Формированием нового типа личности «взрослого ребенка» под влиянием телевидения

Не смотря на бурное развитие средств коммуникации в начале XXI века, телевидение и сегодня остается самым массовым и доступным средством информации.

Телевидение обладает огромными возможностями психологического влияния на личность и массы. Во многих случаях оно становится важным средством формирования мировоззрения значительных людских масс, побуждения их к тем или иным активным действиям. «Наиболее сильный эффект телевидения, кроме его собственно содержательной стороны, – это сам факт его существования, его всегда доступное, главенствующее ставшее привычным присутствие в каждом доме, его способность свести сотни миллионов граждан до уровня пассивных зрителей в течение большей части их жизни.» Телевидение сводит до минимума личностные взаимодействия внутри семьи и сообщества. «Один источник информации может передавать имиджи и точки зрения непосредственно миллионам умов, затрудняя для людей отделение реального от нереального, умиротворяя и мобилизуя их, фрагментируя их восприятие, притупляя их воображение и критические суждения, укорачивая промежутки внимательного восприятия, понижая вкус к разумному публичному и частному дискурсу.»

На протяжении последних десятилетий телевидение вызывает интерес семьи, других институтов общества в связи с его возрастанием влиянием на личностное формирование детей и подростков. По данным социологических исследований, телевидение занимает одно из ведущих мест по силе воспитательного воздействия после семьи и школы, являясь каналом интенсивной социализации. Сущность особенностью восприятия ребенка является преобладание эмоционального отношения к объектам действительности при отсутствии глубоких знаний о них. Бессмысленно спорить о пользе и вреде телевидения. Существующее положение в сфере мы не в силе изменить.

Знаменитый педагог и медиаэколог Нейл Постман в своей книге «Исчезновение детства» (1988 г.) писал, что «детство — это изобретение эпохи Возрождения и понятие, неразрывно связанное с книгопечатанием». Понятию «детства» не более 400 лет.

«Детство было отростком грамотности. И это произошло поскольку менее чем через 100 лет после изобретения печатного пресса европейская культура стала читающей культурой, т.е. понятие взрослости было переопределено. Человек не мог стать взрослым, если не умел читать»

Автор полагает, что, если книгопечатание привело нас к детству, то телевидение «обладает трансформирующей силой, по крайней мере, не меньшей, чем у печатного пресса, а возможно, подобной силе самого алфавита.» и он убеждён, что с «помощью других медиа, таких как радио, кино и звукозапись, телевидение имеет власть привести нас к концу детства.»

Постман утверждает, что «телевидение стирает границу между детством и взрослой жизнью двумя способами: оно не требует обучения для понимания его формы, и оно не разделяет аудиторию. Поэтому оно передаёт одну и ту же информацию всем, одновременно, независимо от возраста, пола, уровня образования или условий труда.»

Невозможно не согласится с утверждением автора, ведь телевидение работает днем и ночью, открывая детям все тайны взрослой жизни. Но готовы ли дети узнавать все «взрослые секреты» подобным способом?

«И в то же время, хотя телевидение начинает стирать традиционную концепцию детства, будет ошибкой считать, что оно ввергает нас во взрослый мир. Скорее оно использует материал взрослого мира как основу для проектирования совершенно нового типа личности.» Автор называет эту личность взрослым ребёнком.

Необходимо заметить, что в последнее время поведение, привычки, желания и даже внешний вид взрослых и детей становятся неотличимыми. Во многим семьях, в том числе и в России, в семьях давно уже позволяют себе разговоры и просмотры фильмов и телепередач при детях не предназначенных для их ушей и глаз.

Возможно автор прав, говоря, что телевидение приводит нас к закату «детства». Но хотелось бы верить, что нам еще под силу дать полноценное детство собственным детям.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *