Генезис представлений о злоупотреблении правом

Римское право содержит в себе ранние упоминания о злоупотреблении правом, тем самым, оказывая существенное воздействие на зарождение и развитие данного правового института. В то время случаи злоупотреблений правом были многообразны. Анализируя эту проблему, можно рассмотреть один из наиболее типичных и исторически древних примеров случая постройки назло соседу: я строю на границе своего участка высокую стену с исключительной целью лишить света окна вашего дома. Подобное осуществление права с целью причинить другому вред носит название злоупотребление правом или шикана. У римских юристов мы находим решения, запрещающие шикану (Chikane) и изречение: “злоупотребление непростительно” (“malitiis non est indulgendum”)[1].

Правовед Цельс говорил, что при осуществлении своего права «не следует снисходить к злобе». Примером может служить случай,  когда собственник, продав дом, счищает с его стен гипсовые украшения с одной целью – досадить, сделать это назло новому собственнику[2]. Юрист Гай считал иначе: «Никто не считается поступающим злоумышленно, если он пользуется своим правом» (“nullus videtur dolo facere, qui jure suo utitur”) (D.50.17.55).

Анализируя развитие доктринальных взглядов на шикану, Т.С. Яценко выявил, что романисты расходятся во взглядах по вопросу, был ли известен римскому праву запрет шиканы со стороны общего принципа[3]. Одни исследователи отрицают всесторонность данного принципа и сужают его действия частными случаями, описываемыми в Дигестах6. Другие исследователи утверждают о невозможности сужения запрета шиканы только частными случаями недобросовестного осуществления прав, поскольку римское право содержало запрещение этой формы злоупотребления правом со стороны общего принципа[4]. Третьи считали, что римское право содержало правило запрета шиканы, но действие этого правила носило незначительный характер и смыкалось кругом вещных прав[5]. Таким образом можно сказать, что для определения указанного принципа римские правоведы не сформировали единого понятия. 

О.А. Поротикова[6] отмечает, что римское право содержало такие требования к реализации гражданских прав, как: обязанность реализовывать субъективное право с осторожностью, «с пощадой» для тех, кого оно касается; невозможность реализовывать право без всякого интереса в нем, нанося неприятности и ущерб другим людям, особенно, если поступки лица совершаются с целью причинить ущерб или сделать что-то назло; в некоторых случаях неисполнение права, если оно причиняло вред другим лицам, приходилось характеризовать как неразумное осуществление субъективного права.

Следовательно, римские правоведы не только отметили проблему влияния на процесс вредоносного осуществления прав, но и придумали первую модель её разрешения. Как раз в этот период была выработана норма о недозволенности злоумышленного пользования правомочий, сформулированы   справедливо нужные ограничения права собственности, обозначены признаки, позволяющие характеризовать действие как шикану[7]

В новое время в Европе начался процесс кодификации и каждый из этих кодексов  О.А. Поротикова считает, что принимаемые в Европе в XIX в.

кодифицированные акты делятся на две категории. В первую категорию входят акты, отразившие понятие злоупотребления частным правом. В частности, к ним можно отнести Саксонский гражданский кодекс, Германское и Швейцарское гражданские уложения. Вторая группа подразумевала отсутствие правового регулирования как шиканы, так и иных злоупотреблений. Здесь следует отметить Французский гражданский кодекс 1804 г., Австрийский гражданский кодекс 1811 г. В таком же направлении предполагалось установить законодательное регулирование осуществления прав в проекте российского гражданского уложения[8].

В конце XIX века юристы трудились над поиском юридических критериев злоупотребления правом, анализировали необходимость законодательного запрета злоупотребления правом. Разбирая эту сторону проблемы, И.А. Покровский писал, что в теории гражданского права общее правило о недопустимости злоупотребления правом встречает большое количество авторитетных противников (например, Иеринга), притом главными причинами для такого отрицательного мнения считаются: опасность для прочности субъективных прав, легкость при обсуждении конкретного вопроса о шикане смешения права с моралью, вероятность большего вреда для правопорядка, чем пользы[9]. Все эти опасения не лишены основания, так как, выйдя из одной и той же отправной мысли, запрещение шиканы разделилось на две формы. Для германского уложения значительным признаком понятия злоупотребления правом является субъективный умысел нанести вред другому лицу; для Швейцарского уложения – объективное несоответствие принципам доброй совести[10].

Исторический обзор генезиса представлений о злоупотреблении правом будет не завершенным без упоминания о доктрине мусульманского права. Как указывает Я.С.Х. Мохамед, понятие «злоупотребление правом» возникло в мусульманском законодательстве вместе с появлением самого законодательства, вследствие проблемы кодификации прав, касающихся теории злоупотребления правом. Эта теория основывается на предписаниях священного Корана и хадисов пророка Мухаммеда (сообщений о его действиях или словах)[11]. Источником такого рода запретов на злоупотребление правом в арабских странах считается Коран. Его положения, например, обязывают при составлении завещания не причинять вред кому-либо из наследников. Если же завещатель при составлении завещания не руководствуется нормами шариата и завещает, в частности, все свое имущество на благотворительные цели, то считается, что он злоупотребляет своим правом[12]. В целом нормы шариата не разрешают использование права, которое причиняет вред кому-либо и не приносит пользы управомоченному лицу. Лицо, осуществляющее свое право во вред другому, злоупотребляет своим правом, следовательно, необходимо лишить его этого права и вынести решение в пользу пострадавшей стороны с целью устранить причиненный вред[13]

В середине XX века норма о недопустимости злоупотребления правом во многих государствах закрепилась конституционно. Например, статья 12 Конституции Японии 1947г. предписывает, что права и свободы, гарантируемые народу настоящей Конституцией, необходимо поддерживать непрерывными усилиями народа. Население обязано воздерживаться от различных злоупотреблений этими правами и свободами, и несет ответственность за использование их в целях общественного благосостояния. Любопытно, что установленный конституционный запрет нашел свой отклик в Гражданском кодексе Японии (1947 г.). §1 Кодекса предписывал необходимость соответствия  всех частных прав общему благу. Реализация права обязательно должна быть добросовестной и соответствующей принципам доброй совести, злоупотребление правами же не допустимо.

Что касается российского права, то оно, несмотря на крупное отставание от западного законодательства, не осталось в стороне от обсуждаемого вопроса и стремилось определиться с воздействием на законное, но причиняющее ущерб поведение субъектов главным образом при помощи юридической практики. Объясняется данное положение следующими причинами. Прежде всего десятый том Свода законов Российской империи, посвященный частному праву, находился под влиянием французского права. Применительно к злоупотреблению правом идеи Кодекса Наполеона не могли стать примером для подражания в российском праве[14]

                Начиная    с    70-х    годов    XIX    века,    Правительствующий    Сенат

рассматривал в год несколько случаев злоупотребления гражданским правом и выносил решения в пользу тех, кто терпел ущерб от злонамеренного осуществления права. Тем самым преодолевалась устойчивая тенденция кассационной практики, руководствовавшейся положением: «Нет правила, чтобы лицо, действовавшее по праву, законом ему предоставленному, могло подвергаться за деяние свое какой бы то ни было ответственности»[15]

Ни законодательным, ни судебным способом развития не получилось внедрить в российское право основы запрещения злоупотребления. Революционные события в начале XX века не допустили продолжения усовершенствования гражданского права.

Все вышеизложенное доказывает, что для России тема злоупотребления правом так и не получила полного и завершенного оформления. 

Таким образом, целью исследования генезиса представлений о злоупотреблении правом было обозначение основных направлений развития данного правового института. В связи с этим следует отметить, что римские традиции в области частного права применительно к обозначенной проблеме имели огромное значение. В нормах и суждениях римских правоведов не только обозначена проблема или единичные казусы с ней связанные, но и предложена попытка формулирования требований к реализации гражданских прав, соблюдение которых позволит избежать соответствующих злоупотреблений. К тому же, именно древнеримские юристы выразили общий запрет зловредного осуществления прав («нельзя снисходить к злобе» Цельс), из которого позднее была выработана категория шиканы и понятие злоупотребления правом в целом. 

Изучение научных воззрений зарубежных юристов и норм множества европейских кодификаций по гражданскому праву показывает, что в конце XIX века сформировались два подхода к злоупотреблению правом: объективный, который предполагал противоправное поведение лица, несоответствующее принципам доброй совести; и субъективный, выражающийся в осуществлении права, с умыслом нанести вред другому лицу. 

Российское дореволюционное право, несмотря на крупное отставание от западного законодательства в рамках этой проблемы, внесло значительный вклад в развитие изучаемого явления. Выводы русских юристов находили применение в практике Сената Российской Империи. Законодательному их утверждению препятствовали революционные события начала XX века.


[1] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права М.: Статут. 1998. С. 113. 

[2] Перетерский И.С. Дигесты Юстиниана. М.: Госюриздат. 1956. С. 14.

[3] Яценко Т.С. Категория шиканы в гражданском праве: история и современность. М: Статут. 2003. С. 17.  6 Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Т.1. Часть общая. М.: Тип. М.М. Стасюлевича. 1948. С. 638.

[4] Барон Ю. Система римского гражданского права: учебник пандектного права. Виндшейд Б. СПб.: Юрид. Центр Пресс. 1874. С. 375.

[5] Доманжо В. Ответственность за вред, причиненный путем злоупотребления правом // Ученые записки Казанского императорского Университета. Кн. V. Казань. 2013. С. 427.

[6] Поротикова О.А. Проблема злоупотребления субъективным гражданским правом. Диссертация канд. юрид. наук. М.: Волтерс Клувер. 2007. С. 24.

[7] Там же. С. 26.

[8] Поротикова О.А. Проблема злоупотребления … С. 32.

[9] Покровский И.А. Основные… С. 114. 

[10] Там же. С. 115.

[11] Мохамед Я.С.Х. Гражданско-правовая защита от злоупотребления в праве России и Йемена.

Дисс… канд. юрид. наук. Казань. 2005. С. 35.

[12] Малиновский А.А. Злоупотребление… С. 44.

[13] Мохамед Я.С.Х. Гражданско-правовая… С.38.

[14] Поротикова О.А. Проблема злоупотребления… С. 120.

[15] Доманжо В.П. Вопрос об ответственности за вред, причиненный при осуществлении права, в проекте нашего гражданского уложения. // Сборник статей по гражданскому и торговому праву. М.: Статут. 2013. С. 319.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *