Инверсия как фигура речи

Под фигурой речи мы понимаем такие речевые обороты, которые отклоняются от нейтрального словоупотребления и направлены на усиление выразительности высказывания [Никитина, Васильева 1996: 141]. Фигуры – это то, что наделено экспрессией, это отклонения от нормы, от нейтрального [Безменова 1991: 36].

В числе выразительных средств синтаксиса инверсия определяется как фигура, образованная посредством операции перестановки [Дюбуа 1986: 160; Никитина, Васильева 1996: 80; Хазагеров, Ширина 1999: 230].

Скачать текст в формате WORD

Инверсия как нарушение обычного порядка слов, влекущее за собой повышение экспрессивности речи, была замечена еще представителями эллинистическо-римской риторической системы. Если исократовцы предостерегали от инверсии, требуя упорядоченного построения фразы и логической последовательности слов, обусловленной строгими правилами, то уже в более поздних трудах соединенное с изяществом нарушение обычного порядка слов причисляется к достоинствам речи, так, например, по Квинтилиану это отвечает требованиям поиска симметрии и красоты [Античные теории языка и стиля 1996: 239–240].

В вопросе о классификации фигур нет такой однозначности, как в вопросе их определения. На сегодняшний день в филологической науке имеется немало классификаций, предлагаемых филологами в качестве основных. В одной из таких классификаций все фигуры делятся на фигуры мысли (средства выделения излагаемой мысли) и фигуры слова (средства привлечения внимания к данному месту в речи). В число фигур мысли входят фигуры, которые определяют положение предмета речи по отношению к другим предметам и к выступающему, такие фигуры напрямую воздействуют на слушателя. К фигурам слова относятся фигуры прибавления (повтор, полиптот, полисиндетон), фигуры убавления (эллипсис, зевгма, асиндетон), фигуры перемещения или расположения (анастрофа, гипербатон, гомеотелевтон) и фигуры переосмысления (тропы) [Гаспаров 1991: 40].

Во французской риторической системе, которая берет за основу работы александрийских филологов, тоже все фигуры (в то числе и тропы) подразделяются на фигуры мысли и фигуры слова. К числу первых относятся фигуры доказательства (сравнение), страсти (восклицание) и украшения (эвфемизм, гипербола). В число вторых входят фигуры выражения или собственно словесные (ономатопея), грамматические фигуры (инверсия, анаколуф) и тропы.

На данный момент имеется широкое разнообразие в области типологии риторических фигур. Классификация льежской группы, предложенная в «Общей риторике», исходит из риторических отклонений, получивших название метабола. Все метаболы (среди них выделяются метаплазмы – фигуры, изменяющие звуковой или графический облик слова, метатаксы – синтаксические фигуры, видоизменяющие структуру предложения, метасемемы – семантические отклонения (тропы) и металогизмы – фигуры, изменяющие логическую значимость фразы) формируются по одной из следующих операций: сокращения, добавления, сокращения с добавлением или перестановки [Дюбуа 1986: 43].

Ж. Мазалейра и Ж. Молинье делят фигуры на микроструктуры и макроструктуры. Первые могут быть выделены из отрезка речи, они исчезают или видоизменяются при трансформации входящих в её структуру элементов, могут быть определены в незначительном по объёму контексте. Макроструктуры не выделяются из отрезка текста, не исчезают при трансформации входящих в её структуру элементов, они могут быть определены в значительном по объёму контексте. Макроструктуры могут включать в себя микроструктуры, но не могут быть сведены к их сумме [Тавасиева 2002: 14].

Типология речевых фигур Э.М. Береговской осуществляется по правилу симметрии / асимметрии и доказывает её тезис о симметрии как факторе, который определяет материальную составляющую языка. Среди основных типов средств выразительности, по мнению учёного, выделяются: симметричные фигуры, наделяющие высказывание дополнительным равновесием (синтаксический параллелизм, хиазм, антитеза, большинство видов повтора, асиндетон, полисиндетон), асимметричные фигуры, благодаря которым происходит деструкция нормативной структуры фразы, что приводит к увеличению уровня ее экспрессивности (инверсия, эллипсис, умолчание, парцелляция, сегментация, риторический вопрос) и симметрично-асимметричные фигуры, следующие принципу симметрии / асимметрии одновременно (деривационный повтор, полиптот, антанаклаза, гомеотелевт, градация, зевгма) [Береговская 1984: 57].

В.И. Корольков строит свою классификацию на основе горизонтально-вертикального способа систематизации. По горизонтали фигуры речи подразделяются на три вида: фигуры протяженности, фигуры связности и фигуры значимости. Каждый вид, в свою очередь, делится на ещё два вида: первый вид – на фигуры убавления (асиндетон, эллипсис) и добавления (полисиндетон), второй вид – на фигуры разъединения (парентеза, гипаллага) и объединения (зевгма, гомеотелевт), третий вид – на фигуры уравнивания (отсутствие инверсии, парцелляции, антитезы) и выделения (инверсия, парцелляция, антитеза). Все фигуры первого типа автор называет фигурами уменьшения или минус-фигурами, составляющими немаркированный член оппозиции, а фигуры второго вида – фигурами увеличения или плюс-фигурами, образующими маркированный член оппозиции [Корольков 1974: 48].

А.Н. Мороховский в «Стилистике английского языка» выделяет понятия выразительное средство (маркированный член стилистической оппозиции элементов языка конкретного уровня) и стилистический прием (средство комбинации речевых единиц конкретного уровня в рамках единиц более высокого уровня). Выделяются три группы элементов экспрессивного синтаксиса: 1) выразительные средства, основанные на редукции исходной модели (эллипсис, умолчание, бессоюзие), 2) основанные на экспансии исходной модели (повтор, перечисление, тавтология, полисиндетон), 3) основанные на изменении порядка следования компонентов исходной модели (инверсия, дистантность, обособление). К стилистическим приёмам на синтаксическом уровне относятся: 1) стилистические приемы, основанные на формальных и смысловых взаимодействиях нескольких синтаксических конструкций или моделей предложений в конкретном контексте (параллелизм, хиазм, анафора, эпифора), 2) основанные на транспозиции значения синтаксической структуры или моделей предложения в конкретном контексте (риторический вопрос), 3) основанные на транспозиции значения способов связи между частями предложений или предложениями (парцелляция, сочинение вместо подчинения) [Мороховский 1991: 137–139].

По мнению Ю.М. Скребнева фигуры, исходя из свойств своей структуры, могут принадлежать либо к сфере парадигматического и синтагматического синтаксиса (если структура имеет чисто синтаксический характер: синтаксический параллелизм, инверсия), либо к сфере синтагматической семасиологии (если в структуре важнее семантическое значение входящих в ее состав лексических единиц). Синтагматическая семасиология занимается фигурами совмещения, среди которых в зависимости от характера соотношения значений выделяются фигуры тождества (синонимические вариации), фигуры неравенства (градация) и фигуры противоположности (оксюморон). Фигуры замещения (тропы) входят в область парадигматической семасиологии [Скребнев 1975: 99].

Скачать текст в формате WORD

Т.Г. Хазагеров и Л.С. Ширина делят все фигуры на дискретные и недискретные, исходя из принципа сопоставления. К дискретным авторы этой типологии относят звукоподражательные фигуры (аллитерация, ассонанс), паронимические (каламбур и различные инструментовки) и графические фигуры (палиндром, логогриф). Недискретные фигуры делятся на тропеические и нетропеические (или диаграмматические). В число первых входят тропы, фигурные амплификации (антитеза, сравнение) и грамматические тропы (риторический вопрос). В число последних – фигуры прибавления (анафора, эпифора, полисиндетон), фигуры убавления (эллипсис, асиндетон), фигуры размещения (парцелляция, тмезис) и фигуры перестановки (инверсия, гистерология) [Хазагеров, Ширина 1999: 70].

По способу образования инверсия имеет много общего с другими синтаксическими фигурами. Помимо инверсии, в результате перемещения частей образуются анастрофа, гипербатон, анадиплозис, гистерология. Между этими фигурами наблюдаются сложные иерархические отношения, однако общего мнения насчёт места их в единой иерархии фигур пока нет.

В словаре риторических приемов Т.Г. Хазагерова и Л.С. Шириной анастрофа обозначается как самое общее название различных типов и видов фигур, основанных на обратной перестановке (метатеза, палиндром, гипербатон, инверсия, простой хиазм, антиметабола, гистерология). Гипербатон, в свою очередь, служит более узким термином для обозначения недискретных фигур, связанных с обратной перестановкой (простой хиазм, антиметабола, инверсия, гистерология, анадиплозис). Под анадиплозисом понимается стык, контактный и цепной повтор, под гистерологией – нарушение временной последовательности (Умрем / И в гущу сражения ринемся) [Хазагеров, Ширина 1999: 199, 200, 218, 228].

С.Е. Никитина и Н.В. Васильева рассматривают анастрофу и гипербатон в качестве видов инверсии: анастрофа – перестановка смежных слов (muros intra вместо intra muros), гипербатон, или дистантная инверсия, –разъединение смежных слов (На море синее вечерний пал туман) [Никитина, Васильева 1996: 81].

В современной лингвистике часто разграничивают термины «грамматическая инверсия» (явление, свойственное аналитическим языкам) и «стилистическая инверсия» (нарушение обычного порядка синтаксических членов без изменения синтаксических связей, в результате чего какой-нибудь элемент оказывается выделенным и получает специальные коннотации эмоциональности или экспрессивности

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *