию и демократизацию общественных отношений, что выразилось в отмене уголовной наказуемости за административные, дисциплинарные проступки и малозначительные правонарушения.

Основы уголовного законодательства 1958 г. значительно сократили применение такой тяжкой меры наказания, которой в годы сталинского правления весьма злоупотребляли и законодатель, и суды, и местные органы власти, как конфискация имущества. «Конфискация имущества, — говорилось в ст. 30, — может быть назначена только за государственные и тяжкие корыстные преступления в случаях, указанных в законе».

Основы и принятые тогда же общесоюзные законы об уголовной ответственности за государственные и воинские преступления стали базой для развития республиканского уголовного законодательства.

В октябре 1960 г. был принят УК РСФСР[7]. УК состоял из Общей и Особенной частей и содержал 18 глав и 259 статей.

В 1977 г. уголовный закон был дополнен такими институтами, как условное осуждение с обязательным привлечением осужденного к труду, отсрочка исполнения приговора, условное освобождение из мест лишения свободы с обязательным привлечением к труду.

Эти институты справедливо оцениваются как гуманизация уголовного законодательства.

Таким образом, мы видим цепочку новелл в уголовном законодательстве, позволивших определить принцип гуманизации уголовного наказания как превалирующий над остальными.

Понятие «уголовная ответственность» как отличное от понятия «наказание» появилось впервые лишь в «Основах уголовного законодательства» в 1958 г. УК РСФСР 1960 г. исходил из положения, что наказание не только является карой за совершенное преступление, но и имеет целью исправление и перевоспитание осужденных в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов, уважения к правилам социалистического общежития, а также предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами (ст. 20 УК).

УК РСФСР 1960 г., являясь логичным, но более «мягким» продолжением по характеру своих норм в сравнении с предшествующими нормативно-правовыми актами в сфере уголовного права, стал прообразом действующего Уголовного кодекса Российской Федерации.

С 1968 г. инспекции исправительных работ находились в непосредственном подчинении управлений мест заключения Министерства охраны общественного порядка, с 1972 г. – в подчинении как начальников РОВД, так и отделов УИТУ МВД СССР[8].

Таким образом, во второй половине XX в. в СССР была создана система органов и учреждений по исполнению наказаний без лишения свободы, на которую были возложены контрольно-надзорные функции в отношении осужденных к наказаниям в виде ограничения свободы.

С 1 января 1997 г. инспекции исправительных работ переименованы в уголовно-исполнительные инспекции (УИИ), которые в 1999 г. были переданы из МВД России в УИС Минюста России. С момента передачи инспекций в Минюст России осуществлена значительная работа по их реформированию, в частности, решены вопросы организационно-правового статуса и финансирования инспекций. В 2005 г. были созданы межрайонные уголовно-исполнительные инспекции (МРУИИ) со статусом юридических лиц, остальные инспекции являлись их филиалами. В целях оптимизации структуры управления УИИ была проведена реорганизация МРУИИ в соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации по этому вопросу и приказом Федеральной службы исполнения наказаний ФСИН России) от 30 мая 2011 г. № 335 «О реорганизации, изменении типа и утверждении уставов учреждений, подчиненных территориальным органам Федеральной службы исполнения наказаний».

Реорганизация производилась с учетом численности осужденных, поэтому были созданы филиалы в административно-территориальных образованиях, где они отсутствовали. Согласно данным ФСИН России, такие меры позволили высвободить 436 штатных единиц административного персонала, численность сотрудников, непосредственно исполняющих наказания, увеличилась на 74 человека. Таким образом, законодательный и научный опыт прошлых веков в части развития института системы наказаний огромен, неоднозначен и во многом мало изучен. Его характерной особенностью является некоторая произвольность в конструировании видов наказания, в постановке уголовной политики, а также частая смена парадигмы наказания в законодательной практике. Становление института наказания в российском уголовном праве, как известно, происходило с учетом отечественных социально-культурных традиций, а также зарубежного законодательного опыта.


[1] Тасаков С.В. Система уголовных наказаний нуждается в совершенствовании // Ученые записки Казанского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2016. Т. 158. № 2. С. 608.

[2] Осипкина Л.С. Цели наказания в историии российского уголовного законодательства // Наука и современность. 2015. № 36. С. 273.

[3] Постановление ВЦИК от 01.06.1922 «О введении в действие Уголовного Кодекса Р.С.Ф.С.Р.» //  «СУ РСФСР», 1922, № 15, ст. 153.

[4] Постановление ВЦИК от 22.11.1926 «О введении в действие Уголовного Кодекса Р.С.Ф.С.Р. редакции 1926 года» // «СУ РСФСР», 1926, № 80, ст. 600.

[5] Зеленская Ю.А. Система уголовных наказаний: история и современное состояние // Вестник СевКавГТИ. 2015. Т. 1. № 1 (20). С. 91.

[6] Закон СССР от 25.12.1958 «Об утверждении Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик» (ред. от 08.04.1989) // «Ведомости ВС СССР», 1959, № 1, ст. 6.

[7] «Уголовный кодекс РСФСР», утв. ВС РСФСР 27.10.1960 (ред. от 30.07.1996) // «Ведомости ВС РСФСР», 1960, № 40, ст. 591.

[8] Зеленская Ю.А. Система уголовных наказаний: история, современное состояние, особенности развития // Вестник Московского гуманитарно-экономического института. 2014. № 4 (5). С. 57.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *