Ипотека (залог недвижимости): понятие и правовое регулирование

Система ипотечного права Древнего Рима содержала следующие нормы, которые существуют по настоящее время в современном праве: при нескольких залогах на один предмет действовало правило ипотечного старшинства; в случае невозврата должником долга кредитор был вправе продать заложенное имущество для последующего покрытия из полученных денежных средств удовлетворения своего долга; до продажи имущества кредитор должен был три раза предупредить должника о выкупе им самим предмета залога, и, кроме того, указанное имущество не мог выкупить сам кредитор; если в сумме покупная цена превышала долг должника, то кредитор был обязан вернуть разницу либо обратить взыскание на иное имущество должника, если вырученной суммы не хватало, и др[1]. Однако отсутствие регистрации прав отрицательно сказывалось на ипотечных отношениях. Кредиторы, принимая в залог имущество, не были уверены в чистоте прав на предмет залога.

Разнообразие видов залога было присуще также залоговому праву средневековой Европы и Руси (России). Ипотека по-прежнему означала залог под кредит, при этом залог был исключительно в виде недвижимого имущества[2]. В Россию ипотека пришла в XIII веке одновременно с развитием торговых отношений и заемных обязательств и, по существу, являлась первым видом кредитования[3]. В юридических актах XV века отмечены случаи залога земли в целях обеспечения договора займа. В соответствии с Соборным уложением предметом залога могли быть вещи, принадлежащие лицу на праве собственности. Поэтому поместья нельзя было закладывать. В случае невыполнения должником в срок возложенного на него обязательства заложенные вещи обращались в собственность кредитора.

Оформление залога, согласно ст. 29 Псковской судной грамоты, происходило путем передачи кредитору актов (грамоты) на предмет залога, которое служило доказательством наличия обременения и определяло кредитора — держателя грамоты как залогодержателя[4]. Для более полной защиты своих прав кредиторы получали не только грамоты в подтверждение наличия обременения, но и само обремененное имущество.

С целью дальнейшего повышения гарантий кредитора в залоговых правоотношениях ст. 196 гл. X Соборного уложения 1649 г. ввела безусловный переход к кредитору права собственности на заложенное имущество в случае неисполнения или просрочки исполнения должником обеспеченного залогом обязательства. На практике это привело к нежелательной тенденции, превращению залога в один из способов отчуждения имущества.

Со временем понимание залога несколько изменилось. Залогодержатель мог вступить во владение (в собственность) имением только с момента неисполнения должником основного обязательства. Указанные формы залогов, отмечает О.В. Чижова, с переходом заложенного имения залогодержателю в собственность или во владение были обоснованы экономическим положением Руси, где неразвитость торгового оборота определяла в качестве основной ценности земледелие. В 1714 году Петр Великий объединил поместье и вотчину под единым титулом недвижимых вещей. Дальнейшее развитие идеи частной собственности происходит в период просвещенного абсолютизма. С 1737 года залоговое право не превращалось в право собственности, а заложенная вещь по указу императрицы Анны Иоанновны подлежала продаже с публичных торгов. Предпринятая в 30-х годах XVIII века реформа залогового права базировалась на идее защиты обоюдных интересов должников и кредиторов. Она не признавала за залогодержателем права собственности на заложенное имение и закрепила новый взгляд на залоговое право.

Банкротский устав от 19 декабря 1800 года запретил переход права собственности к залогодержателю и предусмотрел норму, согласно которой залог не признавался основанием для возникновения у кредитора права собственности (владения) на заложенное имущество. У последнего возникало право удовлетворения своих требований из стоимости проданного заложенного имущества в публичном порядке с торгов. Образцами кодификации ипотечного права являются проект Вотчинного устава конца XIX века и Положение о порядке взыскания с недвижимых имений 1893 г. Понятие залога (ст. 43 проекта Вотчинного устава) как обеспечение денежного требования недвижимым имуществом, которое дает кредитору в случае неисполнения должником основного обязательства право на удовлетворение из заложенного имения, действительно по настоящее время[5]. Равно как положения свободы передачи в залог имущества, право следования залога за вещью, неделимости залога при признании возможного деления основного обязательства и его акцессорный характер. Именно проектом Вотчинного устава был веден основной принцип преимущественного права залогодержателя на получение удовлетворения из стоимости заложенного имущества перед другими кредиторами при неисполнении должником денежного требования. Начавшие формироваться докапиталистические государственные («казенные») банки в основном осуществляли ипотечное кредитование[6]. Ипотечное кредитование осуществлялось на принципах долгосрочности займа, постепенности погашения долга, нерасторжимости долговой сделки, точного способа оценки недвижимого имущества, невысокого процента по ссуде.

До революции наша страна была одним из мировых лидеров в области ипотечного кредитования. Первые банки, выдававшие долгосрочные кредиты под залог недвижимости, появились в России в 50-х годах XVIII столетия. Получение ипотечных кредитов было делом избранных (дворян), ипотечное кредитование осуществляли созданные государством казенные дворянские банки, которые функционировали следующим образом. Помещик, нуждавшийся в деньгах, обращался в банк с просьбой предоставить ему кредит под залог имения. Стоимость недвижимости вместе с крепостными душами оценивалась специальными комиссиями, и Банк выдавал ссуды на 15, 28 лет или 33 года. Чаще всего кредит составлял 60 — 70% стоимости имущества.

Более широкое развитие ипотека получила во второй половине XIX века после отмены крепостного права. Правительство было вынуждено, пишет В.В. Попков, учитывать тяжелое положение крестьян, номинально получивших свободу и право выкупа земель, но не имевших ни собственных средств, ни возможности получит кредит на эти цели[7]. В 1754 году был учрежден первый банк с отделениями в Петербурге и Москве (капитал 750 тыс. руб.). Банк выдавал ссуды в размере от 500 до 1000 руб. сроком до трех лет из 6% годовых под залог помещичьих имений и каменных строений[8].

Крестьянский поземельный банк и Государственный Дворянский земельный банк кредиты выдавали на срок, превышающий 60 лет от 3 до 8% годовых. Механизм кредитования строился на выпуске ипотечных облигаций, которыми и кредитовались заемщики. Эти облигации назывались в Дворянском земельном банке закладными листами, а в Крестьянском поземельном банке — свидетельствами. Некоторые выпуски закладных листов, в отличие от свидетельств, имели номинальную стоимость, выраженную не только в рублях, но и в германских марках, французских франках, голландских гульденах и фунтах стерлингов. Деятельность ипотечных банков заключалась в выдаче кредитов облигациями, которые в свою очередь выкупались Государственным банком Российской империи в размере 90% их биржевой цены и затем высылались для оплаты в ипотечный банк[9]. Вторую группу ипотечных кредитных учреждений составляли городские кредитные общества. Они кредитовали горожан под залог недвижимости. По состоянию на 1 января 1917 г. на долю этих двух банков приходилось 61,5% общей суммы ссуд, выданных под залог земель. Первые кредитные общества образованы в 1862 году в Москве и Санкт-Петербурге. Третья группа — акционерные и сословные земельные банки. В России городские общественные банки являлись самыми старыми из действовавших в XIII — ХХ веках кредитных учреждений[10].

К началу XX века в Российской империи существовал достаточно урегулированный рынок поземельных (ипотечных) кредитов. При его организации была реализована идея, имеющая, на первый взгляд, сугубо теоретическое значение. Суть ее состоит в том, что при организации ипотечных кредитов могут возникать и существовать правовые формы, производные от залога недвижимости, но теряющие акцессорный характер по отношению к обеспечиваемому кредиту. Это блистательно показал Л.А. Кассо на примере ипотечных кредитов, выдававшихся не в деньгах, а в виде банковских закладных листов, которые являлись по своей сути предъявительскими ценными бумагами. При таком способе кредитования должник передавал в залог банку в обеспечение исполнения своих обязательств по кредитному договору недвижимость, а банк в счет кредитного договора выдавал заемщику не деньги, а закладные листы с купонным доходом. Получив кредит в форме закладных листов, заемщик мог рассчитаться ими со своими кредиторами, продать их на бирже за деньги, т.е. реально имела место ситуация, в которой закладные листы выступали средством расчета[11]. Понятие об ипотеке как о праве на чужую вещь полностью вошло в состав залогового законодательства, действовавшего до октября 1917 года. На основе такого понимания ипотеки регулировались отношения залогодателя и залогодержателя, которому не предоставлялось права владеть, а тем более распоряжаться заложенным имением[12]. Революция 1917 года изменила государственный строй России. Первыми шагами советской власти в жилищной сфере после революции 1917 года были отмена частной собственности на землю и крупного частного домовладения в городах, уплотнение семей буржуазии. Новая система жилищного финансирования заключалась в централизованном распределении бюджетных средств для строительства государственного жилья и его безвозмездном распределении среди граждан, состоявших на учете по улучшению жилищных условий. Гражданский кодекс 1922 года вообще упразднил деление имущества на движимое и недвижимое, и ипотека, отмечает Н.Ю. Лобова, прекратила свое существование почти на 80 лет. Ипотека начала возрождаться в середине века, вызванная необходимостью восстановления разрушенных войной зданий[13]. Исследователи института ипотеки, А.С. Звоницкий, Л.А. Кассо, И.Б. Новицкий и др., в своих работах приводили обширнейший материал, показывающий эволюцию залога с момента его появления в римском праве до закрепления в развитых европейских правовых системах конца XIX столетия[14]. Вопрос о залоге прав поднимался в средние века, но его разработка не вышла на какой-либо качественный уровень. Только в XIX веке произошел перелом и проведены интересные исследования[15].

В юридической науке России начала XX века сложилось несколько параллельно существующих теорий сущности древнерусского залога Д.И. Мейера, Н.Л. Дювернуа, Л.А. Кассо, В.А. Юдинцева и И.А. Базанова. Согласно воззрениям Л.А. Кассо отличительной чертой древнерусского залога является окончательное и бесповоротное приобретение права на вещь залогодержателем в случае неуплаты со стороны залогодателя[16]. По его мнению, сама залоговая сделка заключается с целью устранить личность должника от всякой ответственности. При этом заложенная вещь считается безусловным эквивалентом за полученные деньги. Такой подход к сущности древнерусского залога явился результатом критического анализа теории Д.И. Мейера, которая хронологически предшествовала теориям Н.Л. Дювернуа и Л.А. Кассо.

В фундаментальном исследовании «Древнее русское право залога» Д.И. Мейер, касаясь сущности древнего русского залога, писал: «…залог есть отчуждение; переставая быть им, он перестает быть и залогом»[17]. Он считал, что до начала XVIII века залоговая сделка в Московском государстве всегда устанавливала право собственности в пользу залогодержателя. Эта собственность вытекает, по мнению Д.И. Мейера, из самой передачи обеспечительного объекта, без которой нет настоящего залога.

Л.А. Кассо решительно возражает против этого: «При такой форме реального кредита непосредственная передача вещи стоит на первом плане и до такой степени устраняет значение долгового правоотношения между контрагентами, что недействительность залога может влиять на личную связь должника и кредитора»[18]. В дореволюционной правовой литературе сущность залога обычно определялась как способ обеспечения договора, который состоит в том, что веритель при неисправности должника по договору вправе получить удовлетворение из выручки за продажу какой-либо вещи, которая и служит, таким образом, обеспечением исполнения обязательства. Из данного определения залога следует, что обеспечительная функция признавалась основной функцией залога в национальной доктрине дореволюционного периода. Определения залога, предлагавшиеся в цивилистике в различные исторические периоды, подтверждают, что обеспечительная функция залога признана доктринально в качестве его основной функции[19]. А.С. Звоницкий подчеркивал, что залог занимает одно из важнейших мест как в теории, так и в истории гражданского права. Это, во-первых, сложность юридической природы залога, его положение на границе между правами на вещь и правами обязательственными и, во-вторых, практическое значение института залога. Даже краткий исторический анализ позволяет сделать вывод об общей тенденции развития залога в европейском и российском праве. От столба, врытого в землю должника для обозначения того, что данная земля является обеспечением прав кредитора (в VI в. до н.э.), институт ипотеки преобразовался в систему, способную участвовать в решении глобальных государственных задач любой страны. Своя собственная история применения залога (государственное долгосрочное кредитование с минимальными процентными ставками и т.д.) является примером использования ипотеки в настоящее время для решения государственной задачи — доступности приобретения гражданами жилища.

Термин «ипотека» используют в следующих случаях:

1) когда говорят о залоге недвижимого имущества, находящегося в собственности залогодателя (например, земельных участков, строений и сооружений), с целью получения ипотечного кредита;

2) когда заинтересованное лицо получает в кредитной организации денежные средства для дальнейшего приобретения объекта недвижимости (квартиры). При этом кредит является целевым, что существенно в плане дальнейшего правового регулирования возникающих правоотношений, а указанный объект недвижимости находится в залоге у кредитной организации. Общее в обоих случаях — залог недвижимого имущества (земельных участков, предприятий, зданий, сооружений, квартир и т.п.) для получения денежных средств (ссуды, кредита).

Таким образом, ипотека (от греческого hypotheke — залог) представляет собой вид залога, при котором заложенное имущество (им являются объекты недвижимости, как правило, это земля и строения на ней), остается во владении залогодателя до наступления срока платежа. В первом случае это формальное юридическое определение подразумевает следующее: вы заключаете с выбранным вами банком договор об ипотечном кредитовании, и на основании этого договора он выдает вам деньги, необходимые на покупку квартиры (или иной недвижимости). Вторая форма залога при ипотечном кредитовании — когда по тому же договору вы передаете в залог не новую, приобретаемую квартиру, а старую, которая уже была у вас в собственности до заключения кредитного договора. За пользование выданным кредитом вы платите банку установленные в кредитном договоре проценты и возвращаете заемные средства в виде ежемесячных выплат банку, также установленных кредитным договором.. Однако в случае изменения вашего финансового положения, которое, к примеру, повлечет невозможность исполнения вами кредитных обязательств, банк продаст квартиру и вернет свои деньги. Это право предусмотрено ст. 334 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ), согласно которой банк, выдавший кредит, на правах кредитора по обеспеченному залогом обязательству имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами этого лица[20].

Так как в результате оформления ипотеки происходит возникновение новых правоотношений, нужно обратить внимание на ряд юридических моментов. Это необходимо сделать до подписания соответствующего договора с банком, чтобы знать обо всех возможных последствиях тех или иных своих действий.

Залог представляет собой способ обеспечения обязательства (наряду с неустойкой, поручительством, банковской гарантией и задатком, о которых речь в настоящем случае не идет), т.е. ипотека как вариант залога может быть установлена в обеспечение основного обязательства: по кредитному договору; по договору займа; иного обязательства, в том числе основанного на купле-продаже, аренде, подряде, другом договоре, причинении вреда, если иного не предусмотрено федеральным законом. Ипотека имеет место тогда, когда обеспечением обязательства служит недвижимость. Ипотека залог недвижимости[21]. Ипотекой признается залог предприятия, строения, здания, сооружения или иного объекта, непосредственно связанного с землей, вместе с соответствующим земельным участком или правом пользования им.

К недвижимым вещам относятся земельные участки, участки недр обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения здания, сооружения. К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество (п. 1 ст. 130 ГК РФ). В качестве предмета ипотеки может выступать любое недвижимое имущество, которое находится в гражданском обороте и возможность отчуждения которого имеется. В соответствии с п.1 ст.5 Закона «Об ипотеке» установлен различный правовой режим, требующий тщательного учета, в отношении отдельных видов недвижимого имущества. Помимо этого, определенные ограничения права отдавать имущество в залог по договору об ипотеке содержатся в ст.6 Закона[22]. Пункт 1 ст. 1 Федерального закона от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» содержит определение обязательства, которое вытекает из содержания договора ипотеки. В связи с этим целесообразно разграничить понятия «договор ипотеки» и «обязательства, вытекающие из договора ипотеки». Первое — юридический факт, а второе — правоотношение.


[1] Чижова О.В. Правовое регулирование ипотеки законодательством РФ: Диссертация на соискание ученой степени канд. юрид. наук. М.: Юрист, 2007. С. 23 — 24; Скрипко В.Р. Конституционное право граждан Российской Федерации на жилище // Государство и право. 2002. N 12. С. 31 — 39; Сулейменов М.К., Осипов Е.Б. Залоговое право. Алма-Ата, 1997

[2] Сауляк О.П. Залог как способ обеспечения исполнения кредитных обязательств в банковской практике // Финансы и кредит. 1999. N 6. С. 13; Лобова Н.Ю. Правовая защита участников ипотечного кредитования // Имущественные отношения в РФ. 2005. N 1 (40). С. 15; Мейер Д.И. Русское гражданское право. Часть 2. М.: Статут, 2007.

[3] Рубцов Б. Современные системы финансирования ипотечных кредитов и рынки ценных бумаг, обеспеченных недвижимостью // Банковские услуги. 1999. N 4 — 6

[4] Российское законодательство X — XX веков. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. Т. 2. М.: Юрид. литература, 1985. С. 49, 52 — 54

[5] Российское законодательство X — XX веков. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. Т. 2. М.: Юрид. литература, 1985. С. 55

[6] Грузицкий Ю.Л. Ипотека в Российской империи (из истории становления ипотечных банков) // Деньги и кредит. 2005. N 1. С. 62

[7] Попков В.В. Банки на переходе. Изд-во «ДеКА», 2007. С. 278

[8] Киселев А.А. Субъекты договора ипотеки, их взаимные права и обязанности // Бюллетень нотариальной практики. 2003. N 3.

[9] Попков В.В. Банки на переходе. Изд-во «ДеКА», 2007. С. 248

[10] Толмачев А.В. Развитие ипотечного кредитования в России // Жилищное право. 2000. N 2. С. 19; Иванов В.В. Ипотечное кредитование / Информ.-внедренч. центр «Маркетинг». М.: Юрист, 2005. 273 с.; Правовые проблемы организации рынка ипотечного кредитования в России / Под ред. к.ю.н. В.С. Ема. М.: Статут, 2007. С. 66

[11] Замятина К.Г. Правовая природа правоотношения по долгосрочному кредитованию // Уч. зап. Пермского государственного университета. Т. XIV. Кн. 4. Вып. 2. Пермь, 1959

[12] Быстров Г.Е. в кн.: Постатейные комментарии к Земельному кодексу Российской Федерации и Федеральному закону «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ»; Издательский Дом «ИНФРА-М», 2007. С. 585; Проскурякова Н.А. Санкт-Петербургское городское кредитное общество (1861 — 1911 гг.) // Экономическая история. 2003. М.: Спарк, 2007. С. 392 — 439; Фомина Л.П. Банковский кредит под залог сельскохозяйственных земель // Предпринимательская деятельность в сельском хозяйстве России: Правовые вопросы. М.: БЕК, 2008. С. 136.

[13] Лобова Н.Ю. Правовая защита участников ипотечного кредитования // Имущественные отношения в РФ. 2005. N 1 (40). С. 15

[14] Ляпунов С.Г. Комментарий специалиста. Обеспечение исполнения обязательств. Последствия неисполнения обязательства // Гражданин и право. 2002. N 3 (март).

[15] Богатырев Ф.О. О сущности залога имущественных прав // Журнал российского права. 2001. N 4.

[16] Кассо Л.А. Понятие о залоге в современном праве. Юрьев, 1898. С. 300 — 301

[17] Мейер Д.И. Русское гражданское право. Часть 2. М.: Статут, 2007. С. 134

[18] Кассо Л.А. Понятие о залоге в современном праве. Юрьев, 1898. С. 16

[19] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Ч. 1 ГК РФ / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М.: БЕК, 2007. С. 735; Скворцов В.В. Функции залога и их характеристика // Гражданин и право. 2001. N 11. С. 46; Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права: По изд. 1917 г. М.: Юрист, 2008. С. 218

[20] Кривцов А. Сколько простоит пирамида ипотеки // Мир & КапиталЪ. 2006. N 2(8). http://www.insnews.ru.

[21] Комментарий к Жилищному Кодексу Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. № 188-ФЗ (постатейный) / Под ред. В.В. Глазова. М.: Бек, 2007. С. 273

[22] Комментарий к Закону «Об ипотеке (залоге недвижимости) (постатейный) / С.П. Гришаев // Подготовлен для Системы КонсультантПлюс, 2008

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *