Англосаксонская и континентальная модели регламентации преддоговорных отношений

Современные институты и конструкции преддоговорных отношений были во многом заимствованы из опыта зарубежных стран. Некоторые преддоговорные отношения, которые мы охарактеризовали в предыдущей главе, появились только в связи реформой гражданского законодательства 2015 года. Вместе с тем, зарубежное законодательство столкнулось с необходимостью формализации и урегулирования поведения сторон на преддоговорной стадии нескольким ранее. Стоит отметить, что различия в регламентации тех или иных преддоговорных конструкций в отечественном праве и зарубежном не столь значительна. Однако же есть некоторые особенности, которые мы постараемся осветить в этой главе.

Перевели на дистанционное обучение? Поможем с выполнением заданий. Бесплатно узнай сколько это будет стоить. Гарантия на работы продлена до 100 дней.

Традиционная предварительная стадия договора начинается с переговоров. Сам механизм переговоров не вызывает никаких вопросов, но любопытным является подход иностранного законодателя к регулированию ответственности на стадии переговоров.

Так, французский законодатель закрепляет идею о том, что переговоры должны вестись при четком соблюдении принципа добросовестности сторон (le principe de bonne foi). Таким образом, в случае нарушения пострадавшая сторона может возместить свои убытки через деликтные требования. Это означает, что отсутствие договора между сторонами на стадии переговоров не препятствует привлечения правонарушителя к ответственности[1].

Иной подход наблюдается в Германии. Немецкая модель исходит из принципа преддоговорной ответственности (culpa in contrahendo), который предполагает, что потерпевшая сторона может возместить убытки через требования, которые вытекают из договора.

Английская модель же базируется на принципе caveat emptor («пусть покупатель будет бдителен»). Удивителен тот факт, что английский законодатель не пошел по свойственному ему пути закрепления требования добросовестности сторон при ведении переговоров. Для привлечения одной из сторон к ответственности требуется доказать мошеннические действия или обман, которые были направлены на побуждение другой стороны заключить договор. Американские же суды в каждом отдельном случае будут оценивать добросовестность сторон[2].

В рамках переговоров стороны могут заключать различные преддоговорные соглашения, о которых речь пойдет дальше.

Англосаксонская модель традиционно разнообразна в видах преддоговорных соглашений, среди которых можно выделить: соглашение о конфиденциальности (confidentiality agreement), протокол о намерениях (letter of intent, term sheet, heads of agreemement), предварительный договор с открытыми и закрытыми условиями (preliminary agreement with open/closed terms), соглашение об эксклюзивности (exclusivity agreement), соглашение о порядке ведения переговоров (agreement on negotiations).

Соглашение о конфиденциальности или соглашения о «нераскрытии» информации в Англии и США выделяется в отдельную договорную конструкцию, что отличается от отечественного подхода включения положений о конфиденциальности в соглашения о порядке ведения договоров. Американский исследователь данной проблематики Ричард Стим пишет, что в практике в таком соглашении обычно фигурируют 5 существенных положений: 1) перечисление и определения конфиденциальной информации; 2) информация, которая не подпадает под режим конфиденциальности; 3) обязательства конфиденциала; 4) срок, в течение которого сторона обязана не раскрывать такую информацию (в американской практике средний срок составляет 5 лет); 5) прочие положения (Miscellaneous Provisions), в которых стороны устанавливают применимое право, то есть право какого штата будет применяться, а также возможность разрешения дел, вытекающих из соглашения, в арбитражах (арбитражная оговорка). Американский юрист отмечает, что для континентальной системы свойственны более длинные сроки, в течение которых сторона обязана не раскрывать информацию[3].

Основные условия сделки или меморандум о взаимопонимании (letter of intent, letter of comfort) – это соглашение, основной целью которого является согласование основных параметров будущей сделки и выражение намерения лица заключить договор. По общему правилу, в таких соглашениях указываются примерные условия будущего договора (покупная цена, приобретаемая доля в обществе). Английское право выделяет letter of comfort в отдельную категорию, так как, во-первых, английский законодатель не придает такому соглашению обязательную силу, а, во-вторых, оно описывает лишь намерение лиц заключить в будущем договор, не уточняя условия такого договора. Таким образом, английские юристы придают такому соглашению скорее чисто моральный характер. Letter of intent – более серьезное для сторон соглашение, которое иногда имеет обязывающий характер. Практика американских судов свидетельствует о том, что некоторые положения такого соглашения могут иметь обязательный характер, например, если стороны прямо об этом указали в соглашении или формулировки в договоре явно говорят о желании сторон заключить в будущем договор (неопровержимая правовая презумпция или эстоппель).

Соглашения об эксклюзивности являются широко применяемой в зарубежных странах конструкцией. Смысл данной конструкции состоит в том, чтобы не допустить, чтобы сторона вела переговоры по заключению сделки с другими контрагентами. Первой особенностью, которую необходимо отметить, является срок такого соглашения. Американские специалисты указывают, что зачастую стороны предпочитают внести положения об эксклюзивности в меморандум о взаимопонимании. Отдельное же соглашение об эксклюзивности заключается, если одна из сторон хочет не ограничивать срок действия такого соглашения сроком, указанным в меморандуме[4]. Стоит также рассмотреть последствия нарушения соглашения об эксклюзивности. Зачастую в английской практике взыскиваются расходы, которая понесла пострадавшая сторона, например, сумма, которую она потратила на юридическую проверку контрагента. Взыскание убытков с упущенной возможности заключить иную сделку не предусматривается. Что касается неустойки, то английские суды всегда исходили из презумпции того, что в подобных ситуациях ее взыскать невозможно. Однако дело Cavendish Square Holding BV v Talal El Makdessi[5], рассмотренное Верховным Судом Великобритании, свидетельствует о некоторой либерализации в данной сфере.

Как было указано выше, американское право выделяет два вида предварительных договоров: договор с открытыми условиями, который в некоторой степени схож с нашим рамочным договором и договор с закрытыми условиями. Разница между этими конструкциями состоит в следующем. В договоре с закрытыми условиями стороны уже договорились по всем существенным условиям, однако не подписали договор. В таком случае договор будет иметь обязательный характер для сторон и все вытекающие из этого последствия. Договор же с открытыми условиями – это соглашение, все существенные условия которого еще не установлены сторонами. Он обязывает стороны лишь продолжить переговоры по согласованию условий договора. Если стороны добросовестно пытались достичь согласия, но не пришли к желаемому результату, то для них такое соглашение не будет иметь никаких правовых последствий[6]. Таким образом, вторая конструкцию базируется на добросовестности сторон, которая в каждом отдельном случае оценивается судом. Интересным является и тот факт, что частичное исполнение договора контрагентом придает соглашению обязательную силу.

Пострадавшая сторона по предварительному договору может взыскать убытки или же потребовать исполнения обязательства в натуре. Тогда как пострадавшая сторона, заключившая договор второго типа может оспаривать только добросовестность контрагента и в этой связи требовать от него исполнения в натуре обязательства согласовать условия договора, однако она не имеет права взыскивать убытки.

Немецкая правовая система также знает все выше указанные договорные конструкции. Особый интерес вызывают переговоры и ответственность за нарушение порядка переговоров. Немецкий законодатель устанавливает более широкий перечень юридических фактов, которые порождают обязательственные отношения. Абзац 2 §311 Германского Гражданского Уложения устанавливает, что обязательственные отношения, основанные на принципе добросовестности возникают: ввиду начала ведения переговоров; приготовления к договору, схожих «сделкоспособных» контактов. Последняя категория трактуется законодателем очень широко и понимается не только как конкретные действия контрагента, но и любая информация, которая поступает от него. Так, Федеральный Верховный Суд Германии вынес решение, в соответствии с которым сторона, которая предоставила недостоверные сведения о качестве предоставляемых услуг и при этом обязалась заключить договор в будущем, нарушила обязанность по предоставлению достоверной информации в ходе переговоров. Другая же сторона понесла существенные убытки, которые смогла взыскать в судебном порядке. Таким образом, мы видим, что немецкий законодатель существенно расширил понимание переговоров и действий, за которые лицо может быть привлечено к ответственности[7].

Перевели на дистанционное обучение? Поможем с выполнением заданий. Бесплатно узнай сколько это будет стоить. Гарантия на работы продлена до 100 дней.

Période précontractuelle (преддоговорный этап) во Франции основывается на двух базисных принципах: свобода и добросовестность сторон. Такая норма закреплена в абзаце 1 статьи 1112 Французский Гражданский кодекс.  Свобода сторон означает, что они самостоятельно начинают и прекращают переговоры. Однако во одном из постановлений Кассационный суд Франции указал, что такая свобода не является абсолютной и существует до момента заключения договора или преддоговорного соглашения, которому стороны придают обязательный характер. Добросовестность сторон понимается французским законодателем в нескольких аспектах: во-первых, их уважение по отношению друг к другу в процессе договоров, во-вторых, добросовестное исполнение заключенных соглашений, в-третьих, добросовестный обмен информацией. Законом №2018-287 от 20 апреля 2018 года в статью 1112 было внесено дополнение[8]. В предыдущей редакции статья звучала следующим образом: «В случае допущения нарушения хода переговоров, возмещение ущерба, который возник в результате такой ошибки, не имеет целью компенсацию потери выгод, которые должны были возникнуть в случае заключения договора». Вышеуказанные договор добавил: «…компенсацию потери выгод, которые должны были или могли бы возникнуть в случае заключения договора». По всей видимости, законодатель придал статье более широкое толкование для того, чтобы ограничить возмещение любого позитивного интереса, то есть не только упущенной выгоды от договора, но и потери возможности приобрести ее. Таким образом, преддоговорная ответственность в французском праве носит четко выраженный деликтный характер.  В ходе переговоров могут быть заключены различные виды преддоговорных соглашений. Соглашение о порядке переговоров (accord de négociation) призвано юридически оформить ведение переговоров. Соглашение о порядке переговоров должно содержать два существенных элемента: предмет переговоров (objet des pourparlers) и их срок[9].  Нередко в такие соглашения включаются положения об эксклюзивности. Хотя существует и отдельное соглашение об эксклюзивности, именуемое pacte de préférence. Известен французскому праву и такой институт, как рамочный договор (contrat-cadre), который позволяет партнерам зафиксировать условия, на которых такой договор будет исполнен в будущем.


[1] Донцов А.Н. Сделки слияний и поглощений в практике международных компаний. М., 2017. С. 9.

[2] Schwartz A., Scott R. Precontractual liability and preliminary agreements. Harvard Law Review. Volume 120. January 2007. № 3. P. 664-665

[3] Rischard Stim. Contracts. The essential business desk reference. August 2016. 2nd Edition. 496 P.

[4] Gregory Gostfield. It is a question of what is binding. A look at a letter of intent. Novemeber, 2004.

[5]Сайт Верховного суда Великобритании. [Электронный ресурс] / Дело Cavendish Square Holding BV v Talal El Makdessi // Режим доступа: https://www.supremecourt.uk/cases/docs/uksc-2013-0280-judgment.pdf, свободный. — Загл. с экрана. — Яз.англ.

[6] Американский сайт. [Электронный ресурс] / United States: Enforcing Preliminary Agreements Under New York Federal Law// Режим доступа: http://www.mondaq.com/unitedstates/x/661892/Contract+Law/Enforcing+Preliminary+Agreements+Under+New+York+Federal+Law, свободный. — Загл. с экрана. — Яз.англ.

[7] Сенькина Р.А. Законодательное закрепление института преддоговорных отношений и преддоговорной ответственности в России: анализ и сравнение с немецкой моделью. Международный научно-исследовательский журнал. 2017. № 2-3 (56). С. 58-60.

[8] База нормативных-правовых актов Франции. [Электронный ресурс] / Закон №2018-287 от 20 апреля 2018 года // Режим доступа: https://www.legifrance .gouv.fr, свободный. — Загл. с экрана. — Яз.франц.

[9] Négociations et obligation de confidentialité – Magali Jaouen – AJCA 2016, p.275

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *