Современные проблемы энергетического диалога Россия-ЕС

Отношения в сфере энергетического диалога России и ЕС остаются достаточно напряженными. На нынешнем этапе Россия продолжает быть в рамках энергодиалога довольно влиятельным актором, который активно использует энергетические рычаги для достижения своих политических и экономических целей. Однако, в полной мере достижение таких целей не реализовано, из чего можно заключить, что энергетическое сотрудничество между Россией и ЕС на современном этапе можно охарактеризовать в терминах энергетической взаимозависимости, имеющей свое непосредственное выражение в сферах торговли энергоносителями, их транспортировки, потребления, а также в области сотрудничества в инвестиционном секторе и энергоэффективности. ЕС для России является традиционным рынком сбыта, ЕС зависит от поставок энергоресурсов из России, в свою очередь ЕС имеет финансовые и технологические возможности, которые способны помочь в модернизации российского топливно-энергетического комплекса.

Заинтересованность ЕС в двустороннем энергетическом сотрудничестве с Россией сводится к обеспечению беспрепятственного доступа ЕС к ресурсно-сырьевой базе России и надежного транзита энергоресурсов на внутриевропейский энергетический рынок, что и является двумя столпами энергетической безопасности ЕС. Европейский Союз к тому же планирует поучаствовать в развитии и освоении ресурсно-сырьевой базы России на основе соглашений о разделе продукции. На сегодняшний день доля структуре импорта нефти, газа и угля из России в ЕС неуклонно растет. По состоянию на 2014 г., Россия в экспорте сырой нефти и природного газа неизменно держит лидерство с 2000 г., а с 2010 г. еще и стала лидером в экспорте угля в ЕС. Согласно данным статистического отчета по энергетике Европейской комиссии 2016 г., из России поставляется 38% общего объема импорта газа (115 160 кубометров), 28,4% общего объема импорта нефти (150 984 килотонн) и 29% общего объема импорта угля (65 733 килотонны). Для ряда некоторых государств-членов ЕС, Россия удерживает энергетическую монополию, являясь чуть ли не единственным импортером природного газа на национальные рынки. По прогнозам Дойче Банка, добыча энергоресурсов в ЕС будет сокращаться, в этой связи России предстоит играть очень важную роль в обеспечении европейской энергетической безопасности путем удовлетворение энергетических потребностей. Главной целью сотрудничества России и ЕС в области энергетики является выполнение прописанных в совместной «дорожной карте энергетического сотрудничества России и ЕС до 2050 года» задач по созданию единого энергетического пространства. Однако, выполнение задач всегда осложняются целым рядом проблем, препятствующих созданию единой энергетической политики между государствами-членами ЕС и Российской Федерацией.

  1. Отсутствие единой стратегии энергетического сотрудничества между Россией и ЕС.

Энергетические отношения России и ЕС сильно осложняются тем, что по сей день отсутствует ясность в определении общих интересов в энергетическом секторе. Эти интересы просто невозможно сформировать из-за отсутствия солидарности стран-членов ЕС в вопросе энергетической безопасности региона. До сих пор в рамках энергетического диалога между Россией и странами-членами ЕС доминирует двустороннее сотрудничество национальных государств, что естественным образом влияет на характер энергодиалога между Москвой и Брюсселем, в котором отпадает прежняя необходимость. Все-таки, стоит признать, что политика в области энергетики всегда рассматривалась государствами-членами ЕС именно как часть системы национальной, а не наднациональной безопасности. Несмотря на передачу множества полномочий на наднациональный уровень, большинство стран-членов ЕС не собираются отказываться от суверенитета в этой области принятия решений.

Позиции стран-членов ЕС разнятся еще и в самом отношении к энергетическому диалогу с Россией. Франция и Германия нацелены на развитие традиционных долгосрочных энергетических отношений с Россией, в свою очередь, Польша и Прибалтийские государства путем диверсификации политического дискуссии пытаются уменьшить энергозависимость от России.

Имеются некоторые разногласия у стран ЕС по структуре энергетической политики. Например, Финляндия имеет высокий интерес к развитию ядерной энергетики, тогда как Германия, Франция и ряд других стран Западной и Северной Европы отказываются от ее использования. Польша же упорно борется за сохранение угольного сектора в европейской энергетике, в силу своих внушительных запасов этого самого угля, а остальной Европейский Союз нацелен на сокращение угольных шахт на своей территории и закрытии оставшихся при сокращении использования угля из-за его неэкологичности и сохранении экспорта угля из ЮАР для покрытия еще имеющегося спроса. Однако, специалисты ожидают, что противоречия на национальных уровнях, препятствующих формированию единой энергетической политики на уровне Европейского Союза, могут исчезнуть в долгосрочной перспективе вследствие формирования единого энергетического рынка.

  1. Отсутствие объединенных энергосистем и единства нормативно-правовой базы энергетической политики между Россией и ЕС.

В ЕС существуют энергосистемы, функционирующие в рамках Союза по координации передачи электроэнергии (UCTE). Они объединяют большинство континентальных электроэнергетических систем ЕС. До настоящего времени российские энергосистемы напрямую не связаны ни с одной энергосистемой, функционирующей в рамках Союза по координации передачи электроэнергии.

В связи с этим, актуализируются меры, которые направлены на гармонизацию российских и европейских энергетических стандартов, в том числе и на упрощение процедур таможенной очистки, способствующие улучшению условий российского экспорта энергетических ресурсов. Координация действий в энергетическом секторе представляется особенно важной в отношении обеспечения безопасности функционирования энергетических инфраструктурных объектов. Осуществление проекта объединения энергосистем на данный момент осложнено из-за несовместимости российского законодательства в сфере энергетики и европейского, а также требует тщательной оценки современного состояния регулирования рынка энергоресурсов в России и ЕС. По данным Министерства энергетики Российской Федерации, в рамках энергодиалога России и ЕС действует механизм консультаций государственных институтов с бизнес-сообществом через тематические группы по самым важным вопросам энергетической политики России и ЕС, осуществляется обмен информацией по состоянию и развитию нормативно-правовой базы и энергетической политики, сближению энергетических политик и стратегий России и ЕС.

Однако, для формирования единой нормативно-правовой базы нет никаких предпосылок и оснований, так как Россия не ратифицировала одного из определяющих документов в европейской политике в области энергетики, а именно Энергетической хартии ЕС.

  1. Попытки политизации энергетического диалога России и ЕС.

Одну из главных ролей в процессе политизации энергодиалога России и ЕС играют некоторые страны Восточной Европы, которые начали периодически выдвигать политические условия для развития энергетического диалога. Прежде всего, это объясняется тем, что при формировании ориентиров энергетической политики ЕС не были учтены интересы некоторых участников. Так, основные цели энергетической политики были выработаны исходя из интересов стран Западной Европы, которые по некоторым пунктам не соответствуют ситуации в Восточной Европе, как в области угольной энергетики. Условная Польша сражается за сохранение угольного сектора в европейской энергетике, тогда как остальной Европейский Союз нацелен на сокращение потребления и производства угля на своей территории.

Кроме того, стереотипные представления о России мешают нормальному энергодиалогу России и ЕС. Например, в выходе российского капитала на европейский рынок на Западе видят не столько коммерческие, сколько политические и геополитические цели, что влечет за собой попытки юридического ограничения притока российского капитала и проведения политики жесткого контроля над поставками энергоносителей. Такие действия вызывают ответные шаги со стороны Москвы, сильно подстегивающие взаимное недоверие. Эти тенденции выразились в требованиях Евросоюза либерализации российского нефтегазовой сектора, разговорах о строительстве энергетической инфраструктуры без России, в том числе и планах по модернизации украинской газотранспортной системы, исключая российское присутствие и наконец, в выдвинутом Еврокомиссией Третьем энергетическом пакете, где предусмотрен один из главных принципов — «принцип взаимности» в инвестициях, по которому доступ на энергетический рынок ЕС компаний не стран-членов ЕС возможен лишь при условии гармонизации внутреннего законодательства и практики в соответствие с законодательством и практикой ЕС.

Практика политизации энергодиалога является еще одним препятствием формирования в относительной перспективе единого энергетического комплекса. Такая практика опасна в двусторонних отношениях, она лишь подталкивает стороны к логике «игры с нулевой суммой», что делает противоречия еще более глубокими, а их решение бесперспективными. Эта опасная тенденция способна серьезно пошатнуть итак хрупкое доверие между такими сильными игроками на международной арене как Россия и ЕС.

  1. Влияние геополитических процессов на энергодиалог России и ЕС.

В долгосрочных геополитических планах Россия тверда в своих стремлениях устранить множество геополитических угроз для обеспечения своей национальной безопасности. Естественным образом, геополитические процессы отражаются на характере энергетического диалога между Россией и ЕС. Например, неопределенный правовой статус Каспийского моря, социально-политическая напряженность в Центральной Азии, непростая ситуация вокруг Ирана и Ирака, усиление азиатского вектора в энергетической политики России (особенно, усиление энергетических связей с Китаем и Японией), спорные арктические участки Баренцева моря – все это затрудняет энергодиалог, стопорит реализацию некоторых совместных энергетических проектов и оказывает сильнейшее влияние на энергетическую политику России по отношению к ЕС. В некотором роде, Европа является заложником собственных геополитических процессов. Например, для России неприемлемо членство стран Прибалтики в НАТО, но упорные споры по этому поводу и аргументация про обещание бывшего генсека НАТО не расширяться на Восток делают еще запутаннее и без того тяжелые отношения. Несмотря на актуальные геополитические проблемы, Россия и ЕС обречены на продолжение энергетического диалога. Сотрудничество России и ЕС в области энергетики является одной из основ развития стратегического партнерства в экономических и политических вопросах. Взаимные интересы в области обеспечения энергетической безопасности способны привести регионы к экономической и политической стабильности.

  1. Проблема транзита энергоресурсов из России в страны ЕС.

Отношения по энергетической оси Россия – ЕС принято рассматривать как одну из важнейших составляющую политики нашей страны в Европе. Однако, ситуация сильно меняется в течение последних 10 лет: изменяются количественные и стоимостные показатели маршрутов нефти и природного  газа, геополитические условия европейского трафика энергоносителей.

Уменьшить зависимость от транзита газа через Украину ПАО «Газпром» удалось за счет строительства новых газопроводов. Сейчас эта тенденция сохраняется. Кроме того, «Газпром» стремился привести в порядок газотранспортную систему Украины, но договориться о совместном использовании этой сети не получилось и переговоры по этой линии закончились фиаско. Российская энергетика отделена от центров сбыта кольцом стран-транзитеров, которые  контролируют транспортные маршруты российского и центрально-азиатского экспорта.  Так сложилось,  что главные маршруты перекачки природного газа еще единого Советского Союза проходили через Украину. При расчленении Советской державы возникли серьезные политические трения между Россией и Украиной и вырос соблазн подменить вполне объективные противоречия по распределению доходов от газовой энергетики чисто субъективным подходом, а именно рассмотрением коллизий со смещением президента Украины Виктора Януковича и нюансами перехода Крымского полуострова под юрисдикцию России.

На сегодняшний день альтернатива такова: нужно либо договариваться со странами-транзитерами,  либо искать обходные маршруты для российских энергоносителей. На Балтике есть такой обходной маршрут — это «Северный поток» и он представляет собой замещающий маршрут в Европу по дну Балтийского моря в обход Украины и Польши. В случае, если Россия решит не использовать газотранспортную систему стран СНГ, Россия рискует лишить себя части европейского рынка. Именно этим транзитным потенциалом и объясняется интерес к Украине. Страны-транзитеры различаются по своему отношению к энергетическим потокам. Украина и Румыния контролируют (наряду с Белоруссией) оптимальные транспортные маршруты российского газа в Восточную и Центральную Европу. Турция, Грузия и Болгария формируют сейчас новые коридоры для транспортировки энергоносителей. Система газопроводов Украины обеспечивает транзит российского газа в страны Европы, ранее поставки газа через Украину осуществлялись даже в южные регионы России. В 2007 году через украинские газопроводы в Европу было прокачано 120 млрд куб. м российского газа, к 2016 этот поток снизился в 4 раза в связи с реализацией проекта «Северный Поток». Основными транзитными странами российских энергоносителей, помимо Украины является Белоруссия и Грузия. Через этих транзитеров поставляется около 225 млрд куб. м газа в сумме. В связи с такими высокими показателями, «Газпром» заинтересован в установлении контроля над газотранспортными системами транзитных стран. Украина стала снижать закупки газа у «Газпрома», предпочитая покупать российский газ по более высокой цене у европейских компаний, поскольку Запад поддерживает Украину с помощью кредитов. Одновременно из-за снижения промышленного производства и бытовых потребностей потребление газа в Украине сокращается. Мощности  транзита через Польшу, Украину и Румынию могут обеспечить планируемые ЕС поставки 200 млрд кубометров в год, но «Газпром» намеревается довести их до 318 млрд кубометров в год – до 30% европейского потребления. Россия на протяжении 10 лет имела преимущество по стоимости и скорости транспортировки энергоносителей перед конкурентами на рынке ЕС – Катаром (23,3% мирового запаса) и Алжиром (13,8%). Однако, из-за эксплуатации протяженных обходные трубопроводы по дну Балтийского моря, эти преимущества сильно размыты. За 15 лет эксплуатации «Голубого потока» через Черное море  федеральный бюджет недополучил 7 млрд долл., тогда как за этот же период наземный  газопровод Ямал–Европа принес 29 млрд долл. одних только налоговых отчислений. Таким образом, переориентация на обходные через транзитные страны маршруты, несмотря на свою очевидность в решении проблемы энергетической безопасности России, способна расширить экономическую нишу для поставок энергоресурсов в ЕС из стран, являющихся конкурентами России на европейском энергетическом рынке, поспособствовать наращиванию добычи сланцевого природного газа и сланцевой нефти как в самой Европе, так и в других добывающих странах и росту поставок сжиженного газа, лидером по импорту которого традиционно является Катар.

  1. Проблемы инфраструктурной безопасности России в энергетическом секторе.

Не менее важным фактором и условием развития энергетического сотрудничества России и ЕС является и состояние нефтяной инфраструктуры. В связи с прогнозируемым увеличением поставок нефти на рынок стран ЕС в условиях растущей интенсивности морских перевозок вдоль берегов этих стран, а также некоторых ограничений судоходства в черноморских проливах возрастает роль трубопроводного транспорта. Для расширения поставок нефти в ЕС растущее значение приобретают балтийская трубопроводная система, а также строительство новой нефтепроводной системы с терминалом на побережье Баренцева моря, что позволит диверсифицировать экспортные маршруты поставки нефти и тем самым повысить их надежность. По данным специалистов компании «Роснефтегазстрой», износ основных фондов в системе магистральных трубопроводов России превышает сегодня 60%. Согласно данным Минэкономразвития РФ, ежегодная потребность в инвестициях для поддержания в рабочем состоянии нефтепроводов составляет 120–130 млн долл. Экономическая несостоятельность России по освоению собственных месторождений приводит к тому, что возникает необходимость привлечения иностранных капиталов.

  1. Проблема энергетической безопасности Российской Федерации.

Одной из первоочередных задач в энергетических переговорах России и ЕС должна стать энергетическая безопасность обеих сторон. Мы уже разбирали в предыдущей главе, что угрозы определяются как внешними (геополитическими, макроэкономическими, конъюнктурными) факторами, так и собственно состоянием и функционированием энергетического сектора страны. Однако, несмотря на независимость России от внешних поставок энергоресурсов, в последние годы проблема энергетической безопасности России становится все острее, это проявляется, прежде всего, в снижении количества осваиваемых месторождений, устареванием газонефтяной инфраструктуры и ухудшением некоторых характеристик уже освоенных и разрабатываемых месторождений. Несмотря на перечисленные проблемы, экспорт энергоносителей из России продолжает неуклонно расти. Для сохранения своей доли на энергетическом рынке ЕС, России необходимо уделить свое внимание реализации новых проектов по разработке новых углеводородных месторождений, которые находятся в районах с очень слабо развитой инфраструктурой, а именно: Западная и Восточная Сибирь, Дальний Восток, акватории Карского и Баренцева морей. На сегодняшний день, разработка новых месторождений становится необходимой из-за того, что некоторые крупные месторождения нефти и газа в России уже существенно использованы. Кроме того, в случае достоверности прогнозов, прирост дополнительных запасов нефти не сможет компенсировать ее текущую добычу в связи с тем, что открытые в последнее время месторождения, в основном мелкие, и запасы нефти в них не превышают нескольких сотен тысяч тонн, а треть из них залиты водой, что делает добычу еще более сложной и дорогой. Ну традиционный пункт по добыче нефти практически на всех месторождениях это высокое содержание серы, технология отделения которой делает себестоимость конечного продукта значительно выше.

  1. Проблема инвестиций в энергетическом секторе.

По данным ежегодного аналитического доклада Международного энергетического агентства «Мировые инвестиции в энергетику в 2016 г.», в 2015 году глобальные инвестиции в сектор энергетики сократились на 10% (с 2 триллионов до 1,8 триллиона долларов в 2014 году). МЭА отмечает, что за период с 2014 по 2015 гг. значительно возросли инвестиции в производство возобновляемых источников энергии.

Не исключением из общих тенденций стали также инвестиционная привлекательность российского энергетического сектора. Поэтому, для активизации инвестиций в сектор энергетики России, решающее значение имеет его поэтапное реформирование на базе рыночных принципов. В первую очередь, видится необходимым разработка стратегий и мер для привлечения потока инвестиций в целях повышения энергоэффективности, а также стимулирования использования возобновляемых источников энергии на предприятиях и в домах. При осуществлении долгосрочных инвестиций в крупные инвестиционные энергетические проекты в России, большое значение имеют факторы риска. Для европейских инвесторов России не хватает, ко всему прочему, предсказуемости поведения внутреннего энергетического рынка и определенности того, что ЕС будет продолжать в прежних или повышенных объемах в средне- или долгосрочной перспективе быть потребителем энергии, полученной в результате реализации энергетических проектов от значительных инвестиций. К тому же, ЕС нужны прозрачность и уверенность в прозрачности сделанных инвестиций и своевременности. Следовательно, одной из важнейших задач развития энергодиалога между Россией и ЕС является достижение более высокого уровня взаимной прозрачности данных о потребностях, инвестициях и поставках.

Смотрите так же:

Цели ЕС в энергетической безопасности и перспективы их достижения
Конкуренты России на энергетическом рынке ЕС
Перспективы решения проблем энергетической безопасности ЕС и участие России. Обеспеченность ЕС энергоресурсами
Проблемы энергетической безопасности ЕС и место России в энергетической безопасности ЕС
Нормативно-правовая база ЕС в сфере энергетики и энергобезопасности
Проблемы энергетической безопасности
Понятие энергетической безопасности

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *