Актуальность договорных отношений в сфере энергетики

Договорное регулирование отношений в сфере энергетики по сей день остается важнейшим правовым инструментом, который уже доказал свою эффективность. Обращаясь к законодательству к той или иной страны не сложно заметить, что большая часть норм гражданского права посвящена именно договорам.

Перевели на дистанционное обучение? Поможем с выполнением заданий. Бесплатно узнай сколько это будет стоить. Гарантия на работы продлена до 100 дней.

Однако следует отметить, что правовое регулирование договоров не может в полной мере обеспечить стабильность гражданского оборота. Эту задачу пытаются выполнить новые институты, возникающие на стадии преддоговорных контактов сторон. 

Совсем недавно в Гражданском кодексе РФ нашли свое закрепление конструкции рамочного договора, опциона, опционного договора. Законодатель ввел статью о переговорах о заключении договорах. Появился и такой механизм, как заверение об обстоятельствах. Вместе с тем, преддоговорные отношения несомненно являются гарантией прав сторон, так как уже на этой стадии формируется основа для успешного сотрудничества в будущем. Совершенствование законодательной и доктринальной базы преддоговорного этапа способствует сокращению издержек сторон, экономии времени, а также созданию единообразной практики.

Совершенствование преддоговорного этапа в процессе заключения договоров в сфере энергетики имеет существенное значение по следующим причинам: во-первых, разнородность предмета энергетического права (комплексный характер отрасли) усложняет отношения между сторонами; во-вторых, договорные отношения в сфере энергетики зачастую сопряжены с огромными финансовыми рисками как для частных лиц, так и для самого государства в лице государственных органов и предприятий; в-третьих, доктринальная и нормативная разработка преддоговорного регулирования в энергетическом секторе позволит создать необходимый баланс между частными лицами и государством, избежать возможных злоупотреблений.  

На современном этапе большинством энергетических компаний широко используются такие договорные инструментарии, как рамочный договор, предварительный договор, опционы. Кроме того, компании часто прибегают к отдельным преддоговорным действиям, среди которых наиболее распространенным видом является юридическая проверка документальной базы контрагента. В целом, все институты преддоговорных отношений направлены на формирование и структурирование возникающих договорных отношений.

С другой актуальность рассмотрения института наблюдается и с зрения доктринального толкования. Анализ преддоговорного этапа  максимально адаптировать новейшее явление в частного права современную российскую систему.

Необходимо обратить внимание и на тот факт, что преддоговорный этап в достаточной мере освещался в научной литературе применительно к таким конструкциям, как договор франчайзинга (коммерческой концессии), сделки слияния и поглощения, а также к некоторым другим. Однако же в научной литературе практически отсутствуют исследования преддоговорного этапа при заключении договоров в сфере энергетики.

Несмотря на существование разногласий в доктрине относительно выделения преддоговорного этапа в отдельную стадию процедуры формирования договорных отношений, его роль в современных правовых реалиях сложно переоценить. Именно использование преддоговорных конструкций позволяет структурировать будущие отношения, минимизировать риски, которые, в частности, чрезвычайно высоки в энергетическом секторе, получить необходимые гарантии от контрагентов и, наконец, заключить основной договор.

В современной доктрине до сих пор не решен вопрос об определении о моменте возникновения и прекращения преддоговорных отношений. Однако с точностью можно сказать, что преобладает мнение о том, что преддоговорная стадия начинается момента вступления сторон в переговоры, а прекращаются либо заключением основного договора, либо отказом одной из сторон от заключения договора. Однако далеко не всегда преддоговорный этап завершается заключением договора, именно поэтом в основу определения момента как возникновения преддоговорных отношений, так и их прекращения должен быть положен критерий намерение заключить договор и/или вести переговоры. Такое намерение, в соответствии с подходом отечественного подхода, может быть выражено либо оферентом, либо же акцептантом. Вместе с тем, представляется необходимым включить в субъектный состав и третьих лиц, которые могут представлять интересы сторон. Такой положение, закрепленное в ряде европейских стран, позволило бы не только усовершенствовать юридическую технику на этапе заключения различных преддоговорных конструкций, но и развить институт преддоговорной ответственности в контексте его применения к посредникам.

На данный момент в гражданском законодательстве Российской Федерации присутствуют три основных преддоговорных соглашений: предварительный договор, рамочный договор и опцион на заключение договора. Необходимо отметить, что три вышеуказанных соглашения относятся к группе соглашений, регулирующих основное содержание будущего договора. Именно эти конструкции позволяют сторонам согласовать будущие условия договора, а также закрепить результат, полученный в ходе переговоров.

Реформа гражданского законодательства 2015 года привнесла серьезные изменения в регулирование преддоговорных соглашений. В предыдущей редакции стороны предварительного договоры должны были уточнить все существенные условия, теперь же предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет, а также условия основного договора, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение при заключении предварительного договора. Кроме того, в результате реформы появились две новые преддоговорные конструкции: (ст.429.1), суть которого заключается в определении общих условий обязательственных взаимоотношений сторон, которые могут быть конкретизированы и уточнены в будущем путём заключения отдельных договоров, и опцион на заключение договора (ст.429.2), сущность которого заключается в предоставлении секундарного права стороне на введение основного договора в действие посредством направления акцепта на безотзывную оферт, в чём состоит основное отличие опциона от конструкции предварительного договора.

Помимо группы соглашений о содержании основного договора существуют и дополнительные соглашения, которые по своей природе вряд ли могут быть отнесены к отдельным видам гражданско-правовых договоров и носят чисто организационный характер. К таким соглашениям относятся: соглашения о порядке ведения переговоров, соглашения о конфиденциальности, об эксклюзивности, соглашения о намерениях. Стоит отметить, что в современном гражданском законодательстве отсутствует какое-либо регулирование данной группы соглашений.

Преддоговорные конструкции, содержащиеся в современном гражданском праве Российской Федерации, были во многом заимствованы из опыта зарубежных стран.  Англосаксонская модель регламентации преддоговорных отношений разнообразна в видах преддоговорных соглашений, среди которых можно особо выделить: letter of intent (меморандум о взаимопонимании или соглашение о намерениях), letter of comfort (одностороннее письмо о намерениях), предварительный договор, non-disclosure agreement (соглашение о конфиденциальности), option (опцион), exclusivity agreement (соглашение об эксклюзивности). Каждый из вышеперечисленных договоров имеет свои особенности и детально регламентирован. Романо-германская модель, в целом, не уступает своим разнообразием в видах преддоговорных соглашениях, но больший акцент делается на регулирование не отдельных конструкций, а общих положений, касающихся всего преддоговорного этапа.

Преддоговорный этап в зарубежных странах существует уже на протяжении достаточно продолжительного времени, именно поэтому законодательство, регулирующее вопросы преддоговорного этапа, имеет более прогрессивный характер, чем российское. Недоработки отечественного законодательства связаны с двумя основными проблемами: 1. неточность формулировок, вызывающая неоднородную судебную практику (например, рамочный договор часто путают с договором на открытых условиях или же узкое определение предварительного договора); 2. отсутствие регулирования, как такого (например, о содержании соглашения о порядке ведения переговоров или же отсутствие законодательного регулирования преддоговорных отношений в энергетическом секторе).

Преддоговорный процесс имеет существенное значение для сферы энергетики, именно поэтому зачастую энергетические компании создают целые отделения, занимающиеся только преддоговорной работой. К особенностям преддоговорных отношений в сфере энергетического сектора можно отнести, во-первых, регулирование преддоговорного процесса общими нормами Гражданского кодекса РФ, ввиду небольшого количества специальных норм. Во-вторых, высокая доля обязательных предписаний, подлежащих к исполнению на преддоговорном этапе перед заключением основного договора (технические условия).

Наиболее часто используемой преддоговорной конструкцией в сфере энергетики является рамочный договор, так как именно он позволяет сторонам наиболее удобным для них образом урегулировать отношения, которые зачастую носят долгосрочный характер. Рамочный договор – это договор, благодаря которому стороны могут строить свои отношения постепенно, без надобности поспешного отображения в договоре всех существенных условий. Нельзя забывать и о применении в энергетическом секторе иных преддоговорных конструкций: предварительного договора, опциона на заключения договора, о чем свидетельствуют приведенные в данной работе примеры. Кроме того, все чаще отечественные энергетические компании прибегают к заключению нетипичных для отечественного права таких организационных соглашений, как меморандум о взаимопонимании, соглашение об эксклюзивности, соглашение о конфиденциальности и других.

Институт преддоговорной ответственности, разработанный немецким правоведом и философом Р. Иерингом получил распространение по всему миру. Относительно природы преддоговорной ответственности ходят споры, отличается подход и зарубежных законодателей. Французский законодатель считает, что преддоговорная ответственность относится к виду деликтной ответственности, немецкий же – к договорной. Англосаксонская модель же вообще выбрала, впрочем, как и всегда, особый путь развития института преддоговорной ответственности, основанный на доктрине неопровержимой правовой презумпции. Такие различия в подходах законодателей побудили международную общественность унифицировать нормы, применяющиеся к преддоговорной ответственности. Так, целый ряд положений о преддоговорной ответственности содержится в Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года, а также в международных принципах УНИДРУА.

Перевели на дистанционное обучение? Поможем с выполнением заданий. Бесплатно узнай сколько это будет стоить. Гарантия на работы продлена до 100 дней.

Что же касается института преддоговорной ответственности в Российской Федерации, то по данному вопросу возникает целый ряд проблем, связанных с недавним появлением этой конструкции в гражданском законодательстве Российской Федерации. Преддоговорная ответственность в отечественном законодательстве носит четко выраженный деликтный характер, о чем свидетельствует судебная практика. Преддоговорная ответственность в энергетическом праве может иметь место либо при нарушении порядка ведения переговоров, либо в случаях недобросовестности одной из сторон. Законодателем должно быть уделено особое внимание основанием, по которым сторона может свободно выйти из переговоров. Отсутствие такой нормы создает серьезные риски для субъектов энергетического сектора. Таким образом, можно сделать вывод о том, что преддоговорные отношения, равно как и преддоговорные соглашения, в частности в энергетическом секторе, являются новой и чрезвычайно интересной темой для исследования. Хочется верить, что в ближайшее время появится немалое количество работ, посвящённых преддоговорному этапу с учетом специфики, присущей энергетической сфере.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *